May 14th, 2014

Донбасс

Кто заказал Украину?

Эксперты:  Кто «заказал» Украину?
За нарастающим трагизмом украинских событий как-то скрылись лица тех джентльменов, которые с большим интересом наблюдают за происходящим с безопасного расстояния. Кто они? Сейчас и будем разбираться.

Для начала ряд фактов.

Факт номер один.

Американские компании помогут Украине достичь энергетической независимости, одним из главных приоритетов в сотрудничестве с Украиной является поддержка стремления украинцев достичь энергетической независимости, заявлял не так давно посол США в Украине Джеффри Пайетт.[i] «Это важная коммерческая инициатива, поскольку мы имеем две большие американские нефтяные компании, которые заинтересованы в сотрудничестве с Украиной, – это ExxonMobil и Chevron. Но это тоже важная геостратегическая инициатива. Я уверен в этом, базируясь на дискуссиях с руководством этих компаний», - сказал Пайетт.

Обратим внимание на слова «важная геостратегическая инициатива».

Далее посол добавил: ExxonMobil и Chevron очень заинтересованы в работе на украинском энергетическом рынке. «Ожидается согласование (этого соглашения) на областном уровне. Что же касается ExxonMobil, то сейчас проходят переговоры с правительством. Надеюсь, что за пару лет мы увидим значительные инвестиции – около сотен миллионов долларов», - резюмировал Пайетт.

Поскольку интервью это было опубликовано в 2013 году, в августе, мы с Вами можем следить в масштабе реального времени, что произошло не «за пару лет», а за чуть меньше года, и где эти «сотни миллиардов долларов» «значительных инвестиций».

[Spoiler (click to open)]Факт номер два.

В последнее время американские компании все более активно приобретают украинские долги. К примеру, инвестиционной группой «Franklin Templeton» в начале ноября 2013года была приобретена 1/5 часть государственных облигаций Украины. В результате американские инвесторы завладели 40% долгов страны. Для заключения сделки они выложили около 5 миллиардов долларов. В результате этого американская инвестиционная группа «Franklin Templeton» стала основным украинским кредитором.[ii]

Другими словами Украина, в первую очередь, должна именно этому кредитору, который обдерет её, как липку. Уж, будьте покойны – норма прибыли там зашкаливает!

Как написал по этому поводу весьма информированный блогер crimsonalter, «предлагаю посмотреть на украинскую ситуацию в разрезе действий одного из самых сильных игроков глобального финансового рынка - Марка Мёбиуса. Почему это важно? Потому что Мёбиус - хладнокровная акула финансового мира, но умная акула.

Как известно, фонд Мёбиуса купил примерно 20% евроблигаций Украины. А фонд Мёбиуса (Franklin Templeton) - это не vulture fund, инвестиции в проблемные/дефолтные активы это - совсем не его профиль… Слабо можно себе представить, кто может уговорить/заставить Мёбиуса сжечь «в ноль» 6,1 миллиардов из находящихся у него в управлении около 800 миллиардов… Если план не сработает, и по инвестиции в украинские облигации пойдут потери, то Мёбиус мало того что потеряет деньги, так еще и получит удар по репутации, которой он очень дорожит.

И, тем не менее, Мёбиус сделал так, чтобы его инвестиция стала публичной: теперь каждая собака, которой положено знать, знает, что один из тех, кто рулит деньгами очень влиятельной части демократов (видные члены демократический партии США - это вкладчики и выгодополучатели фонда Мебиуса) ставит на то, что Украина в ЕС не пойдет… (И не пошла! – С.Ф.).

Все эти факты складываются в довольно однозначный паззл. Часть (и довольно влиятельная) западного истэблишмента ставит на то, что Украине в ЕС не бывать, причем делает эту ставку через очень известного в узких кругах, влиятельного и крайне агрессивного человека»,[iii] - отмечает блогер crimsonalter.

Отметим – он утверждает, что часть западного в первую очередь, связанного с кругами демократической партии США, т.е. с партией Обамы, истеблишмента ставит на то, что Украине в ЕС не бывать.

Значит, ЕС не получит 50-милионного рынка сбыта, о чем так надеются в Брюсселе.

Факт номер три.

Три года назад американские компании появились на Украине с предложением начать добычу сланцевого газа. При этом, по умолчанию, никто и слова не проронил, что появление газовых гигантов из США произошло именно в той точке Европы, через которую идут из России в ЕС многочисленные газопроводы. Американцы сразу же нацелились на контроль за важнейшими газо-транспортными артериями на украинской территории…

Компания «Нафтогаз Украины» уже в 2011 году заключила первые договоры с американцами. «Мы побывали в США, были в главных офисах компаний Exxon Mobil, ConocoPhillips, Shell и в других. Я назвал лидирующие компании, которые вплотную занимаются сланцевым газом. Они с готовностью откликнулись на наше предложение - заявлял заместитель председателя правления украинской компании Вадим Чупрун. - Заключены соответствующие соглашения о сотрудничестве, подписаны соглашения о территории интересов, то есть, мы уже даём их соответствующие координаты, выявляем территории интересов, там, где можно было бы подтвердить наши возможности по добыче сланцевого газа».[iv]

Отметим слова про «соответствующие координаты» и «территории интересов».

Дело в том, что американцы, проявив интерес к участию в разработке месторождений, тут же выдвинули свои условия. Они заявили, что готовы добывать сланцевый газ в Украине, но только если бассейны, т.е. земельные участки для добычи, отдадут им в собственность. И вот, как стало известно из интервью премьер-министра Украины Николая Азарова, которое он дал в мае 2012 года агентству Euronews, победителями конкурса по добыче газа на Одесской площадке (находится на территории Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областей) и Юзовской (простирается по Донецкой и Харьковской областям) стали американские транснациональные компании Chevron и Dutch Shell.[v]

Эксперты:  Кто «заказал» Украину?


Земли были выделены американским компаниям для разработки газо-сланцевых месторождений в долгосрочную аренду (а потом, как говаривал Ходжа Насреддин, «то ли ишак сдохнет, то ли визирь умрет»). То есть частью украинских земель на годы вперед стали владеть гиганты ТНК.

Факт номер четыре.

Корпорация Monsanto — один из крупнейших в мире производителей семян и лидер… в насаждении по всему миру продукции ГМО, намерена построить в Украине комплекс по производству семян кукурузы, заявила директор по производству Monsanto в Украине и России Елена Фомина. «Решение принято. Мы готовы инвестировать $140 млн»,— сообщила она в середине 2013 года.[vi] Сейчас для реализации проекта рассматривается несколько участков, один из которых в Виннице. «Мы ждем решения городских властей Винницы на земельный участок площадью 80 га»,— уточнила госпожа Фомина. Комплекс может быть запущен в 2015 году. («Ну, это вряд ли», говаривал рядовой Сухов…)

Кстати, Monsanto укоренилась на Украине давно, в 2012 году, например, доля корпорации на украинском рынке семян кукурузы составляла почти 20%, и ТНК продолжает активно прибирать к рукам украинские угодия.

Факт номер пять.

Украина – это не только сланцевый газ, высокодоходные долговые облигации и другая собственность на которую позарились ТНК. Украина – это Сталь, Марганец и другие востребованные на мировых рынках продукты и товары. Почему с большой буквы? Вот почему.

Украина является десятым производителем стали в мире. Его общим объем производства составляет около 2% мирового производства. Если начнутся перебои с поставками украинской стали, то стальные американские компании займут освобождающийся рынок сбыта. Например, компания US Steel имеет представительства в Центральной Европе и находиться в идеальном положении, чтобы компенсировать сбоит поставок стали из-за дестабилизации ситуации в Украине. Реакцией рынка стали может стать и рост цен на сталь из-за того, что общее предложение стали может сократиться на те же 2 украинских процента.

Украина является восьмым в мире производителем марганца. На долю Украины приходиться около 8% мирового предложение марганца. Поэтому сбои поставок марганца, также могут открыть новые рынки сбыта для американских компаний. И также, поначалу, будет рост цен на марганец.

То же самое касается железной руды. Компаний BHP Billiton может извлечь немалую выгоду из падения производства железной руды на Востоке Украины.

Есть также много других потенциальных победителей из-за развития геополитического конфликта.[vii]

Факт номер шесть.

2 марта 2014 года так называемый и.о. президента Украины господин Турчинов в присутствии послов США, Германии и Польши на Украине подписал предварительное соглашение с МВФ о предоставлении финансовой помощи Украине, согласно которому:

- вся газотранспортная система Украины - с момента подписания итогового основного соглашения о финпомощи - безвозмездно передается в собственность американской компании Chevron,

- владельцы Мариупольского, Запорожского, Днепропетровского металлургических комбинатов обязаны передать 50% акций компаний в собственность немецкой компании Ruhr,

- угольное производство Донбасса также передается финской дочке компании Ruhr.

Также, помимо политических требований, в подписанном документе есть пункт о предоставлении блоку НАТО территорий под Харьковом для размещения систем американской противоракетной обороны, звена американской истребительной авиации для прикрытия объектов ПРО.[viii]

Сейчас, даже при ослеплении огнем и горем украинской трагедии, нельзя забывать о тех, кто более всего на Западе заинтересован в её разжигании.

В двух словах – ТНК пришли на Украину и желают уже не её куски, отданные им бывшими властями, а все и сразу. Именно для этого надо довести страну до такой ручки, чтобы она упала им в руки, как созревший плод. И бесплатно.

Факт номер семь.

Прежде, чем переходить к дальнейшему разбору полетов, хотелось бы показать, до чего уже довели американские компании те участки украинской земли, где они начали добывать сланцевый газ.

Вот – фотографии портала «Цензор.НЕТ» с места сланцевых разработок:

Эксперты:  Кто «заказал» Украину?


Эксперты:  Кто «заказал» Украину?


«Это геноцид. Вода отравлена: на Донбассе начали добывать сланцевый газ», пишет «Цензор.НЕТ». Посмотрите, во что превратилась Яремка, граница Харьковской и Донецкой областей. Все вот это красно-бурое сливают в Северский Донец.

«Такой станет вся область, фрекинг отравляет воду и землю на многие километры вокруг», - цитирует Цензор.НЕТ рассказ жительницы области Полины Никулиной.

«Яремовка гибнет. Вода отравлена. Рядом наш водозабор. Погибнет Изюм. Северский Донец в 700 метрах. Все, что вниз по течению, пьют эту воду. Идет черная разведка методом фрекинга. «Шелл» не тратит свои деньги. Бурят на наши первые разведочные скважины», - отмечает Полина.

«Яремовка и Изюм не единственные. Мы просто первые. Львовская, Донецкая, Днепропетровская, Ивано-Франковская, Полтавская, Кировоградская, Харьковская области, Черное море - везде это будет. Поймите сами и объясните другим: это - геноцид. Не ждите онкологии и отравлений, поймите, что Украины просто не будет. Расскажите людям, как убивают за деньги прямо сейчас. Если вы живете ниже Яремовки по течению Донца, не пейте воду из крана и не купайтесь летом в реке!», - добавляет активистка.[ix]

Люди стали протестовать и задавать украинским властям неприятные вопросы: «Куда девать эти озёра химикатов? Откуда возить в бочках питьевую воду населению, живущему у скважин «Шелл-Шеврона», и кто за это будет платить? Кто будет лечить людей, заболевших от этой экологической катастрофы? Что станет дальше со средой обитания? Возродится ли эта земля и реки? Куда бежать людям от этого сланцевого пожара?»

Но ТНК-то уже вложились в проект, и им надо деньги возвращать, а ещё лучше – приумножать, и вдруг украинцы начали подниматься против такого «сотрудничества». Ответ на проблему у американцев всегда прост: «не хотите – заставим».

Вот после этого печеньки на Майдане в Киеве и появились. Виктория Нуланд, помощник госсекратеря США, знала, что делала – цена мешка с печеньками значительно ниже прибылей от варварской эксплуатации украинских земель, уже отданных здесь в аренду «Шелл-Шеврона».

Эксперты:  Кто «заказал» Украину?


И вот здесь можно идти дальше в нашем рассказе.

Основные планировщики и участники украинских событий — энергетические гиганты и американский ВПК США, уверена автор сайта ПРАВОСУДИЯ.НЕТ Татьяна Волкова. Её точный анализ заслуживает того, чтобы процитировать рад его позиций.

«Чтобы определить, кто является партнёром западных корпораций, а кто — конкурентом, нет необходимости разбираться в груде экономических выкладок и договорных обязательств. Достаточно включить телевизор: если правительство Соединённых Штатов озабочено состоянием прав человека или другими нарушениями права в определённой стране, то в ней доминирует корпорация, на данный момент воспринимаемая «ExxonMobil» и «Chevron», как конкурирующая, — со всеми вытекающими последствиями, включая соответствующую активность ВМС и других родов войск и соответствующую долю американского ВПК в бюджетных расходах. За ту же команду играют «BP» с «Royal Dutch Shell», и соответственно любое правительство Великобритании», пишет Татьяна Волкова, и переходит на украинские события - «к фигурантам, их функциям, интересам и соответственно мотивам».

«ЦРУ и его директор Джон Бреннан. Выполняют на Украине задания американских нефтяников и ВПК. Корпорации управляют Бреннаном (а заодно и руководимой им организацией), благодаря убийственному компромату на него, и этого фигуранта нельзя считать самостоятельным игроком.

Владелец ЧВК «Greystone» Эрик Принс находится на перепутье. В рамках получившей благозвучное название «стратегии сдерживания России», программы «вытеснения «Газпрома» с ключевых рынков», он рассчитывал на повышение спроса на услуги своих наёмников, и на выгодные заказы от американского правительства в Молдове, Украине, Грузии и Азербайджане. Однако после того как два десятка лучших бойцов «Greystone» не сумели уберечь порученного их попечению бреннановского супердиверсанта, и сами оказались в плену где на Юго-Востоке Украины, директору ЦРУ пришлось приезжать в Киев по фальшивым документам с тем, чтобы вызволять этого опасного свидетеля. Теперь Принс больше не может рассчитывать на заказы от Бреннана.

Рассчитывать же на скорую отставку Бреннана Принс не может, так как Обама уже просил того уйти на пенсию, и Бреннан отказался.

Обаме приходится изображать на публике, будто он контролирует ЦРУ и Бреннана, в действительности работающего с заказчиками напрямую, и обходящегося без посредничества Обамы. При этом у него есть и свой интерес, зачастую противоречащий целям, как спонсоров, так и клиентелы, а именно: постараться чтобы первый чернокожий президент США не остался в истории в качестве лидера, приведшего человечество к порогу мировой войны». [x]

И, напоследок, ещё парочку новостей из Вашингтона и Киева о том, как сейчас суетятся законодатели и спецслужбы США для обеспечения планов их крупнейших ТНК по поглощению Украины «задаром».

Поставки на Украину противотанкового оружия и средств ПВО предусматривает законопроект, внесенный на рассмотрение сената Конгресса США в первых числах мая с.г. Предложенный республиканцами документ, в частности, «предоставляет президенту санкцию на оказание прямой военной помощи Украине, включая поставки противотанкового оружия, средств ПВО и легкого стрелкового оружия». На эти цели уже в этом финансовом году предлагается выделить $100 млн.[xi]

Кроме того, законопроект дает «добро» на предоставление украинскому правительству разведывательной и иной информации, достаточной, чтобы определить расположение, состав и потенциал российских вооруженных и разведывательных сил. В частности, речь идёт о дислокации и количестве российских войск.

ПВО понадобилось, чтобы в будущем защитить американские владения на Украине. А развединформация сгодится для того, чтобы киевские мятежники, захватившие власть в феврале, смогли хоть как-то выстоять, сохраняя свои позиции до объявленных на 25 мая выборов «президента Украины», после которых «на законном основании» будут отпущены любые тормоза в процессе поглощения украинской собственности и производственного потенциала названными выше ТНК, да и не только ими.

Заметим, что в тот же закон Конгресс США совершенно сознательно вкладывает санкции против главных конкурентов ТНК на этом рынке – крупнейших российских компаний: если в течение семи дней с момента вступления закона в силу Россия не отведет значительную часть своих войск от границы с Украиной и не прекратит дестабилизировать ситуацию на востоке Украины, то карательные меры будут введены против таких организаций, как «Газпром», «Роснефть», «Новатек», «Рособоронэкспорт», Сбербанк, банк ВТБ, Внешэкономбанк, Газпромбанк и всех подконтрольных им структур.[xii]

Ну, и в духе «холодной войны» в документ включен пункт о расширении вещания правительственных радиоголосов на русском языке на страны бывшего СССР.

Параллельно американцы сами включаются в процесс пропагандистского оболванивания не только украинского, но и европейского населения.

Информационную политику Киева относительно карательной операции против сторонников федерализации на юго-востоке Украины формируют западные пиарщики, главная цель которых — европейское общественное мнение, считает источник РИА «Новости» в российских властных структурах.

Он обратил внимание на изменившиеся в последнее время форму и тональность действий киевских властей в информационной сфере. «Формируется она отнюдь не гражданами Украины, а прибывшими из-за границы специалистами. В группе по пиару так называемых «антироссийских действий» работают американские эксперты — насколько нам известно, у некоторых из них через пиджаки и свитера просвечивают погоны. Есть и европейские пиарщики, в частности из Бельгии, которые еще в период грузинского вторжения в Южную Осетию убеждали мир в «русской агрессии» и даже добились на какое-то время успеха».

«Некоторые из этих специалистов, работающих сейчас в Киеве под крышей СБУ, нам хорошо известны. Известно и то, что одной из задач является донесение дезинформации до большого количества СМИ в США и Европе», — отметил он. [xiii]

Фантастика? Нет. Эти же факты подтверждаются германскими источниками.

Десятки сотрудников Федерального бюро расследований и Центрального разведывательного управления США работают на Украине, сообщает немецкое издание Bild. По данным газеты, среди прочего, специалисты содействуют Киеву в формировании силовых структур и консультируют по вопросу проведения спецоперации в юго-восточных районах.[xiv]

Не хотелось бы повторять банальности, но, как не процитировать классическое – «картина маслом»…

Украинская трагедия после таких вот новостей представляется совсем в ином виде – на Земле продолжается гигантская битва крупного капитала за новые территории.

«Ничего личного – это бизнес»? Да, нет уж.

На сей раз ТНК залезли не по адресу.


[i] http://rus.newsru.ua/ukraine/10aug2013/exxonmobil.html

[ii] http://u-news.org.ua/16355-amerikanskie-kompanii-aktivno-priobretayut-ukrainskie-dolgi.html

[iii] http://crimsonalter.livejournal.com/7247.html

[iv] http://www.odnako.org/blogs/amerikanskie-kompanii-nachinayut-dobichu-slancevogo-gaza-na-ukraine/

[v] http://www.vremia.ua/rubrics/politika/1805.php

[vi] http://voprosik.net/monsanto-neset-gmo-na-ukrainu/

[vii] http://beststock-news.com/investment-ideas/birzhevye-drajvery/item/374-kakie-amerikanskie-kompanii-vyigrayut-ot-krizisa-na-uraine.html

[viii] http://u96.livejournal.com/99624.html

[ix] http://censor.net.ua/photo_news/238116/eto_genotsid_voda_otravlena_na_donbasse_nachali_dobyvat_slantsevyyi_gaz_shokiruyuschie_foto

[x] http://pravosudija.net/article/rossiya-na-voynu-ne-pridyot-okonchanie

[xi] http://russian.rt.com/article/30133

[xii] Там же

[xiii] http://m.ria.ru/world/20140503/1006345812.html

[xiv] http://russian.rt.com/article/30506#ixzz30pVRycRs

http://novorus.info/news/analytics/15936-eksperty-kto-zakazal-ukrainu.html

Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»
Центральное информационное агентство Новороссии
Novorus.info
Донбасс

Нас хотят замазать в крови!

Город Изюм, Харьковская область.1 Украинский военный стоит спиной к забору. Озирается по сторонам, на людей, выходящих из соседнего двора. Он в одежде защитного цвета. На голове подвернутая балаклава.

— Сегодня пацанов-срочников постреляли, как куропаток, — говорит он. — Мы не понимаем четко, где террорист. Наши теперь говорят то же самое, что раньше говорили беркутовцы: мы вернулись с Майдана, нас обливали грязью, открыли на нас уголовные дела. На каком основании мы сейчас здесь находимся? Мы просим ввести на отдельной территории военное положение. Закон о военном положении четко разделит людей на мирных и пособников. Стрелявших уже начинают уголовно преследовать. Поэтому мы боимся применять оружие. У нас на это никаких юридических оснований. Сейчас происходит как? Мы подъезжаем к блокпосту на технике, сепаратисты сразу уходят в лес, оставляя там только безоружных. Мы подъезжаем, они сдаются. Но только мы отъезжаем от блокпоста, сепаратисты выходят из леса снова. Вот такая тактика… Мы можем стрелять только согласно закону о милиции — когда стреляют в нас. Это бред. На законных основаниях мы бы освобождали город за городом. Но для этого мы должны понимать: если мы применим оружие, нам за это ничего не будет.

Время его пребывания у забора истекло. Оглядываясь по сторонам, он быстрым шагом уходит.
***

Ресторан «Семь ветров». За соседний столик садится незнакомый плотный мужчина в спортивной куртке. Какое-то время ест котлету, запивая красным вином.

— Коллега, разрешите поинтересоваться, откуда вы? — ко мне подходит тощий молодой человек с крупными зубами и бейджем, болтающимся на груди. Бейдж сообщает, что подошедший — харьковский журналист.

— Не думаю, что мы с вами коллеги, — отвечаю я, и он, переглянувшись с мужчиной за соседним столиком, уходит.

[Spoiler (click to open)]Удаляется и сам мужчина. Не проходит и пяти минут, как в темных интерьерах ресторана, который в городе Изюм считается самым дорогим, возникают четверо в милицейской форме.

— Предъявите, пожалуйста, документы, — обращается ко мне один из них.

— На каком основании вы хотите проверить мои документы, когда я обедаю? — спрашиваю его.

— В городе военное положение. Вы не знали?

— Я знаю, что военного положения нет.

— Предъявите, пожалуйста, документы, или вам придется проехаться с нами. — Они обступают мой столик.

— А вдруг вы переодетые террористы? — предполагаю я. — Предъявите-ка, пожалуйста, сначала свои документы.

Они отказываются. Какое-то время мы повторяем одни и те же фразы: я отказываюсь показывать документы до тех пор, пока они не покажут свои. В конце концов они достают из карманов свои корочки, а я из сумки — свою пресс-карту.

Они выходят из ресторана, переговариваясь: «Вот они, россияне. Чего все к ним рвутся? Она за две минуты успела нас морально покусать…»
***

Трасса, прилегающая к «Семи ветрам». Иду по ней пешком, опасаясь вызвать такси. Мимо проезжает машина с теми же милиционерами. Скрывается. Появляется бронированная машина. Останавливается у обочины. Когда я подхожу, дверь открывается. Из нее выглядывает военный, с которым я разговаривала у забора, жестом приглашая быстро в нее сесть. Спереди еще двое. Один снимает с головы каску и протягивает мне. На полу автоматы, бронежилеты и другие военные принадлежности.

Машина въезжает в лагерь и останавливается возле палаток защитного цвета. Возле них сгрудились срочники и представители самообороны Майдана, влившиеся в национальную гвардию. Слева бронетранспортеры (над одним развевается украинский флаг). Сзади вертолет. Мимо палаток идет мужчина в спортивной куртке.

— Я только что видела его в «Семи ветрах», — говорю я. — Он ел котлету и пил вино.

— Это Рудницкий, — отвечает спецназовец. — Керивнык АТО (командующий антитеррористической операцией. — «РР»). Дебил, гондон и чмо. У него утром срочников покрошило, а он вино пьет. А что для него убитые люди? Ему плевать. Это чмо призвали с пенсии. Он целый генерал-лейтенант. Всю жизнь командовал внутренними войсками. Бестолковый до беспредела. Можешь себе представить, какие задачи он нам ставит: «Выезжаете по этой дороге в ту сторону. Там будет блокпост. Подъедете и расстреляете его». Отвечаем: «Ну хорошо. А там четко установленные сепаратисты?» — «Нет, там блокпост, значит, там наши враги». — «Ну хорошо. А если там просто люди стоят с палками или в касках?» — «Слушайте, не задавайте глупых вопросов! Езжайте и стреляйте!» — «Нет, товарищ генерал-лейтенант, если вам надо, то вы езжайте и стреляйте сами».

— А вы имеете право не выполнить приказ? — спрашиваю я, пока сидящие в машине провожают взглядом своего «керивныка». В их глазах ни злобы, ни ненависти, только удивление.

— А нам пофиг. Ну а что нам сделают? С войны уволят? Прямо с передовой? Мы пытаемся объяснить нашему дебилу, — мой знакомый кивает на Рудницкого, — что существует два способа ведения военных действий: умом и количеством. Он хочет воевать количеством. То есть людскими потерями. Мы их берем, выковыриваем из этих оккупированных зданий, а для них автоматическая амнистия… Мы предлагаем более профессиональный вариант. Но для него нужны деньги. А этот, который вином котлеты запивает, боится звонить наверх и докладывать о том, что для выполнения задач ему нужны деньги. Сверху его спрашивают: «Мы тебя зачем туда поставили? Ты не справляешься». Поэтому он создает видимость выполнения задачи.

— Каким образом?

— С помощью средств массовой информации. Ты не слышала, что вчера передали? Славянск под контролем силовых структур.

— А это не так?

— Конечно нет! Видимость нужна для европейских инвесторов, чтобы денег дали.

— А «Беркут» и «Альфа» тоже здесь?

— На «Беркут» и «Альфу» заведены уголовные дела за Майдан. У них была альтернатива: или ехать сюда, или в тюрьму садиться. «Беркут» и «Альфа» — заложники ситуации. Их судьба в руках Авакова. Историю пишут победившие… Ладно, мы поехали. У нас мало времени. Мы в ночь выходим.
***

День второй. Та же машина останавливается у жилого дома. Пригнув голову в капюшоне, мой вчерашний собеседник передвигается короткими пробежками к подъезду. Сегодня поверх военной одежды на нем спортивная куртка. Он сильнее прежнего озирается по сторонам.

— У нас минут семь, — говорит он глухо и не так уверенно, как вчера.

— Что случилось?

— Сегодня мы попали в засаду. У меня трехсотые (бойцы с ранениями. — «РР»). С нами никто не говорит! Никто не говорит с людьми моего уровня! — он снимает капюшон. Под ним осунувшееся лицо, распухший нос, ссадина на щеке. — Они хотят заставить нас выполнять тупорылые приказы! Но нас не сильно заставишь! Мы думающие люди. Они потом садятся в самолет и улетают, а мы несем ответственность.

— Ты по-прежнему готов расстреливать?

— Да. Людей с оружием — да. Если люди, не принадлежащие ни к одной официальной структуре, захватывают административные здания, мы им сообщаем: «Ребят, здесь работают вооруженные силы. Мы даем вам двадцать минут. Выходите с поднятыми руками! Оружие кладите рядом с собой справа и слева. Вы попадаете под закон об амнистии, объявленный правительством». Если вы этого не делаете, то через двадцать минут вы автоматически становитесь преступниками, и тогда начинается штурм здания.

— Ты сегодня расстреливал людей, да?

— Нет, — тихо говорит он и прикрывает темные глаза. Становится ясно: сегодня он расстреливал людей.

Мы молчим. Время истекает.

— Да, я вижу, что народ тут живет бедно, — глухо начинает он. — Да, я вижу, что народ тут загнан этими олигархами. Загнан в такие условия… — не договаривает. — Но все это превратилось в… Захотели они, зашли в магазин, забрали что вздумалось и уехали. В том же Славянске и Краматорске народ сам от них страдает.

— Есть здесь «Правый сектор»?

— Я здесь никакого «Правого сектора» не видел. Самооборону видел, которая влилась в национальную гвардию. «Беркут» видел. «Альфу» видел.

— Самооборона Майдана имела мало времени на военную подготовку. Как они справляются сейчас?

— Мы все великие стратеги, глядя на бой со стороны. Одно дело, когда ты бросаешь в «Беркут» брусчатку и коктейли Молотова и понимаешь свою безнаказанность… Другое — когда ты идешь с оружием и против тебя тоже люди с оружием. Да, нам пока везло. Мы стреляли из пулемета, сепаратисты все понимали и выходили с поднятыми руками… Ну, наши снайпера работали пару раз. Но так, без бравады. А что касается самообороны, то настрой, который они получили на Майдане, не совсем то же, что профессиональная подготовка. Если тебя ранили из оружия — это не комара стряхнуть, ты выходишь из строя. А у этих какая техника? У них есть очаги напряжения. И к этому очагу приходит жена с коляской. Это очень сложная тактика для нас. Как стрелять? А как они нападают на наши контролируемые объекты? Обычная остановка. Люди ждут маршрутку. Подъезжает машина, из нее выходят два парня в спортивных куртках. Один говорит людям: «Стойте здесь. Никто никуда не разбегается». Второй парень из подствольного гранатомета обстреливает наш объект с одной стороны. Переходит на другую, пристегивает другой рожок, стреляет. Они садятся в машину и уезжают. А люди так и стоят. Они стреляют из-за их спин! Ни снайпер, ни стрелок прицелиться не может! Но это не делают российские солдаты. Российские солдаты не знают, где остановка, где взять машину, куда ехать. Все это местные. Но ваши дают им в руки оружие.

— Я говорила с местными. Против вас девяносто процентов населения. Что вам нужно: зачищенная от людей территория или сами люди? Вы не можете зачистить девяносто процентов населения.

— Я это с каждым днем понимаю все больше и больше… Эти люди никогда дальше Восточной Украины не уезжали. Им не с чем сравнивать. Это бедные, выброшенные, никому не нужные люди, запуганные раздутым «Правым сектором». Пусть будет хреново, как всегда, лишь бы стабильность… Да, все политические способы решить проблему не были исчерпаны. Их даже никто и не думал использовать. С людьми никто не поговорил. А нужно было. Ни один политик здесь не был. Они не встречаются с ними, и они не встречаются с нами. Да вопросов нет — садись на бронеавтомобиль, мы будем охранять тебя, езжай к людям в захваченные райотделы. Выдвигайте разумные требования, аргументируйте. Легко по телевизору называть их сепаратистами, а проедьтесь по этим дорогам, зайдите в местные магазины и посмотрите их ассортимент. Нет. Зачем?

— Но вы все равно будете сегодня брать Славянск и Краматорск?

— И мы их возьмем… Только какой ценой…

— Ценой — с чьей стороны?

— Какая разница? И тут люди, и там. Ценой человеческой жизни.
***



День третий. Пересекаю темные дворы. Выхожу на освещенную дорогу. Местные ходят оборачиваясь. Недолго толпятся у продуктовых, закрытых уже ларьков, быстро переговариваются и сразу расходятся. До меня доносятся слова: «огнестрел», «минометы», «сектор», «суки».

Загораются фары. Убыстряя шаг, я иду к машине. Дверца открывается. Сажусь в темный салон. Лица не видно. На нем глубокий капюшон.

— Включи свет, — говорю я.

— Да ради бога, — он зажигает лампочку на потолке.

Его щека посечена. Два передних места в машине пусты. Сзади на сиденьях лежат две каски.

— Где они? — я киваю вперед.

— Их нет.

— Так где они?

— Их нет.

— Их нет здесь?

— Они двухсотые… Мы попали в засаду. Как все бездарно планируется! Настолько бездарно, что ты себе даже представить не можешь, — он выключает свет. Уставший голос доносится из темноты: — Я сначала думал, что таких бездарей не могут ставить на руководство, а теперь понимаю, они специально именно таких людей поставили, которые изначально ничего конструктивного сделать не могут. И свою работу по ничегонеделанию они делают профессионально. Теперь я понял, для чего мы им были нужны.

— Для чего?

— Чтобы замазать нас в крови.

— И вы замазались?

— Не-е-ет, — говорит он, и по его голосу я снова понимаю, что врет. — Мы стреляли, только когда стреляли по нам.

— Они не виноваты.

— Кто?

— Те люди, по которым вы стреляли. Они не виноваты, что их довели до такой жизни, а потом сразу повернули против них дуло автомата. За что вы в них стреляете? На их же земле.

— Посиди здесь, я сейчас приду, — говорит он, открывая дверцу. — Мне надо доложить, что я вернулся. Заблокируйся. Я пять раз постучу по стеклу, когда вернусь, — он выходит из машины хромая. — Посекло, — объясняет.

Через полтора часа по стеклу стучат — пять раз. Открываю дверь. Он заходит. Садится. Зажигает свет и долго смотрит в одну точку — туда, где вчера сидел человек, давший мне свою каску.

— Они удивились… — глухо произносит он.

— Кто? Чему?

— Мое руководство удивилось тому, что я вернулся живой. Они попросили написать объяснительную.

— О чем?

— О том, как мне удалось выйти из двух засад. Эта свора пузатых генералов хочет, чтобы мы им объяснили, каким чудом выбрались из засад. Ты понимаешь, что они нас живыми не ждали?

— Уходи с этой войны.

— Это не моя война. Но я солдат. Я участник АТО. Я не могу сказать: «Все, для меня война закончилась, я ухожу».

— Завтра этих генералов будут судить…

— Мы заехали на блокпост, он был перегорожен цистернами с горючим. Начали подъезжать — в нас стрельнули из гранатомета. Мы тоже постреляли в ответ. Обошли этот блокпост. Зашли еще на один. Зашли в административное здание — зачистили. Начали выходить, там уже много людей собралось. Прыгнули на броню и ушли. Когда мы подходили к блокпостам, они нас уже ждали. У них агентурная сеть — весь город. Потом мы пошли забирать наших, которые попали в засаду. Пока за ними шли — трое трехсотых и двое двухсотых. Мы сами попали в засаду.

— Как она выглядела?

— Как обычно. Они просто поджигают покрышки в несколько рядов. Мы остановились, я зачищал эту горящую ерунду. В нас выстрелили из гранатомета, но опять не рассчитали: было темно. Я просто спереди был, а ребята сзади, ну вот… вот так это получилось, — шепотом говорит он. — Ребят пошибло.

— Что ты почувствовал?

— Ничего, — без эмоций говорит он. — В пылу боя ничего не чувствуешь. В пылу боя работают только инстинкты.

— Какие?

— Ты очень хорошо слышишь — все. Видишь то, чего в мирной жизни не видишь. Видишь через кусты. Ищешь опасность везде. Я отчетливо слышал цоканье пуль о броню, слышал команды старших. Но психика еще не отошла. Ты не представляешь, что это такое… И еще на меня давит груз предательства.

— Чьего?

— Предательство тех людей, которые декларируют совсем другие вещи. Которые должны помогать, вместо того чтобы предавать. Мы же работаем для наведения конституционного порядка. А не успеваем мы сесть на броню, как нас тут же сдают.

— Сдает кто?

— Свои. Я в этом больше чем уверен.

— И как вы выживаете?

— Случайно…

— Ты понимаешь, что нет чести в том, чтобы расстреливать своих сограждан и подставлять своих бойцов?

— А что я могу сделать, если он солдат?
***

Они уходят. И не только они. Уходят и элитные подразделения, отказавшись стрелять непонятно в кого. Сославшись на то, что не могут четко отличить мирное население от наемников. Требуя дать законную основу для нахождения спецподразделений в зоне АТО. «Мы не имеем права выполнять преступные приказы, — заявили они. — Опыт “Беркута” показал, что крайними становятся люди, выполняющие приказы. А руководители куда-то исчезают».

Через несколько дней он отправит мне сообщение: «Они нас шантажируют. Заставляют ехать в очередную горячую точку — а по-честному, в мясорубку. Налицо тактика заградотрядов НКВД: либо идете вперед, либо расстреляем. При этом просьбы о переоснащении игнорируются. А самое главное, что не принимается во внимание, — это закон о военном положении».

Сейчас в отношении этого военного и многих других проводится служебное расследование.

Источник: http://expert.ru/2014/05/13/nas-hotyat-zamazat-v-krovii/