kim373 (kim373) wrote,
kim373
kim373

МЕТОДОЛОГИЯ «УКРАИНОЦЕНТРИЗМА»: КРИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Оригинал взят у yadocent в МЕТОДОЛОГИЯ «УКРАИНОЦЕНТРИЗМА»: КРИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
Методология истории, как известно, изучает специфику основных теоретико-методологических направлений в исторической науке, различных научных школ и в целом формирует научно-познавательные предпосылки для проведения конкретно-исторических исследований.
Ключевыми принципами исторической науки являются принципы конкретности, историзма, объективности, опоры на исторические источники, историографической традиции.
Напомним, что еще в середине XIX в. оформились два основных методологических подхода, научно анализирующих историю человечества. Это формационный подход или исторический материализм К.Маркса и Ф.Энгельса и цивилизационный, у истоков которого стояли О.Конт, Г.Спенсер, И.Тэн, Н.Я.Данилевский, А.Тойнби и др.



XX век кардинально изменил положение истории в обществе. Некогда слывшая «царицей наук», история сегодня переживает глубокий кризис, одной из характеристик которого является взаимоотчуждение истории и общества, утрата к ней общественного доверия и, соответственно, резкое падение ее социального статуса. Глубинные причины такого положения, как считается, следует искать в исторической методологии, не сумевшей найти адекватный ответ на вызовы времени. В катастрофических потрясениях XX в. потерпели крушение традиционные основания классической историографии: убеждение в разумности мира, вера в прогрессивный характер исторического развития и т.д. Поэтому на протяжении столетия, особенно второй его половины, шел трудный, противоречивый процесс формирования новой истории. В его основе – радикальное теоретико-методологическое перевооружение исторической науки, связанное с поисками нового социального статуса истории. Она превращается в широкую социокультурную дисциплину, изучающую человека во времени и тем самым способствующую его лучшему пониманию. Особое внимание уделяется гуманизации исторической науки как важнейшей характеристике ее современного состояния.
В приложении к отечественной исторической науке одним из наиболее проблемных и болезненных вопросов остается период Великой Отечественной войны, деятельность украинских националистов в и связанное с этим явление коллаборационизма.
Напомним, что еще в 1997 году Кабинет Министров Украины, во исполнение поручения Президента от 28.05.1997 утвердил Правительственную комиссию по изучению деятельности ОУН-УПА во главе с вице-премьер-министром. В Институте истории Украины НАНУ была сформирована рабочая группа историков при комиссии под руководством профессора С.В.Кульчицкого. На протяжении 7 лет эта группа выпустила 28 книг и в первый год президентства В.Ющенко был издан итоговый документ «Фаховий висновок робочої групи істориків при Урядовій комісії з вивчення діяльності ОУН і УПА», а также коллективная монография «Організація українських націоналістів і Українська повстанська армія. Історичні нариси».
Авторы ввели в научный оборот обширный фактический материал, старательно опровергли мифы традиционной советской историографии, заполнили ряд «белых пятен» в истории ОУН-УПА, подчеркнув масштабы движения, его «державотворчу діяльність у ході визвольних змагань».
Однако, политическая конъюктура значительно нивелировала положительное значение этого труда. Канадский историк, доктор наук Виктор Полищук в 2006 году резко раскритиковал «Фаховий висновок», указав на откровенную тенденциозность его авторов С.Кульчицкого, А.Кентия, Г.Касьянова; их полное смыкание с ангажированными бандеровскими источниками; опору на «сознательно селекционированную историографию», игнорирующую неудобные факты, в частности откровенный коллаборационизм главарей ОУН-УПА; замалчивание фактов преступной деятельности, откровенного террора и этнических чисток, проводимых бандеровцами [4]. Прискорбно, что работа Полищука была фактически проигнорирована, а вот «Фаховий висновок» издан полумиллионным тиражом и распространен в обязательном порядке по всем школьным библиотекам Украины.
Более основательная критика «Фахового висновка» была дана днепропетровскими учеными В.В.Иваненко и В.К.Якуниным в монографии «ОУН-УПА во Второй мировой войне: проблемы историографии и методологии» (2006). Авторы справедливо указали на его ненаучный характер и политизированность; тенденциозный подход, ошибочные тезисы и постулаты; явно предубежденные интерпретации ряда событий, явлений, фактов; откровенную направленность на реабилитацию ОУН-УПА и ревизию итогов Великой Отечественной войны [1].
В последующих работах они вычленили и подвергли справедливой критике концепцию идеологического «украиноцентризма», в последние годы активно использующуюся в качестве «новой методологии» исследований, указав, что этим преследуются две главные цели: отрицание феномена массового героизма советского народа и дискредитация советского патриотизма как одного из основных факторов консолидации народов СССР в Великой Отечественной войне.
В дальнейшем критику методологии «украиноцентризма» развернул молодой донецкий историк Алексей Мартынов, который квалифицировал ее как модернизированную версию украинского «интегрального национализма» бандеровского направления, а «концентрированным изложением этой новой исторической схемы (а вернее, мифологемы)» назвал вышеупомянутый «Профессиональный вывод» «рабочей группы» под руководством Кульчицкого. Концепция «украиноцентризма», созданная на идеологической основе эмигрантской историографии, предлагает чисто ревизионистский, резко антисоветский и антироссийский взгляд на историю Второй мировой войны и российско-украинских отношений в целом. Мартынов вычленил такие основные черты данной концепции:
Замкнутость и ограниченность историографии (следование консервативной историографической традиции, сформированной еще в 1940-90-е гг в эмигрантских центрах наподобие «Свободного Украинского университета» в Мюнхене); шельмование идеологических оппонентов (нетерпимость к любым другим направлениям, открытая враждебность к советской, современной российской и антифашистской украинской историографии, навешивание на них ярлыков «антиукраинских» и «тоталитарных»); историко-правовой нигилизм (субъективность и тенденциозность историографии «украиноцентризма», игнорирование юридического аспекта проблемы ОУН-УПА вопреки нормам международного права, в частности положений Приговора Международного Военного Трибунала в Нюрнберге, Конвенции о предупреждении преступления геноцида 1948, Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям 1968 и др.); создание необандеровских культов (активизировавшееся при президенте Ющенко создание искусственных общественно-политических культов, призванных прославлять и популяризовать нацистских пособников, идеологов и главарей украинского национализма Р.Шухевича, С.Бандеру, В.Кука, Андрея Шептицкого и др.); использование административного ресурса [2, с.243] (продвижение «украиноцентризма» в жизнь при помощи прямых административных мер со стороны государственных органов, в первую очередь президентской вертикали власти, а в последние годы – прямое насилие против исследователей, не согласных с такими трактовками).
Отметим, что, кроме Мартынова, в подобном антиревизионистском ключе работают также такие современные историки как Александр Дюков (Москва), Анатолий Чайковский (Киев), Олег Росов (Днепропетровск), Владимир Воронцов (Крым), Сергей Барышников (Донецк) и другие.
Однако, в современной украинской историографии, к сожалению, преимущественно наблюдается отчетливая тенденция к идеализации деятельности ОУН-УПА, особенно обострившаяся в последние годы, когда к власти после «Майданного переворота» 2014 года пришли откровенно пронацистские силы. Сегодняшник украинские исследователи зачастую преувеличивают вклад националистов в борьбу против нацистских оккупантов, крайне героизируют участников оуновского движения, замалчивают или оправдывают фактически союзнические отношения ОУН-УПА с немецкими войсками, спецслужбами, оккупационной администрацией, проведение ими боевых действий и террора против Красной Армии, советских партизан, мирного польского и украинского населения и даже полностью отрицают существование такого явления как украинский коллаборационизм (В.Сергийчук).
Например, И.К.Патриляк голословно утверждает, что УПА вела борьбу с рейхом «самовіддано, масштабно і безкомпромісно… нацисти з 1942 р. саме в українських націоналістах бачили найбільшу загрозу своєму пануванню в краї. УПА зробила максимум, що в такій ситуації могла зробити партизанська армія» [3, с.410-411]. Хотя, как убедительно показано в многочисленных документах, вооруженные действия националистов против оккупантов носили крайне ограниченный характер. Руководство УПА осторожничало в выступлениях против немецких гарнизонов, рассматривая как главную задачу отпор «нової більшовицької окупації». Не случайно ни в одной из работ по истории ОУН-УПА не приводятся обобщенные статистические данные о том, сколько фашистских оккупантов было убито и ранено, сколько танков, бронемашин, поездов уничтожено УПА.
Также В.О.Шайкан и другие авторы, подчеркивая ситуативность и временность сотрудничества ОУН-УПА с оккупантами, утверждают, что такие соглашения имели только тактический характер. Таким образом они, как замечают В.В.Иваненко и В.К.Якунин, из конъюктурных соображений пытаются любой ценой обелить бандеровское движение, вывести его за рамки никем никогда не опровергнутых обвинений в коллаборационизме.
Курс на героизацию ОУН-УПА поддерживается также ныне правящими политическими силами, представителями властных структур и академических институтов. Как заметил известный историк, академик П.П.Толочко (недавно отправленный в отставку новыми «пост-Майданными» властями Украины), часть ученых обслуживает современную политическую конъюнктуру, живет по принципу: чего угодно? А сегодня «угодно» говорить, что бандеровцы – это герои-освободители Украины – и они про это говорят.
В независимой Украине еще с 1991 года культивировался ряд националистических мифов, таких как: «Бандера, Шухевич, Василь Кук и другие лидеры ОУН-УПА – легендарные личности, герои-борцы за Украину»; «ОУН – общеукраинское явление»; «Именно УПА сыграла решающую роль в развертывании сопротивления нацистам на западноукраинских землях»; «Великая Отечественная была чужой войной для украинского народа» и т.п.
Подобная мифологизация, а также другие негативные черты методологии «украиноцентризма» категорически противоречат вышеуказанным основополагающим принципам исторической науки, а именно принципам историзма, объективности, опоры на исторические источники, историографической традиции.
Острые дискуссии между двумя разными концепциями истории Украины периода Второй мировой войны продолжались относительно свободно до недавнего времени. Носителями одной из них являются ветераны УПА, политические и общественные организации, считающие себя правопреемниками ОУН, ученые, разделяющие их взгляды. Выразители другой концепции – это ветераны Великой Отечественной войны, а также профессиональные историки, которые стоят на их позициях. Представители этих двух концепций занимают диаметрально противоположные позиции по ключевым проблемам истории, дают разные ответы на вопросы сущности и характера войны, кого считать героями, а кого – врагами, как оценивать военные события 1941-1944 гг на территории Украины, как относится к дню 9 мая.
Достойно сожаления, что в современной отечественной историографии «украиноцентристский» подход стал доминирующим. На практике это приводит к неадекватным характеристикам ряда событий прошлого, тенденциозной их интерпретации. Ход исторических событий искусственно разрывается по национально-территориальному признаку, игнорируя целостность явления. Авторы напрочь отрицают или замалчивают позитивные тенденции совместной украинско-российской истории, ставят в центр повествования негативные факторы, ошибки и просчеты, что необъективно.
Все вышеперечисленные негативные явления достигли своего апогея в последние три года, когда на территории большей части Украины начал править нелегитимный пост-Майданный режим, когда в академические споры откровенно вмешалась сегодняшняя политическая конъюктура и власти откровенно стали на сторону апологетов пробандеровской точки зрения, зачастую используя прямое насилие.
8 сентября 2016 года коллегия Министерства образования и науки Украины одобрила новые учебные программы для 9 класса средних школ «в свете исторических событий, произошедших в стране за последние два года», которые будут учтены при печатании новых учебников с 2017 г. Наиболее заметные изменения коснулись программ по истории Украины и географии, которые «пересмотрены с украиноцентрической точки зрения. События, которые изучаются в курсе истории Украины, должны согласовываться с европейской историей и историей соседних стран». С 1 сентября ученики 10-11 классов будут изучать историю Украины по новой программе. Впервые в старших классах вводятся практические занятия с упором на тему «советской оккупации» и «войны с Россией». Выделены в отдельные темы «Установка и утверждение советского тоталитарного режима (1921-1939 гг.)», «Войны советской России с Украинской народной республикой», «Советская оккупация Украины» [5].
Глава Института национальной памяти Владимир Вятрович (один из столпов современной пробандеровской историографии, неоднократно уличенный в фальсификации архивных источников) в феврале 2017 представил украиноцентристскую концепцию преподавания современной истории для учеников 10-11 классов. Он предложил вообще заменить предметы «История Украины» и «Всемирная история» одним – «История: Украина и мир», считая, что этот предмет «будет способствовать выработке устойчивости школьников к манипуляциям вокруг истории». В концепции Вятровича предусматривается, что в общем предмете компонент истории Украины должен быть не менее 70 % от общего объема материала и должен базироваться на принципах «патриотизма, украиноцентризма, европейскости».
В структуре предмета предлагаются такие пункты: войны УНР с Россией; оккупация Украины коммунистической Россией; ассимиляторская политика Советского Союза; Голодомор и массовые репрессии; украинское измерение Второй мировой войны; Украинское освободительное движение 1930-х – 1940-х годов и Движение сопротивления на оккупированных нацистами и их союзниками территориях; установление марионеточных коммунистических режимов в Европе; украинцы в военных формированиях других государств и проч. [6]
Таким образом, нынешний Киевский этнократический режим окончательно встал на порочный путь воспитания подрастающего поколения на ультра-националистических идеалах в стиле «Юкрейн юбер аллес», не желая вспоминать, к чему приводили подобные опыты в Европе в ХХ веке и чем это закончилось для подобных режимов.
Для противостояния таким извращениям, в порядке конкретных рекомендаций, мне представляется справедливым и необходимым давать учащимся сумму фактов со всех сторон, для самостоятельного составления ими объективной картины исторических событий.
Литература

  1. Іваненко В.В., Якунін В.К. ОУН і УПА у другій світовій війні: проблеми історіографії та методології. Дніпропетровськ: Арт-прес, 2006. 424 с.

  2. Мартынов А.С. Проблема ОУН-УПА и Восток Украины: на примере региона Донбасса. Критика историографии «украино-центризма». // Украинский национализм и Донбасс. Донецк, 2010. С.186-311.

  3. Патриляк І. Український визвольний рух у роки Другої світової війни // І.Патриляк, В.Трофимович. Україна у Другій світовій війні: погляд з ХХI ст. Історичні нариси: У 2 кн. – К.: Наукова думка, 2011. – Кн. 2. – С.386–429.

  4. Полищук В. Гора родила мышь. Бандеровскую. Критика «Отчета рабочей группы историков при Правительственной комиссии по изучению деятельности ОУН-УПА». Киев, 2006. 80 с.

  5. В Украине переписали школьные программы для 9 класса в духе "украиноцентризма" [Электронный ресурс] // Страна.Юа: информационно-аналитическое сетевое издание. – 2016. – 9 сентября. – URL: https://strana.ua/news/30887-v-ukraine-perepisali-shkolnye-programmy-dlya-9-klassa.html (дата обращения: 29.03.2017).

  6. Вятрович хочет заменить историю Украины и Всемирную историю одним предметом [Электронный ресурс] // Страна.Юа: информационно-аналитическое сетевое издание. – 2017. – 10 февраля. – URL: https://strana.ua/news/55054-vyatrovich-predlozhil-zamenit-istoriyu-ukrainy-i-vsemirnuyu-istoriyu-odnim-predmetom.html#.WJ3aLSXYSr8.facebook (дата обращения: 29.03.2017).


// Сборник материалов Международного заочного научного семинара «Проблемы СНГ и стран Центральной и Восточной Европы», Воронеж, 28 марта 2017 г. 



Tags: ВОВ, Украина, бандеровщина, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments