kim373 (kim373) wrote,
kim373
kim373

Categories:

БОГ НЕПТУН НЕ ЛЮБИТ УКРАИНУ. Глава 10. Избиение младенцев (1)



Ну, а чем же живет сегодня ВМСУ? Совершенствуют ли боевую подготовку, отрабатывают ли задачи в море, совершенствуют ли свое мастерство в овладении корабельными специальностями, повышают ли уровень своей классности? По словам верховного главнокомандующего вооруженными силами Украины, сегодня происходит некий сложный процесс «перезагрузки» военно-морских сил. Что понимал П. Порошенко под «перезагрузкой», сказать сложно. По моему разумению, перезагрузить можно компьютер, но как перезагрузить военно-морской флот с кораблями и людьми?  Во-первых, откуда брать новых для загрузки и, во-вторых, куда девять старых после выгрузки? На эти вопросы пан президент, разумеется, не ответил.

С потерей Крыма Украина лишилась двух третей военно-морского флота. Об этом в эфире телеканала «Социальная страна» заявил экс-заместитель министра обороны Украины адмирал И. Кабаненко. По его словам, большая часть украинских кораблей остались в Севастополе, и Россия вряд ли передаст их Украине. «Если взять по суммарному потенциалу, то где-то треть Военно-Морских Сил у нас осталась, по сравнению с тем, что было в Севастополе. Я думаю, что Россия не будет больше передавать нам наши корабли. Потому, что комиссия, которая работала там, уже вернулась. Мы должны создать программу восстановления военно-морского флота», — заявил И. Кабаненко. Что ж, в большой политике всякое бывает, главное, чтобы была политическая воля к возрождению флота, да адмиралы высшую власть тормошили и напоминали о флотских нуждах.

В день ВМСУ 27 июля 2014 года командующий укрофлотом, тогда еще контр-адмирал, С. Гайдук выступил с любопытными заявлениями, которые стоят того, чтобы с ними познакомиться. Во-первых, он заявил, что «учитывая последние события в стране, изменены подходы к празднованию дня флота Украины», что само по себе является глубокой и главное своевременной мыслью. Именно сейчас и надо, прежде всего, заниматься изысканиями новых подходов к праздникам. Других дел у командующего ВМСУ, видимо, не осталось.

Читаем далее: «Хорошо известные в мире дальними походами кораблей, участием в антипиратских и антитеррористических операциях, верностью присяге военно-морские силы Украины начали новый, очень непростой и ответственный этап своего развития. Перебазированный в Одесскую и Николаевскую области, флот в сжатые сроки провел боевое слаживание экипажей и подразделений, быстрыми темпами возобновляет свою боеспособность». С. Гайдук утверждает, что «сегодня корабли и суда, морская авиация и войска береговой обороны выполняют задачи по прикрытию морского и сухопутного участков государственной границы». И в дальнейшем, как сказал контр-адмирал, «с каждым днем будем наращивать возможности военно-морских сил выполнять задачи по назначению». Гайдук поблагодарил украинских военных моряков «за проявленные мужество и решительность».

Ну, о том, что украинские моряки хорошо известны в мире дальними походами своих кораблей, это враки. Большинство людей в мире до сих пор вообще ничего не знает о таком государстве, как Украина. Далее, о каких кораблях говорит С. Гайдук? В лучшие времена в дальний поход ВМСУ вообще могли собрать лишь свой единственный фрегат «Гетьман». Готов поспорить, что теперь о дальних походах, антипиратских акциях и антитеррористических операциях С. Гайдуку придется забыть навсегда. О том, какие возможности будут наращивать три последних корабля украинского флота, сказать сложно, как вообще сложно понять, как вообще можно «нарастить» возможность. Лучше бы уж пан-адмирал изъяснялся на украинской «мове». А то какая-то ахинея получается. Может и хотел человек сказать что-то умное, но получилось, как получилось. К тому же, непонятно, каких именно украинских моряков благодарит С. Гайдук за мужество и решительность. Всех-всех, включая и тех, что остались в Крыму или же только тех, кто убежал на материк?

Вообще-то, после таких громких заявлений следовало бы ожидать, что ВМСУ на самом деле начнут производить какие-то телодвижения, демонстрируя, что они еще что-то могут. На самом же деле люстрация офицеров и уничтожение корабельных экипажей в зоне АТО.

Из сообщения украинской прессы за август 2014 года: «Украинским военно-морским силам удалось возобновить боеспособность большой части кораблей, а также летательных аппаратов авиации ВМС. Так утверждает первый заместитель командующего ВМСУ контр-адмирал А. Тарасов. Он напомнил, что ВМСУ передислоцировались с оккупированной Россией АРК (автономная республика Крым — В.Ш.) и Севастополя в Николаевскую и Одесскую области. По словам Тарасова, о возобновлении боеспособности свидетельствует постоянный рост числа экипажей и других коллективов, которые выполняют задания по предназначению в Черном море и на суше. Контр-адмирал отметил, что Украине довольно быстро удалось восстановить техническую готовность и провести боевое слаживание ракетного катера «Прилуки», десантного судна «Кировоград», учебных катеров «Новая Каховка» и «Смила». Они наряду с другими боевыми единицами и фрегатом «Гетьман Сагайдачный» выполняют задания по прикрытию морских рубежей Украины. Он сообщил, что самолеты и вертолеты морской авиации удалось сохранить своевременной их передислокацией на аэродром материковой Украины».

Прокомментируем цитату. Пассаж о росте численности экипажей следует понимать, что предыдущие экипажи с кораблей остались в Крыму или разбежались уже в Одессе, иначе данная фраза просто лишена всякого смысла.

Впрочем, словам контр-адмирала А. Тарасова я не верю и вот почему. В украинской прессе уже несколько раз прошла информация, что в АТО начали отправлять матросов с немногих уцелевших после «крымской Цусимы» кораблей ВМСУ. Так не так давно были сняты матросы с тральщика «Гениченск», которых, наскоро переодев в защитную форму и берцы, кинули на убой в зону АТО. Разумеется, это произошло не от хорошей жизни. На Украине срываются нескончаемые волны мобилизаций, и поэтому приходится выскребать последнее. Но, господа-паны, ежели вы хотите что-то вменяемое хотя бы в прибрежных лиманах, так не уничтожайте же последние подготовленные кадры, которые у вас еще остались. Пехотинцы из корабельных рулевых и радиометристов выйдут аховые. А новых, хоть с каким-то опытом реальной корабельной службы, вам в ближайшем будущем уже не подготовить! И опять вопрос, что это — идиотизм или окончательный отказ от будущего флота? Мое мнение — и то, и другое. Если команду тральщика «Гениченск» бросили в АТО, то каким образом этот самый рейдовый тральщик может «выполнять задания по предназначению». Даже если на него нагнали неких селян, это не значит, что тральщик сможет грамотно тралить мины.

Вообще на сегодняшний день в ВМСУ самой ходовой и боеготовой в соответствии со своим предназначением единицей является сухогрузная баржа «Сватове». Построенная на совесть советскими корабелами, «Сватове» прослужит еще не один десяток лет. Если ее под шумок куда-нибудь не продадут.

Вот еще одно типичное сообщение 3 октября 2014 года о стремительном росте уже береговой составляющей боевой мощи ВМСУ: «Новенькие крупнокалиберные пушки под названием «Гиацинт» смогли уже получить артиллеристы военно-морских сил Украины. Своей новинкой военные планируют укрепить береговые линии Одесской области. Вооруженные комплексы типа «Гиацинт» уже прошли первые испытания. Попасть во врага такими пушками можно на расстоянии 30 километров. А одного выстрела достаточно, чтобы уничтожить корабль типа «корвет». Сейчас артиллеристы усиленно тренируются. Учатся поражать наводные цели каждый день. Сколько именно пушек в их пользовании военнослужащие не признаются. Ведь это военная тайна. Одновременно уверяют оружия достаточно, чтобы защитить морские рубежи вдоль всей Одесской области от предполагаемого врага».

В данном сообщении все вранье. И то, что «Гиацинт» — это некая украинская новая артиллерийская система, т.к. на самом деле 152-мм самоходная пушка 2С5 “Гиацинт” была создана еще в СССР в 1968 году (причем даже не на территории УСССР, а в далекой Перми) и на настоящее время уже давно морально устарела. Во-вторых, Украина сегодня просто не в состоянии производить «новенькие крупнокалиберные пушки под названием «Гиацинт»» и те, что привезли на одесское побережье — это просто расконсервированное и покрашенное старье. Ну, и последнее. На самом деле «Гиацинты» не предназначены для ведения огня по быстродвижущимся морским целям. Они предназначены исключительно «для подавления и уничтожения средств ядерного нападения, поражения органов управления, тылов, живой силы и боевой техники противника в местах сосредоточения и в опорных пунктах, а также для разрушения фортификационных сооружений», т.е. для стрельбы по заранее выявленным координатам. Палить из них по скоростным ракетным катерам и корветам, все равно, что палить из пушки по воробьям. И опять вопрос, для чего притащили под Одессу «Гиацинты», только для того

чтобы пропиарить свою несуществующую военно-морскую мощь, или же адмиралы ВМСУ на самом деле не имеют понятия как и каким оружием пользоваться на войне? Так, что утверждение украинских военнослужащих, что «оружия достаточно, чтобы защитить морские рубежи вдоль всей Одесской области от предполагаемого врага» надо воспринимать, как неудачную шутку. Как говориться, «Гиацинт» в руках дикаря — страшное дело.

Х        Х        Х

Совершенно очевидно, что вопрос с «возвращением» Крыма Украине исчерпан уже навсегда. Азовское море для Украины теперь «озеро» Но есть более интересный вопрос, который практически никем не поднимается — это новые морские границы в Азовском море и доступ к его акватории. Последнее заявление о делимитации границ морского пространства в Азовском и Чёрном морях было подписано в 2012 году В. Путиным и В. Януковичем. Однако окончательное решение тогда так принято и не было. Условно граница проходила по Керченскому проливу, но конкретное видение этой границы у стран было разным. После вхождения Крыма в состав России всякие разговоры об урегулировании этого вопроса, естественно, прекратились. Теперь никаких официальных морских границ там не имеется, тем не менее, абсолютно ясно, что весь Керченский пролив сегодня остался за Россией, как и участок Азовского моря, прилегающий к берегам Крыма. Крымский участок Чёрного моря, естественно, так же потерян Украиной. Отныне всякий проход кораблей и судов из Азовского моря в Чёрное море и обратно без разрешения России уже просто невозможен. Соответственно, доступ к Азовскому морю имеется только у кораблей Черноморского флота России. Что касается границ Украины в Азовском море — то ими условно можно считать 22-километровую прибрежную зону: так определяются границы государств в любых морях и океанах. Украинская сторона имеет в портах Мариуполя и Бердянска лишь небольшое количество катеров, которые перебазировались туда во время «Крымского кризиса». То есть де-факто Украина сейчас может надёжно контролировать только прибрежную зону Азовского моря от прифронтового поселка Широкино до прибрежного поселка Стрелкового (граница Украины и России в Республике Крым). Участок прибрежной зоны от российской границы (Новоазовск) и до Широкино находится под контролем Донецкой народной республики. ВМС Украины на Азовском море способны лишь на борьбу с диверсантами ополченцев, и то, как мы знаем, терпят одни поражения. Что касается создания какой-либо угрозы России — то здесь крыть нечем: акватория российской части Азовского моря контролируется катерами Черноморского флота РФ. Примечательно, что любая цель в Азовском море может быть поражена противокорабельной ракетой с Крыма или с кораблей Черноморского флота, которым даже не придётся покидать акваторию Чёрного моря. Ещё один возникший вопрос, связанный с морскими границами, — неопределённость в районе западного побережья Крыма. Расстояние от берега Республики Крым до берега Украины здесь составляет от 15 до 40 км — то есть применить стандартное международное законодательство невозможно — странам просто не хватит места для создания 22-километровой зоны территориальных вод. При этом именно в этом районе имеется несколько богатых нефтью шельфов. В таких случаях часто граница определяется по срединной линии, но отношения между Украиной и Россией сейчас не предрасполагают к конструктивным переговорам. Вопрос не будет решен до того момента, пока Украина не признает присоединения Крыма к России. Тем не менее, вызвать локальные обострения в отношениях этот вопрос может.

Ну, а как ВМСУ участвует в боевых действиях против ополченцев Новороссии? Ведь корабли должны же были, хоть что-то делать! Сразу же после начала боевых действий на Донбассе, в украинской прессе появилось сообщение о героическом походе фрегата «Гетьман Сагайдачный» из Одессы к Очакову и обратно. Тогда он, якобы, «навел шорох» на  весь Черноморский флот России и только поэтому перепуганные российские адмиралы отменили морской десант на Одессу. Большую чушь трудно себе и представить. Да если бы  Черноморский флот действительно планировал десантную операцию под Одессой, как в 1941 году, то бедняга «Гетьман» был бы уничтожен еще в одесской гавани, не спев сыграть боевую тревогу.

Из сообщений украинской прессы: «14 марта судно (так в тексте — В.Ш.) вышло из одесского порта и прибыло в заданный район Чёрного моря. При патрулировании морской границы Украины экипаж фрегата обнаружил четыре военных корабля Черноморского флота РФ и два вертолёта огневой поддержки Ми-35. «Россияне пытались пересечь морскую границу Украины, — сообщили в командовании военно-морских сил Украины. — Командир «Сагайдачного» капитан 1 ранга Р. Пятницкий вступил в переговоры с нарушителями и потребовал от них покинуть территориальные воды нашей страны, однако россияне не сменили курса, и продолжал двигаться в сторону Украины». После этого на украинском судне была объявлена боевая тревога и «Сагайдачный» пошёл на сближение с кораблями РФ. В итоге россияне всё же отступили в нейтральные воды. Вооружение «Гетьмана Сагайдачного» в ходе инцидента не применялось. В настоящее время фрегат продолжает патрулировать морскую границу Украины». Вот на этом пропагандистском симулякре, собственно, вся боевая деятельность кораблей ВМСУ и закончилась.

Впрочем, надо признать, что украинцам удалось сохранить сторожевые корабли и патрульные катера пограничной службы, которые, не дожидаясь развязки событий, успели удрать из Крыма в Одессу и Мариуполь, всего одиннадцать вымпелов различных плавсредств.

Удивительно, но имея полное господство в небе (у Донецкой республики просто нет военной авиации!) и на Азовском море (у Донецкой республики нет ни одного боевого корабля!) Киев умудрился полностью потерять контроль и над морем, и над побережьем. После двукратного разгрома и оглушительной потери четырех пограничных катеров от огня береговой артиллерии ДНР, оставшиеся катера затаились частью в Мариуполе, а частью в Бердянске, не рискуя больше показываться в открытом море. Наряду с этим, Донецк, наоборот, последовательно наращивает свое присутствие на Азове.

О том, что при желании и умении можно достаточно быстро создать временный достаточно эффективный прибрежный флот говорил опыт войны в Абхазии. Тогда в разгар абхазско-грузинской войны 1992 года в Пицунде неожиданно появились вооруженные суда весьма необычного вида. дело в том, что гражданский капитан Лев Катиба со своими товарищами сумели установить пулеметы и неуправляемые реактивные снаряды на прогулочные теплоходы «Комсомолец Абхазии», «Сухум», катера «Радуга-5» и «Радуга-08», а также на морскую самоходную баржу. И с этой реальной военной силой на море вынуждены были считаться грузинские военные. Что же касается самодельной флотилии абхазов, то она приняла самое активное участие в освобождении города Гагры. Так почему бы подобному военно-морскому  флоту ДНР не появиться в скором времени и в Азовском море? Там нет Пицунды, зато есть Новоазовск.

Разумеется, события не заставили себя долго ждать. Уже 1 сентября 2014 года два катера береговой охраны Украины в районе при попытке обстрелять позиции защитников Новороссии у побережья между Новоазовском и селом Безыменным были накрыты артиллерией ополченцев Донецкой Народной Республики. При этом оба катера были уничтожены, часть моряков была ранена и убита. 4 октября 2014 года береговая охрана ДНР из минометов накрыла еще два украинских пограничных украинских катера в районе между Широкино и Безименное, которые намеревались произвести набег на Новоазовск. Идея эта с самого начала была провальная: катера типа «Гриф» предназначенные для ловли браконьеров, имеют лишь турельно-башенную пулемётную установку «Утес-М» калибром 12,7 мм. Палить из нее с моря по Новоазовску, то же самое, что стрелять по нему из рогатки. Не удивительно, что набеговая операция обернулась для Украины полным позором. Пограничный катер BG-119 с дистанции трех морских миль был потоплен, выпущенной ополченцами, управляемой ракетой. На нем погибло несколько моряков, в том числе и командир катера. Через несколько дней при схожих обстоятельствах был потоплен еще один катер. На этом боевая деятельность украинских моряков собственно и закончилась.

И вот уже украинские СМИ панически сообщают, что «нападающие, обычно на двух-трёх катерах, приближаются к побережью и проводят обстрел позиций украинских силовиков из миномётов, крупнокалиберных пулемётов и стрелкового оружия». По сведениям тех же источников, «8 и 12 июля 2014 года диверсантам удалось полностью разрушить два украинских пограничных пункта, причём несколько пограничников погибли или были ранены. В окрестной акватории Азовского моря был введён запрет на плавание в ночное время, началось усиленное патрулирование».

Вместо кораблей ополченцы весьма эффективно используют обычные маломерные катера, с дополнительными подвесными моторами. На катера устанавливается один-два пулемета и все, можно в бой. Небольшие группы таких катеров регулярно подходят не только к Мариуполю, но даже к Бердянску, открывая

огонь по украинским объектам на берегу. Как любят говорить в Донецке: «Донбасс порожняк не гонит!» И хоть реальная эффективность таких ударов не слишком велика, однако эти «комариные укусы» весьма неприятны, а кроме всего прочего, отвлекают для прикрытия побережной черты солидные силы, ведь кто его знает, что в голове у этих донецких, сегодня просто стреляют, а завтра возьмут да и высадят тактический десант в глубоком тылу. Поди, потом, разбирайся с ним! Вообще нынешняя ситуация на Азове поистине уникальна, имея превосходство во всем, полностью проиграть партию! Кому-то это может показаться невероятным, но, ВМСУ не было бы ВМСУ, если было, хоть немного по-другому.

Из статьи спецкоров «Комсомольской правды» Д. Стешина и А. Коц «Азовская флотилия ДНР — самое секретное подразделение ополчения» от 7 мая 2015 года: «В составе Азовской флотилии Донецкой народной республики катера нескольких типов. В основном — это, конечно, типовые рыбацкие лодки и «байды». Больших морских сражений на Азове пока не было. А соответственно пополнить флот за счет «отжатых» украинских катеров возможностей не представилось. В идеале катер «москитного флота» — из композитных материалов, плохо заметный для корабельных средств слежения, с двумя или даже четырьмя подвесными лодочными моторами японского производства. Мощность в совокупности может доходить до 1000 лошадиных сил. Экипаж — 10 человек со стрелковым оружием, на борту — РПГ и пулеметы. Огонь обычно открывается по надстройкам судна. В «москитном флоте» ДНР на катерах стоят крупнокалиберные «Утесы», автоматические гранатометы. И, по словам ополченцев, «ПТУР поставить дело даже не пяти минут, а двух, и катер автоматически превращается в ракетный».  Кстати, именно управляемым реактивным снарядом летом прошлого года силы ополчения потопили катер береговой охраны ВМФ Украины. После этого «конфуза» украинские «мариманы» стали более осмотрительны и стараются близко не подходить к зонам, контролируемым ополчением. При необходимости «москитный флот» ДНР может совершать стремительный прорыв к береговой линии и высаживать десант в тылу противника, прикрывая пехоту с моря. Конечно, ни о каком паритете на Азовском море между донецкой флотилией и ВМФ Украины речь не идет. Но и слишком грозным украинский флот вряд ли можно назвать. Дело в том, что после перехода Крыма в состав России Азовское море для Украины фактически стало озером. Проход через Керченский пролив теперь возможен только с разрешения Российской Федерации. Еще год назад украинский Керченский отряд морской охраны перебазировался в Бердянск в составе двух пограничных сторожевых кораблей проекта «Тарантул» и 10-ти небольших катеров проекта «Гриф» и «Калкан». По сути, украинский флот на Азове может контролировать только прибрежную зону от Широкино до Стрелкового. Дальше — уже территориальные воды Крыма, то есть — России.

Надо сказать, что сегодня существует серьезная неопределенность с западным побережьем Крыма. Дело в том, что расстояние от берега полуострова до берега Украины здесь колеблется от 15 до 40 километров. Получается, что России и Украине просто не хватит места для создания классической 22-километровой зоны территориальных вод. Кроме того, именно в этом районе найдены несколько богатых нефтью шельфов. Это еще более обостряет ситуацию. В подобных случаях обычно принято определять границу по срединной линии. Но сегодня отношения между нашими странами никак не способствуют конструктивным переговорам. И они не начнутся, пока Украина «де-юре» не признает присоединения Крыма к России. А потому в недалеком будущем в этом районе вполне могут начаться провокации со стороны Украины.

Но вернемся к военно-морским силам Украины на Азовском море. В открытом бою на море тот же «Гриф» вряд ли сможет навязать серьезную борьбу быстроходным «джонкам» ополчения. А из серьезного вооружения у него — турельно-башенная пулемётная установка «Утес-М» калибром 12,7 мм.  В случае необходимости высадки десанта на берег, позиции противника сначала обрабатываются с моря — из гранатометов, крупнокалиберных пулеметов и стрелкового оружия. Бронировать катера нет никакого смысла — они потеряют свое главное преимущество, быстроходность. На море и на суше операции «москитного флота» выглядят так: обстрел объекта, постановка дымовой завесы, отход. Под прикрытием с моря к берегу подходят катера, и происходит высадка штурмовой группы, которая должна подавить огнем позиции противника. Захватывается прибрежный плацдарм, а у катеров есть время на доставку подкрепления для передовой группы.  Впрочем, с таким же успехом Азовская флотилия может устраивать диверсионные рейды в тыл врага. Как это уже было летом прошлого года, когда с моря были серьезно потрепаны две украинские пограничные заставы. Личный состав «Тайфуна» — «славянцы», прошедшие осаду города и летние бои в приграничье».

Впрочем, воевать ополченцам Донбасса с укровоенморами на Азовском море вроде, как и не к чему, так как те… взрываются сами по себе. Так, 7 июня 2015 года, по сообщению погранслужбы Украины, на выходе из бухты Мариупольского отряда морской охраны по неустановленным причинам подорвался украинский пограничный катер типа UMS-1000. Из семи военнослужащих, находившихся на борту, двое получили ранения. При этом тяжело поврежденный катер восстановлению не подлежит.

Если с кем сегодня и воюют украинские военморы, то с собственными согражданами. Так не так давно было строжайше запрещено плавание маломерных судов в территориальных водах Черного моря в темное время суток, выпуск маломерных судов за пределы двух миль, проведение любых водолазных работ и ныряние дайверов. Теперь осталось, разве что, и с пляжей людей разогнать, а вдруг, они там чего задумают?

…Последний боеспособный украинский пограничный корабль со значимым именем «Донбасс», загнанный в дальний северо-западный угол Азовского моря, уныло ждет своей участи. Дела на катере обстоят откровенно плохо. Нет, катер не попадал под обстрел под Мариуполем, как его систершипы. Все дело в том, что пока катер базировался в Мариуполе, команда растащила с него все, что только могла. В результате «Донбасс» остался даже без навигационной радиолокационной станции. Из украинской прессы: «Волонтеры из «Вернись живым» обеспокоились судьбой единственного в Азовском море сторожевого корабля «Донбасс». Корабль выходит на боевые дежурства без радара, тепловизора и любых средств ночного видения. Киборгам нужен суперприцел, чтобы обороняться ночью… Команда ПСКР «Донбасса» уверяет, что если бы у них были «глаза и уши», они бы не позволили ни одной лодке беспрепятственно пройти мимо них. Но пока «Донбасс» — как ёжик в азовском тумане. У корабля символичное название и весьма символические возможности… Для возвращения боеспособности кораблю требуются: 30 тысяч долларов на радар, 62 тысячи гривен на тепловизор…» Бедные украинские пограничники просят скинуться им на хорошую РЛС, но кто же им ее даст!! Впрочем, возможно, что они уже приняли решение топить свой катер и воевать на берегу, тогда, действительно, и очки на что-то сгодятся.

Думаю, что бежавшие сгоряча из Керчи в марте 2914 года, бросив семьи и все нажитое барахло, украинские моряки-пограничники, сейчас кусают локти, что не поступили иначе. Ведь что их ждет впереди? Семьи остались в Крыму, сами они в прифронтовом Мариуполе, судьба которого может измениться в любой момент. Что же дальше? Можно, конечно, окончательно бежать в Бердянск, чтобы затопить там свои последние катера, и уже по сухопутью пробираться в Одессу, в надежде, что там подыщут какую-нибудь должность и дадут крышу над головой. Иного варианта просто не существует.

Ситуация, аналогичная «Донбассу», произошла еще одним украинским  судном морским буксиров «Корец» (не путать с героической российской канонерской лодкой «Кореец»!). В настоящее время морской буксир «Корец», укомплектован частью команды, оставшегося в Севастополе тральщика «Черкассы». Дело в том, что старая профессиональная команда буксира в полном составе осталась в Севастополе, не пожелав перебираться на Украину. После прибытия буксира в Одессу на нем сразу же пропала радиолокационная станция. Кто и куда ее продал, так и осталось тайной за семью печатями, а буксир остался без локации. Сегодня деньги на оборудование собирает волонтерское движение «Вернись живым».

Пускай вас не вводит в заблуждение слово «буксир». С такой командой «Корцу» приходится выполнять не совсем буксирные задачи. Узнав, что мы закупили радар для сторожевого корабля «Донбасс», к нам обратились офицеры «Корца». Для защиты одесского побережья радар необходим, как воздух», — заявляют волонтеры. Какие особые задачи может выполнять безоружный старый буксир совершенно непонятно. Может быть, теперь именно ему доверена музейная миссия, оставшейся в Севастополе, подводной лодки «Запоріжжя»? Ну, а стоимость французского радара «Furuno», который уже получил позитивные отзывы команды «Донбасса» (губа, как говорится, не дура!), составляет 14,5 тысяч долларов. Но денег на радар, несмотря на все потуги волонтеров, никто так и не дал. В принципе, и правильно, что не дают. Ты тут отдашь кровные доллары, а где гарантия, что «Furuno» не загонят на сторону, как и его предшественника РЛС «Дон»? Так и стоит в порту «выполняющий не совсем буксирные задачи» буксир «Корец» без навигационного локатора и без перспективы в обозримом будущем выйти в море.

via

Tags: Бог Нептун не любит Украину, ВМФ, Украина, литература, свидомизм, страна 404
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment