kim373 (kim373) wrote,
kim373
kim373

Category:

Настоящие джентльмены. Часть 2

Начало.

Ритуализм и практические навыки

Для создания сплочённого класса необходима чёткая идеология и эзотерическая составляющая, которая превратила бы учебное заведение в сакральное место, а выпускников – в орденскую иерархическую структуру. Именно поэтому частные школы активно создавали мифы и внедряли в школьную жизнь целый комплекс символов и тотемов. Следует сказать о роли масонства в создании мифологии частных школ. Масонство было удобным для англичан с практической точки зрения, так как где бы ни был выпускник, он всегда знал, куда ему пойти, где его встретят и где он будет «в своей тарелке». Англичане использовали институт масонства с целью создания собственной мифологии, и это особенно касается британских школ и университетов. Например, множество тотемов, практика цветовой иерархизации, наименования домов, название позиций в школе, использование символики. Так масонство было адаптировано под нужды нового проекта.

Эффективность применения мифологии на примере школы дало свои плоды и в управлении империей. Британцы правили исходя из ритуалов, мифов, традиций и иррациональных убеждений, которые определяли их действия и которые очень редко имели что-то общее с открытыми политическими целями и стратегическим планированием. Можно утверждать, что социально-политический рационализм не является адекватным объяснением мотивов политики правящего класса Англии. Именно система тотемов, символов и ритуалов в некотором смысле заменяет рациональность, когда дело касается вызовов со стороны внешней среды. С целью оправдать мифологию школы была придумана уникальная система кодов и ритуалов, которые служили инструментами социального контроля внутри нового института. Например, униформы и медали империи были отражением школьных лет, и наоборот: название колоний, система иерархии внутри колониальных административных структур адаптировались под воспоминания о школьном прошлом.

Школа стала важнейшим аспектом не только для самих британцев, но и для местных правящих колониальных классов, которые стремительно срослись с их колониальными вожаками. С одной стороны, школы призваны выращивать «рационального джентльмена», с другой стороны, иррациональность практически всегда берёт верх, когда ситуация, с которой сталкивается Old Boy, не знакома ему и не подвластна рациональному осмыслению. В таких случаях автоматически подключается привитая иррациональность, выраженная в системе ритуалов, символов и обычаев. Так, когда дело касалось имперской администрации, этот «школизм» был «ментальной гимнастикой», которая позволяла офицерам совладать с рядом проблем без обращения к специалистам. Корни подобного отношения уходят в иерархическую структуру в школах, в которой важным аспектом было надзирательство за младшими учениками. В школах культивировалась вера в то, что империя может быть управляема, как частная школа. Школьная атмосфера создавала уверенность в правильности всего британского.

Как писал один исследователь, частные школы устанавливали для учеников «язык жизни». Арабские страны могут служить отличным примером проявления данного феномена. Так, империализм на Ближнем Востоке очень часто принимал крайне причудливые формы. Определённый вид литературы романтизировал школьное прошлое и сравнивал частные школы с владениями империи в Аравии. Часто можно встретить сравнение школьных зелёных полей для крикета с девственными песками Аравийской пустыни. Постоянно сравнивались школьная жизнь и быт бедуинов.

Без сомнения, именно частная школа являлась основой мощи Британской империи. Ведь как ещё можно организовать самую большую империю в мире, имея в наличии крайне небольшую группу людей, которые должны управлять 420 миллионами человек? Знаменитый Индийский офис насчитывал не более 1 тысячи активных офицеров. Слепая верность школе, её устоям и традициям не покидала выпускника всю его дальнейшую жизнь. Империи были нужны прежде всего уверенные в себе функционеры, на которых можно положиться. Так, например, в 1919 году министерство по делам колоний перестало принимать людей для административных должностей в колониях по объявлениям. Вместо этого был запущен процесс рекрутирования кандидатов исключительно из числа предложенных учителями и директорами частных школ, а также преподавательским составом и руководством Оксфорда, Кембриджа и нескольких других университетов. Следовательно, практически сразу после введения этой меры всё руководство Британской империи представляло собой группу взаимосвязанных, классово близких людей, разделяющих одни ценности, имеющих одинаковые воспитание, манеры, привычки, внешний вид, акцент и мировоззрение.

Ни один англичанин не находил странным, что школьные годы предопределяли то, как будут организованы государственные структуры в самых отдалённых уголках планеты. Колониальные администраторы – выпускники частых школ создавали знакомые им государственные структуры, в точности копирующие устройство и организацию частной школы. Таким образом, приезжая в абсолютно неизвестную местность, Old Boys строили для себя комфортный микрокосм, позволяющий им быстро интегрироваться и защититься от внешних угроз.

Атлетизм и награды

Атлетизм является важнейшим фактором в воспитании образцового английского джентльмена. Ничто в наследии школ или их мифологии не является таким же важным, как история атлетизма и игры. Командный спорт, в особенности крикет и регби, превратились в метафору тех ценностей и практик, которых придерживается ученик частной школы. Игры становились шаблоном для жизни. Однако не стоит путать британский школьный атлетизм с культом спорта. Мифология корней Британской империи была создана для иллюстрации парадокса: если не особо волноваться о победе, ты, скорее всего, победишь. Главным аспектом в школьном атлетизме является именно дух соревнования как процесса участия в игре, а также получение награды.

Можно описать случай, наглядно иллюстрирующий привитое в школе отношение к призам. Однажды дом губернатора Кипра, сэра Ронаджа Сторза, спалила разъяренная толпа, обвинявшая его в симпатиях к Турции. В результате пожара Сторз потерял практически все ценности, включая коллекцию антиквариата, драгоценности, наряды и личные сбережения. Однако, как он отмечал, наиболее страшной для него утратой был приз за чтение поэм Гомера, выигранный им в школе Чартерхаус. С одной стороны, данный случай иллюстрирует важность доказательства достижения в рамках игры. С другой стороны, история Сторза показывает присущий высшей элите Британии инфантилизм и то, насколько важное место занимает в сознании выпускников школа – её ритуалы, обычаи, ценности и правила. Заканчивая школу, Old Boy остаётся вечным школьником.

Моральность, религия, здоровье, классовое самосознание и спорт в британской частной школе развивались всегда вместе. Культ атлетизма имел мало общего с современным пониманием спортивных достижений, так как успех в индивидуальном спорте не имел значения: дело было в команде. Вера в моральное превосходство атлетов шло плечом к плечу с примечательным и специфическим британским убеждением, что честь и отвага гораздо важнее успеха, а игра важнее победы. Однако существует и обратная сторона слепой веры в собственное превосходство. Уверенность в том, что спортсмены из частных школ естественным образом становятся великолепными армейскими офицерами, стала причиной того, что во времена Первой мировой войны британский офицерский корпус показал себя крайне неэффективным и нёс колоссальные потери в живой силе.

Идеальный джентльмен

Идеалом выпускника частной британской школы является джентльмен, воплощающий в себе так называемое мускульное христианство. Мускульное христианство в британской оболочке можно описать как жёсткую, мужскую версию англиканства. Исследователь британских школ Алекс Рентон описывает случай, когда 13-летний ученик дает наставления новичку в школе. Прежде всего он советует не пытаться разговаривать слишком громко или дрожащим голосом, никогда не плакать и не проявлять эмоций, так как ни в коем случае нельзя показаться окружающим ребёнком. Никогда не играть в каштаны, никогда не быть слишком настойчивым, так как это делает ученика уязвимым. Также важным было никогда не относиться с подлинным энтузиазмом к чему-либо, так как это делает ученика открытым к критике. Вести себя нужно обыденно, просто, не показывая, что ты можешь быть лучше, чем другие. Но самым важным было всегда держать осанку. Эти наставления, по сути, являются кодами, которые были приняты в детстве и перенесены выпускниками частных школ во взрослую жизнь.

Сами манеры, совмещённые с вежливостью и вкусом, являются доминирующей идеологией. На базе манер создан практически весь культурный консерватизм. Одновременно он является и доказательством эффективности коммерческого общества (ведь джентльмены друг друга не обманут). Данная идеологии абсолютно логично перешла и в школьную среду, в которой выращивание джентльмена, трудящегося на благо империи, стало основной задачей. Считается, что в любой ситуации самым страшным является потерять лицо, или «не соответствовать». Именно поэтому британская частная школа прививает своим ученикам прежде всего чувство необъятной уверенности в себе и в том, что по праву рождения англичанину позволено всё. Тем не менее часто хорошая «порода» и наличие манер, смешанные с феноменом экстремальной сдержанности в проявлении эмоций, приобретают причудливые формы.

Интересным кажется описанный случай из жизни одной частной школы. Парень в школе совершил самоубийство. Ответственный за общежитие преподаватель собрал весь дом и спросил у учеников, может ли кто-то из них подумать о причинах произошедшего. Молодой Дэвид Гор (лорд Харлеш), в будущем известный политик и дипломат, поднял руку и спросил: «Возможно ли, что в этом виновата еда, сэр?» Таким ответом Гор выразил свою максимальную «английскость» и принадлежность к классу. Он одновременно показал и то, что еда ужасна, и свое отношение к произошедшему в истинном английский духе, и отличные манеры, и знаменитый юмор, и английскую лицемерность.

Тотемы и атрибуты

Одним из примеров проявления своей принадлежности к классу является привилегия надевать школьный галстук. Ношение галстука свидетельствовало не только о том, что ритуал посвящения пройден. Галстук также означал наличие тесных связей дружбы, был символом отличия и принадлежности, обозначением классового единения. Школами прививалось и прививается убеждение: ношение школьного галстука означает, что мужчина должен прожить свою жизнь, неся символ своего юношества.

Даже такие самые незначительные аксессуары, как школьные пиджаки, бейджи, шарфы, запонки и так далее, несли с собой идеологию на протяжении всей жизни. Они подкрепляли всю ту мифологию, которая окружала выпускника школы во время его обучения и не оставляла его на протяжении всей дальнейшей жизни. Также следует указать на существование сложной иерархии цветов и атрибутов внутри школы, которые имеют безусловное значение и во «взрослой жизни». Манеры приобрели наполненную символами систему, в которой даже количество застегнутых пуговиц, цвет галстука, обувь, речь и жесты выпускника имели особое значение.

Ученики младших классов и старшеклассники-надзиратели носят разные галстуки, разного цвета рубашки и пиджаки. Живут в различных условиях, часто имеют доступ к различным благам в рамках школы. Однако общая система манер, касающихся применения символики, остается неизменной. Английское высшее общество уделяет огромное внимание манере одеваться и говорить. Интересным примером проявления «соответствия» и привитых в школьное время манер видится в случае, описывающим повседневное поведение майора Джеймса Кармайкл Мора. Мор служил британским политическим посланником в Кувейте с 1920 по 1929 год. Как известно, кувейтский климат отличается аномально высокими температурами. Однако это не мешало Мору каждый вечер на ужин наряжаться в шерстяной смокинг, даже когда он ужинал лишь в компании своей жены.


Отсутствие эмоциональности является важнейшей характеристикой британского правящего класса, а также ключом к пониманию его других отличительных черт и проявлений. Так, следует отметить известную английскую двусмысленность и намеренное запутывание собеседника в дебрях английского языка. Никогда «правильный» выпускник частной школы не будет откровенен до конца и не скажет то, что он думает на самом деле. Он всегда оставляет место для манёвра, и эта стратегия вырабатывается у него с первых дней жизни в школе как защитная реакция от издевок и унижений других учеников.

По мере роста и укрепления престижа и влияния школы развивали собственные речевые диалекты. Их понимание и использование было частью процесса инициации учеников в школьную жизнь. Изучение специфичных для школы слов и кодов было основной задачей каждого новичка. В случае если он не справляется с этой задачей, его ждут страшные испытания со стороны старших ребят. Такая информация, как цвета различных спортивных команд, была гораздо важнее, чем что угодно. Осваивание школьного сленга является другой обязанностью школьников. Этот сленг выпускники часто используют и во взрослой жизни в качестве быстрого и доступного социального фильтра, и классового идентификатора. Так, например, итонцы любят добавлять окончание er к существительным.

Первой задачей после попадания в частную школу является стирание «региональных лингвистических различий» и приобретение учеником определённой манеры разговаривать. Она подразумевает употребление определённых слов, отсутствующих в речи обычных людей, усложнение предложений, использование конструкций, усиливающих эмоциональную нагрузку (ведь эмоционально они это не способны сделать), тон, скорость речи, чёткость произношения.

У британцев есть чёткое убеждение, что они могут посетить или жить в любой из стран по праву, в то время как те, кто посещают Англию, являются приглашёнными гостями. Именно это делает отношения между британцами и иностранцами изначально односторонними. Таким образом, школы представляют собой иерархические системы, в которых средства продвижения завязаны на подчинении, уважении и традиции, приверженности старшинству и коллективной морали. В данном случае слова «долг», «честь», «доблесть», «дисциплина», «спортивность» регулярно звучат из уст учителей и руководителей частных школ и постепенно превращаются в жизненную установку выпускников.

Олег Яновский, выпускник Даремского университета (Великобритания) и МГИМО

(via swamp_lynx)

Добавьте ко всему описанному также культивирование гомо$ек$уальных отношений в школьной среде и вы получите картину маслом: производство психопатов на Острове (а также в косплеящей островных рептилоидов ылитке Оплота Свободы) организовано фактически в промышленном масштабе.

Я как-то цитировал ёмкое высказывание Галковского о том, что получается на выходе после такого производства, повторяться не стану.

Как иметь дело с описанными выше существами – тема для отдельного поста.

http://allpravda.info/potokovo...

https://cont.ws/@kemerunec/1885782


Tags: туманный Альбион
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments