kim373 (kim373) wrote,
kim373
kim373

Categories:

Главная битва христианской Европы Ч.1

Октябрь 732 года выдался необычно морозным. Даже на южных границах франкских земель осень уже вступила в свои права, окрасив листву во все цвета золотого и красного. Ранним утром 10 октября Карл Мартелл смотрел, как внизу у подножья холма пришла в движение армия арабов. Теперь между ним и кавалерийской лавой арабских всадников оставались лишь четверть лиги поросшего травой холма, да стена щитов, которые держали франки и немногочисленные оставшиеся воины Аквитании — все, кто смог и успел прийти на это поле неподалёку от Тура, на котором должно было решиться всё. Ленивое утреннее солнце вставало из-за леса, разрывая желтизну холма резкими длинными тенями. Скоро всё начнётся!
За два года до сражения. Халифат и Аквитания
Если говорить о политической карте этого региона накануне битвы при Пуатье, то к 730 году она была очень разношёрстна. Главным игроком не ней была отнюдь не империя франков. Омейядский халифат, раскинувшийся от песков Средней Азии до вод Атлантического океана и от Персидского залива до страны басков, давно уже укрепился в южных Пиренеях. Продвигая своё влияние на север в земли христиан, арабы не собирались останавливаться на достигнутом. К 730 году, несмотря на ряд болезненных поражений от хазар в битве при Ардебиле и череде восстаний, халифат находился на пике могущества и превосходил любую европейскую державу.
​Омейядский халифат - Главная битва христианской Европы | Warspot.ru
Омейядский халифат
Новый наместник Эль-Андалусии Абд аль-Рахман (Абд ар-Рахман) был не просто правоверным мусульманином, но и обладал настойчивым характером. Он видел себя кем-то большим, нежели наместником далёкой северной Кордовы. Для того чтоб возвыситься, были необходимы слава, золото и победы. Именно это он и желал получить в землях, которые через много лет назовут Каталонией.
К северу от земель, контролируемых халифатом, лежали земли Васконии и Аквитании. Если с герцогством Васкония все было достаточно просто – это был вассал Эда Аквитанского, то с Аквитанией было намного сложнее. Некоторые историки считают Эда Великого политиком едва ли не более великим, чем Карл Мартелл, и небезосновательно. К 730 году он уже более 20 лет успешно воевал с арабами по всей своей южной границе, разбив их в нескольких сражениях, крупнейшим из которых была битва при Тулузе. К 730 году, незадолго до прихода Абд аль-Рахмана, он выдал свою дочь Лампагию за тогдашнего эмира берберов Мунузу. Источники говорят, что красота Лампагии была так велика, что Мунуза, не желая её огорчать, перестал воевать с Эдом Аквитанским. Вряд ли это так, однако, мы можем сказать точно, что к 730 году, от женитьбы Мунузы и до самого появления Абд аль-Рахмана в регионе сохранялось относительное затишье.
​Королевство франков - Главная битва христианской Европы | Warspot.ru
Отношения аквитанского правителя с франками были не менее сложными. Будучи вассалом франскского королевства, Эд воспользовался междоусобной войной франков и в 715 году объявил себя независимым правителем Аквитании. В 718 году в обмен на военную помощь его титул признал Хильперик II, воевавший в то время с Карлом Мартеллом. Однако судьба и воинская удача не были благосклонны к Эду и его союзникам: 14 октября 719 года они потерпели поражение в битве при Суассоне и вынуждены были отступать за Луару, преследуемые армией франков. После Мартелл, ничего не забыв, несколько раз вторгался в Аквитанию, дважды захватив и разграбив Бурж. В общем, отношения двух крупнейших христианских королевств того времени были сложными.
За два года до сражения. Франки
Первая и главная европейская империя тогда ещё не стала империей. Королевство франков в это время чувствовало себя прекрасно — настолько, насколько прекрасно может чувствовать себя растущее государство, сотрясаемое междоусобными войнами, нападениями на союзников и врагов, отгрызающее огромные куски у своих соседей. Но начнём по порядку.
Карл Мартелл не был королём или императором франков, а только скромным мажордомом — управителем королевского двора. Практически же в его руках давно сошлись все нити управления: экономика, политика, армия — всё было в его власти, кроме титула. Он управлял, но не правил. Для того чтобы продолжать оставаться правителем страны, ему нужен был король. Сначала Хлотарь IV, после его смерти Хильперик II, потом Теодерих IV… Королей было много, а власть была по-прежнему в руках Карла Мартелла.
​Карл Мартелл - Главная битва христианской Европы | Warspot.ru
Карл Мартелл
К 730 году франки воевали практически со всеми своими соседями: с фризами на севере, с саксами на востоке, Аквитанией на юге, а также ещё с полудюжиной других мелких племён и королевств. Воевали франки весьма успешно: территория королевства увеличивалась за счёт как прямых аннексий, так и приведения бывших противников к вассалитету. Одним словом, королевство франков к 730 году стало главной силой в Западной и Центральной Европе, уверенно тесня всех своих конкурентов.
За год до сражения. Арабская армия
Обладая огромным войском, халифат, однако, имел те же проблемы, что и любая империя античности и раннего средневековья. Его размеры не позволяли вовремя реагировать на возникающие региональные угрозы, посылая туда армии постоянной готовности. Поэтому зачастую, как и у любого другого государства того времени, армии халифата комплектовались по смешанному признаку: ядром становились выделенные халифом войска, вокруг которых собиралось местное ополчение.
Источники говорят, что Абд аль-Рахман привёл с собой из арабской Африки около 30 000 воинов, но, судя по всему, это сильно завышенная оценка. Для того чтобы хотя бы рамочно ограничить количество войск, необходимо посмотреть на другие сражения халифата в то же время. Чтобы не идти на поводу у хронистов, чрезвычайно часто завышающих численность своих победоносных армий, выберем те сражения, в которых войска халифата проиграли.
Например, по заявлению источников, в битве при Ардебиле халифат выставил 25 000 человек. Надо обратить внимание на то, что арабские хронисты максимально занизили количество своего проигравшего битву войска, приписав по любимой средневековой традиции противнику десятикратное превосходство. Рассматривая битву при Тулузе, мы видим, что арабские источники, описывая её, оценивают свои силы в 30 000 человек, также завышая силы аквитанцев в 10 раз от своих. Практически во всех проигранных халифатом в этот период сражениях фигурирует схожая численность войск, на основании чего можно сделать вывод, что 20 000 или 30 000 человек для экспедиционного корпуса халифата того времени будет вполне разумной численностью – возможно, несколько большей, но разумной.
Также необходимо помнить, что, например, во время неудачного похода на Фергану в 724 году к моменту выступления к войску не присоединились адзиты. Количество не пришедших войск оценивалось примерно в 4000 человек, что нашло отражение в источниках. Стало быть, мы можем сказать, что 4000 воинов – значительная часть войска, достаточная для упоминания в хронике, хотя и не главная, потому что поход на Фергану состоялся и без них.
​Арабские воины - Главная битва христианской Европы | Warspot.ru
Арабские воины
С учётом вышесказанного, а также удалённости театра военных действий, можно предположить, что Абд аль-Рахман привёл с собой в Эль-Андалусию не менее 10 000 (скорее немного больше) конных воинов. Также Абд аль-Рахман получил от 5000 до 10 000 человек резервов из Египта уже в 731 году. Местные арабы и прочие народы, живущие в Испании, ожидая богатой добычи, также должны были участвовать в походе.
Ещё одним доказательством того, что численность войска халифата к 732 году вряд ли была меньше 20 000 воинов, является то, что в военной кампании весной и летом 732 года арабская армия была разделена на две части. Стало быть, она была слишком велика, чтоб командовать ей на марше в одной колонне. В условиях отсутствия средств связи максимальное количество войск, которым можно было управлять в тот период, оценивается примерно в 10 000 человек, из чего можно сделать предположение, что армия была сильно больше этого числа.
Предположение, что армию меньшего размера разделили на две части для удобства управления, не будет сколько-нибудь реальным, потому что впереди было генеральное сражение, причём место его выбирал противник. Кроме того, командующий арабской армией не мог не знать, что воевать ему придётся против Эда Аквитанского, который совсем недавно уже разбил арабов под Тулузой и оценивался арабскими хронистами как чрезвычайно опасный и хитрый противник. Делить небольшую армию перед генеральным сражением с сильным противником — идея не самая лучшая.
Необходимо помнить, что, кроме непосредственно боевых действий против франков, Абд аль-Рахман должен был решить проблему с мятежом Мунузы, который отказался принять назначение Абд аль-Рахмана и вступил с ним в прямую конфронтацию.
Исходя из всего перечисленного, можно с достаточной степенью вероятности утверждать, что армия Омеядского халифата насчитывала от 20 000 до 30 000 человек, включая сюда обозных слуг, охрану обоза, примкнувшие местные племена и прочих.
Если говорить о составе армии, то франкские и арабские источники синхронно говорят о том, что это была преимущественно конница. Более того, если проанализировать подобные сражения Омеядского халифата, то можно увидеть, что основную часть войск на поле боя являла именно конница. Так было и при Тулузе, и при Ардебиле, и во время похода на Фергану. Это полностью укладывается в рамки культурной традиции халифата.
Существует мнение, что именно во время похода, закончившегося битвой при Пуатье 732 года, заметная или даже наибольшая часть войска арабов была пешей. Опираясь на данные источников, можно сказать, что это мнение ошибочно сразу по ряду причин. Практически все описания прочих сражений халифата арабскими хронистами того периода однозначно говорят о массированном использовании кавалерии.
​Арабские конные лучники - Главная битва христианской Европы | Warspot.ru
Арабские конные лучники
Кроме того, дистанция от границ территории, контролируемой Омейядским халифатом, до места сражения по прямой составляет 480 км. В реалиях VIII века, с отсутствием дорог достаточной пропускной способности и заметно большим облесением территории, чем сейчас, можно с уверенностью сказать, что пройти арабам пришлось не менее 700 километров, а скорее и больше. Мы не учитываем манёвры арабской армии во время войны в Аквитании и подавлении восстания Мунузы. Если учитывать, что половина армии шла горными перевалами через страну басков…
Максимальная скорость движения пешей армии при отсутствии боевых действий составляла 12–15 км в день. Кроме того, армия абсолютно точно шла, не имея подготовленных припасов не территории Аквитании и королевства франков, а, значит, неминуемо отвлекалась на грабежи. Очевидно, что преимущественно пешая армия таких размеров просто не дошла бы до Пуатье к сентябрю.
Несомненно, в арабской армии была пехота – кому-то нужно было защищать обоз и лагерь, вести инженерные работы и заниматься прочими подобными делами. Но, судя по всему, количество пеших было крайне невелико, и вряд ли сильно превышало количество обозных слуг, которые, кстати, также могут считаться пехотой.
За полгода до сражения. Вторжение
«Зима — единственное, что отделяет армии христиан от поражения, а их королевства от катастрофы. С первым днём тепла все воины халифата двинутся на север, чтобы отплатить франкам за позор былых поражений. И не будет такой силы к северу от Кордовы, которая сможет встать на пути армии Аллаха».
Для начала Абд аль-Рахман должен был разобраться с мятежниками, что он блестяще и проделал. Мунуза, не признавший власти нового правителя, надеялся на помощь своего тестя Эда Великого, однако Абд аль-Рахман знал, что сейчас фактическому королю Аквитании совсем не до того. Карл Мартелл снова вторгся в Аквитанию, и все силы аквитанского правителя были в ближайшее время заняты на севере. Поэтому в кратчайшие сроки армия наместника Эль-Андалусии оказалась у стен столицы Мунузы Аль-Бабе и взяла её приступом без малейших проблем. Сам Мунуза был убит, а его жена, дочь Эда Аквитанского Лампагия, взята в плен. В очередной раз, как пишут уже арабские хронисты, её красота победила победителя — Абд аль-Рахман отправил женщину своему повелителю халифу Хишаму ибн Абд аль-Малику в Дамаск.
Началом же выступления армии халифата против франков, традиционно считается «начало 732 года» не уточняя более ничего. Однако ближайшее рассмотрение маршрута движения и состава армии халифата однозначно говорит нам о том, что вторжение началось не ранее апреля или мая 730 года.
Как уже говорилось выше, армия была разделена на две части. Первая, двинулась на север из Септимании и в сторону Роны, по привычному уже пути. Походя, сметая незначительные силы местного ополчения, захватив и разграбив по пути десятки поселений. Собранные местными жителями к этому времени озимые были отличным способом пополнить рацион армии и кормить конское поголовье, прилагая минимум усилий для этого.
Вторая часть армии Абд аль-Рахмана, которую он возглавил лично, двинулась через Пиренеи Ронсевальским перевалом, оказавшись, таким образом, в тылу армии Эда в регионе, где никто их не ждал. Именно это событие позволяет нам уверенно говорить о том, что начало похода датируется сроком не ранее апреля. Попытка армии преодолеть Пиренеи в феврале-марте окончилась бы безрезультатно, потому что в этот период перевалы в этом регионе ещё закрыты снегом.
​Пиренеи зимой - Главная битва христианской Европы | Warspot.ru
Пиренеи зимой
Существует так же версия, что вступление арабской армии в Аквитанию было не вторжением, а Абд аль-Рахман ставил своей целью исключительно грабёж и не собирался захватывать территории, планируя обычный набег. Однако несколько фактов прямо противоречат этой версии.
Во-первых, слишком быстрое движение армии халифата на север. Как уже говорилось выше, за несколько месяцев, она проходит не менее 700 километров (а скорее больше) через горы, осады, грабежи Аквитании и одно генеральное сражение при Гаронне. Арабская армия шла в сторону Пуатье и Тура с очень приличной скоростью, особо никуда не отклоняясь. Обращаясь к опыту ранних набегов на Аквитанию, мы видим, что набег может затрагивать гораздо большую территорию, но никогда не бывает устремлён настолько вглубь страны. О том же нам говорит и, например, опыт половецких набегов на Русь.
Во-вторых, если войска идут в набег, то они всегда избегают генерального сражения. Задача – не в том чтоб разбить главную армию противника, а в том, чтобы максимально награбить и унести это в целости.
В-третьих – к моменту битвы при Пуатье, арабская армия была перегружена добычей, что неоднократно отмечалось как арабскими, так и франкскими источниками. Настолько, что даже не смогла увести её при отступлении. То есть, если это был набег, то смысла принимать бой при Пуатье не было никакого.
Все это позволяет нам, обоснованно не согласится с предположением, что компания 732 года была обычным набегом.
К началу лета соединившаяся армия халифата подошла к Гаронне, что неподалёку от Бордо, где её ожидала армия Эда Аквитанского. Будучи опытным военачальником, Эд понимал, что его армия уступает арабам во всём. В количестве, качестве и манёвре. Поэтому он занял на его взгляд выгоднейшую позицию, перекрыв самый удобный для переправы через Гаронну брод. Однако Абд аль-Рахман не стал переправляться с перспективой вступить в бой на переправе с армией аквитанцев, а пользуясь превосходством в манёвре, обошёл армию Эда и преодолел Гаронну в нескольких десятках километров выше по течению. После чего пошёл на столицу Аквитании, оставив небольшой заслон. Эд был вынужден, снятся с позиции и преследовать армию халифата.
​Кавалерия франков ведёт бой на переправе (реконструкция) - Главная битва христианской Европы | Warspot.ru
Кавалерия франков ведет бой на переправе (реконструкция)
Потеряв выгодную позицию, армия Аквитании, состоящая в основном из пешего ополчения, проиграла бой, не начав его. В поле, арабская кавалерия, пользуясь превосходным манёвром, легко уничтожила пехотный строй, рассеяв своего противника.
Потери были ужасающи. Если верить арабским источникам, армия Эда, была перебита и рассеяна полностью. Арабские источники пишут «Эта армия (арабская) прошла везде, подобно разрушительной буре». От разгрома ушла только тяжёлая конница, состоявшая из высшей военной элиты и их дружин.
Такой катастрофический разгром, в общем-то, достаточно вероятен, потому что спастись бегущему пешему ополчению от массы конницы почти невозможно.
В реальности, наверняка, потери аквитанцев были сильно завышены арабами, но в данном случае это не играло никакой роли. Армия, даже если она была просто рассеяна, перестала быть единой силой, и собрать её снова, не было уже не времени ни сил. Больше никто не мог задержать продвижение арабов на север.
После разгрома Эд Аквитанский с остатками своей армии двинулся в Париж, призвать Карла Мартелла забыть о разногласиях и вместе выступить против арабского вторжения.
Tags: Европа, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments