kim373 (kim373) wrote,
kim373
kim373

Categories:

Родезия, проклятая миром. Ч.1

В 1970-е гг. советские СМИ, перечисляя самые ужасные антикоммунистические страны, на первые места ставили «расистские режимы ЮАР и Южной Родезии». Первый из них именовался «режимом апартеида», а второй – как-то непонятно: «режим Яна Смита». Интересно, что американские, английские и вообще западные СМИ называли эти режимы точно так же, и почти с такой же негативной коннотацией. Так же плохо относились к этим режимам Китай, Индия, африканские и латиноамериканские страны – в общем, весь мир.

При этом если в ЮАР был настоящий режим апартеида (раздельного существования рас), базировавшийся на расовой концепции превосходства белых, то в Родезии юридически никакого расизма не было – все жители этого государства были равны перед законом.

Родезия получила свое имя от знаменитого апостола британского колониализма Сесила Родса, который убеждением, подкупом и силой превратил обширные земли племен шона и ндебеле в английскую колонию. Мягкий климат и богатые природные ресурсы привлекли в Родезию десятки тысяч английских колонистов, покрывших саванну высокопроизводительными фермами и плантациями, рудниками, заводами и городами. Разумеется, самую тяжелую работу производили африканцы под руководством белых.

В Южной Родезии сложилось второе по численности в Африке (после ЮАР) европейское сообщество британской культурной принадлежности, к середине ХХ века начавшее ощущать себя хоть и близким к англичанам, но отдельным народом. Причиной этому была относительная изоляция родезийцев и их успехи в строительстве развитого общества.





Столица Родезии Солсбери в 1970-е гг.
Столица Родезии Солсбери в 1970-е гг.



В 1960 г. большинство африканских стран получили независимость, в т.ч. Северная Родезия (нынешняя Замбия). Тогда же соседний, этнически и политически близкий Южно-Африканский Союз, где с 1948 г. существовал апартеид, отказался проводить выборы по принципу «один человек – один голос», и через год вышел из состава Британского Содружества наций, объявив себя Южно-Африканской Республикой. На фоне изоляции ЮАР от остальной Африки недалеко от Родезии разыгрывалась кровавая трагедия в бывшем Бельгийском Конго, где передача власти черному большинству вылилась в жесточайшие гражданские войны, в избиение и изгнание белых поселенцев. В боевых действиях в Конго против черных расистов участвовали отряды родезийских добровольцев и наемников. Трагедия белой общины Конго произвела большое впечатление на родезийцев, укрепив в них уверенность в том, что передавать власть черному большинству ни в коем случае нельзя. Тем более, что в 1961 г. группа образованных чернокожих родезийцев по главе с Джошуа Нкомо и Робертом Мугабе создала Союз африканского народа Зимбабве (в честь древнего города, известного под этим названием) - ЗАПУ, взявший на вооружение марксистско-ленинскую идеологию.

В ноябре 1964 г. родезийцы, имевшие избирательные права, провели референдум, на котором 90% участников высказались против предоставления права голоса чернокожим, не имевшим гражданства, т.е. подавляющему большинству коренного населения страны. Так как Лондон категорически требовал передачи власти большинству, Южная Родезия в 1965 г. объявила независимость. Переговоры о предоставлении стране статуса британского доминиона провалились, и в 1970 г. Родезия (уже без приставки «Южная») стала независимой республикой. Правда, ни одна страна в мире ее так и не признала.

Родезийцы после разрыва с метрополией (а заодно со всем Западом) надеялись, что «свободный мир» рано или поздно увидит, что Родезия – не расистская страна, а бастион на пути беснующегося африканского расизма и коммунизма, и вновь примет ее в свои объятия.

Откуда же в мире взялось такое дружное неприятие Родезии, если по Конституции этой страны все граждане, невзирая на цвет кожи, были равны? А оттуда: родезийские законы были основаны на цензовой демократии. Т.е. для получения гражданства нужно было иметь хотя бы начальное образование и хоть какую-то задекларированную собственность. А большинство африканцев не имело ни того, ни другого. В парламенте республики большинство мест занимали депутаты от партии Родезийских фронт, возглавлявшейся Яном Смитом – фермером, участником Второй Мировой войны (он был летчиком Королевских ВВС). Но были и депутаты-африканцы (грамотные и имевшие собственность), а чернокожим негражданам предоставлялось несколько дополнительных депутатских мест. Финансировали Родезийский фронт местные бизнесмены, в первую очередь табачные магнаты (табак был основой родезийского экспорта).

В конце 1960-х гг. численность белых родезийцев достигло исторического максимума - около 270 тысяч человек, что составляло 6% всего населения. Ян Смит и его соратники настаивали на том, что они готовы передать власть чернокожим, но только после того, как те получат образование, научатся работать, станут собственниками, избавятся от трайбалистских традиций и откажутся от марксистских иллюзий. В общем, это был типичный «комплекс Прометея», идея «бремени белого человека» - цивилизаторской миссии европейцев, которая лежала в основе идеи колонизации Африки во второй половине XIX века. После Второй Мировой войны она была отвергнута и про́клята левой частью европейского политического спектра, но удивительным образом сохранилась в изолированной Родезии. Этот традиционный колониализм европейского типа разительно отличался от южноафриканского апартеида, базировавшегося на двух столпах: ультрапротестантской идее морального превосходства на чернокожими (его исповедовал «Братский союз» - бурский орден), и нацистской идеологии, присущей группировке Ossewabrandwag (Факельная стража воловьей кибитки), действовавшей в рядах правившей в ЮАР Националистической партии. Поэтому отношения между режимами Родезии и ЮАР, хотя в мире их считали одинаковыми, отнюдь не были безоблачными – между прочим, ЮАР так и не признала Родезию. При этом в Родезийском фронте были и сторонники апартеида южноафриканского толка – например, табачный магнат Питер ван дер Бил, африканер и расист. Но большого влияния в родезийской элите они не имели.

В Родезии все время ее существования сохранялся довольно высокий уровень жизни (у чернокожих он был самым высоким в Африке), экономика, несмотря на жесточайшие санкции, развивалась, социальное положение было стабильным. И межрасовых конфликтов, раздиравших в то время ЮАР, не наблюдалось. Однако не стоит обольщаться этой картиной: Родезия, конечно, не была ни раем на Земле, ни эталоном межрасовых отношений. Чернокожему гражданину было гораздо труднее, чем белому, сделать карьеру на госслужбе или получить кредит в банке. Упрощая картину, можно сказать так: на слова африканца о своих правах в ЮАР били в челюсть, а в Родезии широко улыбались и отвечали: «Уважаемый сэр, ваша просьба будет рассмотрена в ближайшее время». Которое наступало очень нескоро, или не наступало никогда. Надо отметить, что и большинство африканцев не слишком стремилось стать гражданами: их уровень жизни был вполне приемлемым, а традиционные вожди, имевшие огромное влияние, не приветствовали принятие гражданства, т.к. это лишало их подданных. При этом родезийская ситуация разительно отличалась от южноафриканской, где теоретически чернокожий мог получить статус «почетного белого», если он доказывал свою приверженность ценностям апартеида. Но это решалось на уровне правительства, и такие случаи были единичными, в то время как в Родезии было достаточно школьного аттестата и справки из налоговой инспекции.

Неравенство между белыми и черными было и в социальной сфере. Фактически для белых в Родезии существовала социалистическая система – с развитыми социальными льготами на манер скандинавских стран. А африканцам пропагандировались либеральные ценности: их, в протестантском духе, призывали упорно работать, конкурировать и ограничивать свои потребности минимумом.

Откуда у белых родезийцев взялась такая самоуверенность, позволившая им бросить вызов всему миру – Западу и Востоку, бывшей метрополии, всем африканским соседям (кроме ЮАР) и растущим державам Третьего мира (Индии и Китаю)? Из-за военной силы. В Первую и Вторую мировые войны родезийцы, выросшие в саваннах, привычные к опасностям и тяжелому труду, сражались в основном в рядах британских коммандос – элитных частях спецназначения, и проявили себя лучшими солдатами Британской империи. Поэтому созданные после провозглашения независимости небольшие родезийские вооруженные силы отличались исключительно высокими боевыми качествами.





Родезийские коммандос
Родезийские коммандос



В 1965 г. воинские умения понадобились родезийцам. Две марксистские партии (Союз африканского народа Зимбабве - ЗАПУ во главе с Джошуа Нкомо опирался на народ ндебеле и ориентировался на СССР, отколовшийся от него Африканский национальный союз Зимбабве – ЗАНУ, возглавлявшийся Робертом Мугабе, опирался на народ шона и поддерживался Китаем) начали партизанскую войну. Обе партии выступали за изгнание или истребление белых родезийцев. Нкомо и Мугабе считали, что изолированная, не поддерживавшаяся Западом Родезия рухнет под ударами их партизан, вооруженных и обученных Москвой и Пекином. Партизаны создали базы на в Ботсване, Танзании, Замбии и португальском Мозамбике, где тоже шла партизанская война. Оттуда они совершали рейды в Родезию, нападая в основном на принадлежавшие белым фермы, а также на нелояльные им африканские деревни. Война заключалась в беспощадном уничтожении мирных родезийцев – с армией партизаны предпочитали не связываться. Самыми громкими акциями партизан стал взрыв в супермаркете в столице страны Солсбери, а также уничтожение противовоздушными ракетами «Стрела» советского производства двух пассажирских самолетов, причем на месте падения одного из лайнеров партизаны добивали выживших. В 1976 г. ЗАПУ и ЗАНУ заключили союз, сохранив самостоятельность; советские и китайские специалисты, несмотря на вражду СССР и Китая, дружно вооружали и обучали чернокожих убийц женщин и детей.

Родезийская армия в 1965-77 гг. выросла до 10 тысяч человек: белая община и лояльные африканцы просто не могли поставить в строй больше, да и вооружать солдат было почти нечем (оружие покупалось на «черном рынке», очень старое и по бешеным ценам). Сухопутные войска состояли из трех пехотных батальонов, батальона парашютистов и небольших артиллерийских и инженерных подразделений; ВВС включали легкие самолеты и вертолеты, в основном переоборудованные из гражданских машин. В войне участвовала полиция, батальон спецназа Selous Scouts («Скауты Селуса»), а также группы вооруженных фермеров, защищавших свои земли и жизнь. Армия, как видим, была маленькая, но ее вполне хватало для того, чтобы громить партизан. К 1974 г. партизанское движение практически угасло: партизаны просто боялись пересекать родезийские границы.





Семья родезийских фермеров
Семья родезийских фермеров



Ситуация осложнилась после Революции гвоздик в апреле 1974 г. в Португалии. Левые, захватившие власть в этой стране, передали управление колониями своим единомышленникам-марксистам – в частности, в граничащем с Родезией Мозамбике к власти пришли партизаны-коммунисты из партии ФРЕЛИМО. Новая мозамбикская власть закрыла границу с Родезией и начала оказывать помощь блоку ЗАПУ-ЗАНУ, назвавшемуся Патриотическим фронтом (ПФ). Советское и китайское оружие хлынуло рекой в новые партизанские лагеря.

Правительство Яна Смита начало маневрировать. Чернокожие получили больше прав; Ян Смит подписал соглашение с африканскими антикоммунистическими движениями - епископа Абеля Музоревы, бывшего лидера ЗАПУ Ндабанинги Ситоле и племенного вождя Джереми Чирау. Эти деятели помогли сформировать Вспомогательные силы безопасности (SFA), тоже начавшие активную борьбу с партизанами. В 1979 г. в рядах SFA насчитывалось 10 тысяч бойцов.

Борьба с партизанами была затруднена тем, что их лагеря находились в Мозамбике и охранялись регулярной армией, имевшей на вооружении бронетехнику и авиацию. Родезийцы начали проводить рейды на мозамбикскую территорию, громя базы партизан и сметая воинские части в случае их сопротивления. Более того: Родезия начала оказывать помощь мозамбикским антикоммунистическим повстанцам из движения РЕНАМО – и коммунистическим властям в Мапуту стало не до помощи зимбабвийским партизанам. Надо отметить, что удары родезийских частей по партизанским базам и мозамбикским войскам, проводившиеся малыми силами, были высокоэффективны: практически всегда родезийцы успешно выполняли задание и возвращались с минимальными потерями.

Казалось, что Родезия даже в такой отчаянной ситуации сумела отразить наступление коммунистов, но решающую роль в родезийском конфликте сыграли… США. Президент-ультралиберал Дж.Картер твердо решил привести к власти повсюду, где только возможно, левые силы. В Иране он поддержал «бешеных мулл», свергших шаха-реформатора Мухаммеда Резу Пехлеви, в Никарагуа поспособствовал приходу к власти сандинистов, а в Родезии сделал ставку не на чернокожих антикоммунистов Музореву, Ситоле и Чирау, а на московского протеже Нкомо – впрочем, не обходя благожелательным вниманием и маоиста Мугабе. Политическое, экономическое и моральное давление Запада на Родезию, добавившееся к военному давлению СССР и Китая, стало невыносимым.

Родезийское правительство все время вело тайные переговоры с Западом, в первую очередь с Лондоном, о выходе из кризиса. Лейборист Джеймс Каллагэн, премьер-министр Великобритании, был непреклонен: выходом для Родезии может быть только предоставление права голоса всем чернокожим. На это Родезия не согласилась, и в апреле 1979 г. в стране были проведены выборы, к которым было допущено гораздо большее число африканцев, чем ранее – им выдавали свидетельства о гражданстве в ускоренном порядке – но все же не всем. А ЗАПУ и ЗАНУ оставались под запретом. На выборах 51 мандат получила партия епископа Музоревы, 28 - Родезийский фронт Яна Смита. Страна стала называться Зимбабве-Родезия, и правительство возглавил Музорева. Ян Смит стал вице-премьером. Однако Нкомо и Мугабе не признали соглашения; СССР и Китай резко увеличили масштабы помощи партизанам. Война разгорелась с новой силой, и Картер, не признавший Родезию-Зимбабве, яростно требовал выборов с участием коммунистов. Интересно, что и Брежнев, и Картер делали ставку на Нкомо, а не на маоиста Мугабе. Но Нкомо опирался на ндебеле, составлявших только 1/5 населения страны, а Мугабе – на шона, которых было втрое больше. По-видимому, иллюзии как советских деятелей, так и американцев основывались на том, что в мозамбикских лагерях ЗАПУ было около 20 тысяч боевиков, а на базах ЗАНУ – 12 тысяч. Но это было связано только с тем, что масштабы советской помощи превосходили китайские, а не с популярностью просоветского и прокитайского движений.





В партизанском лагере ЗАПУ
В партизанском лагере ЗАПУ



Родезия агонизировала. ЮАР вдруг включилась в международное эмбарго против Родезии, отрезав ее от внешнего мира. Африканцы-антикоммунисты оказались плохой опорой черно-белого режима Музоревы-Смита: боевики епископа конфликтовали с отрядами Ситоле – в стычках погибли 180 человек. Из Родезийского фронта откололась группировка фанатиков-экстремистов, требовавшая вообще изолироваться от всего мира и превратить Родезию в неприступную крепость белых колонистов. В таких условиях белая община оказалась раздробленной и деморализованной; некоторые ее вожди, включая руководителя разведки Кена Флауэра, без санкции правительства вступили в переговоры с Нкомо и Мугабе.

И Родезия, ставшая уже наполовину Зимбабве, сдалась. 12 декабря 1979 г. по итогам переговоров в Лондоне власть в Родезии-Зимбабве временно перешла в Великобритании: впервые в истории освободившаяся колония на какое-то время добровольно вернулась к колониальному статусу. Англичане должны были только провести свободные выборы, и потом передать власть черному большинству. Соглашение предусматривало сохранение собственности белых на протяжении 10 лет, и существование фракции белых в парламенте в течение 7 лет.

На выборах в феврале 1980 г. абсолютное большинство мест в парламенте получила маоистская ЗАНУ Роберта Мугабе, и Родезия окончательно стала Зимбабве.

Дальнейшая история этой страны лежит в русле истории африканских стран. Первым делом Мугабе бросил своих боевиков, обученных и вооруженных северокорейцами, против ндебеле, поддержавших Нкомо – были убиты тысячи людей, ЗАПУ насильственно присоединен к ЗАНУ. Ян Смит долгое время был депутатом парламента, обличал безобразия режима Мугабе, и был вынужден перебраться в ЮАР в 2005 г., в разгар вытеснения белых сторонниками Мугабе. В 2007 г. он умер в пригороде Кейптауна. Большинство белых покинуло Зимбабве, а в 2000-х гг. Мугабе отобрал землю у белых фермеров, обеспечивавших страну продовольствием, бюджет – валютной выручкой от экспорта, а промышленность - сырьем. Экономика, процветавшая во времена Родезии и относительно неплохо работавшая, пока Мугабе не покусился на собственность белых, стремительно развалилась: Зимбабве поставила мировой рекорд по масштабам инфляции, достигшей 231 млн. % в 2008 г., после чего национальная денежная единица исчезла вовсе, уступив место иностранным валютам. Мугабе, вконец разоривший некогда процветавшую страну, правил железной рукой до полного впадения в маразм, и в ноябре 2017 г. армия вынудила его подать в отставку и покинуть Зимбабве, охваченную голодом и беспорядками.

Продолжение следует

Tags: Южная Африка, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments