January 31st, 2015

Главный

А. Фурсов: Ротшильды и Рокфеллеры — застрельщики мировой антилиберальной революции

Оригинал взят у ss69100 в А. Фурсов: Ротшильды и Рокфеллеры — застрельщики мировой антилиберальной революции

Аналитикам сей альянс показался странным, неожиданным. Считалось, что два  клана давно ведут между собой яростную конкурентную войну. Ее отголоски  конспирологи видели во многих мировых событиях. Начиная с экономического взлета Китая с помощью Ротшильдов, ударившего по США — вотчине Рокфеллеров, введение евро — противовеса  американскому баксу и заканчивая разными мелочами.

Типа взрыва весной 2010 года в Мексиканском заливе у берегов США нефтяной платформы компании «Бритиш Петролеум», считающейся надежным активом Ротшильдов. Даже нашего Михаила Ходорковского причисляли к жертвам борьбы кланов. Он имел с Ротшильдами несколько общих проектов, ввел ветерана Семьи сэра Джейкоба в Совет своего благотворительного фонда «Открытая Россия». Рокфеллеры, якобы, тоже положили глаз на  «ЮКОС». Итогом подковерной схватки титанов стал арест Ходорковского. «ЮКОС» он потерял.

Много чего еще приписывали заклятым конкурентам. И вдруг они объединились. Мало того, создали траст в $40 миллиардов. Тайные переговоры велись целых два года. Значит, решение не было спонтанным.

Ряд аналитиков изрек приговор: две Семьи объединяют капиталы, чтобы выжить в мировой кризис!

Иного мнения был историк Андрей Фурсов.

«Это концентрация капитала и власти накануне серьезных потрясений, которые выходят за рамки финансов и экономики, не просто выживание в кризис, как думают некоторые, а властно-экономическая заявка на господство в посткризисном и посткапиталистическом мире. Объединение капиталов Ротшильдов и Рокфеллеров может быть всего лишь верхушкой айсберга, видимой частью тайных договоренностей  в борьбе одних закрытых обществ против других.»

Прошел год. Просим директора Института системно-стратегического анализа Андрея Фурсова вернуться к теме альянса. Что же это было на самом деле?

«Альянс действительно странный. Первая странность: 2 могущественных клана, правофланговые мировых семейств, сотню лет контролирующих Федеральную Резервную Систему США, то есть печатный долларовый станок, объединяют активы всего в $ 40 млрд?»

— Это очень солидная сумма.

Collapse )
Главный

Истории от Олеся Бузины: Республики 1918 года

Чтобы не наломать дров в Украине сегодня, нужно вспомнить революцию и Гражданскую войну. Тогда, кроме УНР, тут возникли сразу несколько конкурирующих республик.

Харьков, 1918. Там было провозглашено двереспублики — Украинская Народная Советов рабочих, крестьянских, солдатских иказачьих депутатов и Донецко-Криворожская.
Харьков, 1918. Там было провозглашено две республики — Украинская Народная Советов рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов и Донецко-Криворожская.

В предыдущей статье, опубликованной в газете «Сегодня» в прошлую субботу, я вспомнил слова Карамзина: «История утешает в государственных бедствиях, свидетельствуя, что и прежде бывали подобные». Конечно, история — слабое утешение. Большинство людей не желают попадать ни в какие истории. Им хочется просто жить — работать, растить детей, строить дома, ездить на отдых в полюбившиеся места. То есть пребывать не в историческом линейном времени, сулящем всяческие неприятности, а в уютном циклическом, где зима гарантированно сменяется весной, а первое блюдо — вторым и десертом.

Но история не дремлет и то и дело ввергает зазевавшегося обывателя в пучину всяческих бедствий. Поэтому полезнее ее все-таки знать. Иногда она помогает лучше корвалола. Когда ушел Крым, начались выступления на Юго-Востоке с требованиями федерализации и государственного статуса для русского языка, а потом вдруг словно бы из ничего возникла загадочная Донецкая республика, окруженная блокпостами, мальчики и девочки в телевизоре первым делом заголосили о заговоре. А я вспомнил времена далекого 1918 года, когда телевизора еще не было, зато на территории Украины, кроме Центральной Рады, имелись Одесская и Донецко-Криворожская республики, украинское советское правительство в Харькове и Крымское краевое правительство генерала Сулькевича. И еще много чего, вплоть до всем известного батьки Махно, которого вполне можно рассматривать, проводя исторические параллели, как предводителя гуляйпольской самообороны.

Мне вообще иногда кажется, что с 1991 года, когда в Москве пал Горбачев, мы переживаем повторение великого имперского кризиса 1917-го — только замедленное во времени. Пассионариев сегодня куда меньше, чем сто лет назад. Обыватель же, наоборот, пошел в рост. Поэтому события разворачиваются с меньшей интенсивностью. На то, что в начале прошлого века требовались годы, теперь уходят деся­тилетия.

[Spoiler (click to open)]

ЗАПАЛ ЦЕНТРАЛЬНОЙ РАДЫ. Точно так же, как Майдан на сломе 2013—2014 годов «разбудил», сам того не желая, Юго-Восток (все события там происходящие — всего лишь зеркало тектонического толчка из Западной Украины), киевская Центральная Рада в 1918-м подала пример «творчеству масс» в Крыму, Одессе и Харькове. Правительство Рады никто не выбирал, кроме самой Рады. Власть ее в Киеве опиралась на несколько военных частей, либо перешедших на сторону новых властителей, либо сформированных на скорую руку, как гайдамаки Симона Петлюры. За пределами Киева этот «уряд», возникший, словно бы из ничего, никакого влияния не имел. Там, если честно, вообще не было никакой власти. Царский режим пал. Полицию отменило еще петроградское Временное правительство. Чиновничество было деморализовано, а частично разогнано. Местное самоуправление до смерти напугано. Каждый инициативный гражданин решил, что настало его время, и кинулся тащить «суверенитета», сколько смог.

СоздателемДонецко-Криворожской Республики считается Федор Сергеев по подпольной кличке«товарищ Артем».

Создателем Донецко-Криворожской Республики считается Федор Сергеев по подпольной кличке «товарищ Артем».

ВОЛЬНЫЙ ГОРОД ОДЕССА. 3 января 1918 года неожиданно для всех объявила себя «вольным городом» Одесса. Для кого-то это название звучит смешно. Но «вольный город» — не выдумка веселых одесситов, а европейский юридический термин. «Вольными городами» называли в Европе муниципальные общины, пользовавшиеся статусом государства в государстве. В том же 1918 году, когда Одесса решила добавить себе свободы, в составе Германии имелся вольный город Гамбург, и ни у кого это не вызывало хохот. Гамбург действительно обладал особыми правами, и даже жители его служили в особых частях германской армии, составленных только из гамбуржцев. Причем на бляхах их ремней красовался герб родного Гамбурга.

Вряд ли вы знаете, дорогой читатель, что Гамбург и сегодня официально называется «вольным и ганзейским городом Гамбургом» и имеет статус одной из шестнадцати земель Федеративной Республики Германия! То есть все то же государство в государстве.

Но вольным городом Одесса стала отнюдь не из желания подражать скучным немцам, трескающим капусту с сосисками на месте впадения бывшей славянской реки Эльбы в холодное Северное море. У нее имелись собственные резоны и предпосылки. Одесса и возникла-то по сути как вольный город. С 1817-го по 1859 год, согласно императорскому указу Александра I, она пользовалась статусом «порто-франко», в переводе с французского — свободного порта. Товары, ввозимые в нее, не облагались налогами. Российские имперские таможни стояли уже за пределами городской черты. Времена порто-франко одесситы вспоминали как золотой век, заложивший основы процветания Южной Пальмиры, как в противовес Пальмире Северной (Петербургу) высокопарно называли тогдашние журналисты «жемчужину у моря». Так что лично для меня ничего странного нет в титуле «вольный город», которым одесситы решили защитить себя от бури революции. Они надеялись на то, что в Одессу войдут союзники — англичане и французы — и не допустят нашествия сердитых дядек на тачанках во главе со всякими Махно и атаманами Григорьевыми, суровая звезда которых только начинала восходить над Таврической степью, отражаясь в стенке бутыли с мутным самогоном.

Но кроме киевского правительства Центральной Рады, на территории Украины существовала, говоря одесским языком, еще и его «конкурирующая фирма» — Украинская Народная республика Советов рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов. Это государственное образование возникло в Харькове 25 декабря 1917 года на Первом Всеукраинском Съезде Советов. У него имелся даже свой флаг — красный, но с желто-синим «кантоном» — вставкой национальных цветов в углу полотнища. Политической программой харьковского советского правительства являлась федерация с красной Россией (аналог вступления в Таможенный союз), а вооруженными силами — отряды красногвардейцев. Не поверите, но правительство в Харькове официально называлось почти так же, как и у Центральной Рады – Народный Секретариат. Главой его избрали тридцатидвухлетнего большевика-электрика Ефима Медведева родом из Бахмута, что ныне переименован в Артемовск.

Крейсер«Алмаз». Воевал за Одесскую Республику в 1918 г.

Крейсер «Алмаз». Воевал за Одесскую Республику в 1918 г.

КОГО СЛУШАТЬСЯ? Какое из двух правительств — киевское или харьковское — окажется сюзереном вольной Одессы, на тот момент было еще неясно. Первой наложить на нее державную длань попыталась Центральная Рада. 22 января 1918 года она заявила права на девять губерний бывшей Российской империи — в том числе и Херсонскую, в которую пышная Одесса на момент отречения Николая II от престола входила на правах скромного «уездного города», что явно не соответствовавшего ее финансовой мощи. Уездный город… Это даже как-то не вяжется с роскошными бульварами и прекрасными зданиями Одессы, выстроенными в итальянском стиле. А ведь так было! В той же Херсонской губернии восемнадцатитысячное Гуляй-Поле, с прямыми улицами, двухэтажными кирпичными домами  и годовым торговым оборотом в три миллиона золотых рублей тоже почему-то считалось по документам… простым селом. Хотя давно уже переросло к началу прошлого века эти тесные рамки.

Как бы то ни было, ровно через четыре дня в вольном городе Одессе вспыхнуло восстание против Центральной Рады. Как и в Петербурге, большевики захватили почту, телеграф и телефон. Потом, как бы между прочим, еще и вокзал. А на закуску — прихватили штаб Одесского военного округа, перешедший на сторону Рады от павшего в Петрограде Временного правительства. Одна часть гарнизона встала на сторону Киева, другая — решила, что главный тот Секретариат, который в Харькове. Юнкера военных училищ поддержали Центральную Раду. Черноморский флот, наоборот, — Украинскую советскую республику. Но перелом в битве за город принесли именно моряки в клешах, изрядно покрасневшие на тот исторический момент. Старые потрепанные броненосцы ЧФ «Ростислав» и «Синоп» с примкнувшей к ним яхтой «Алмаз» (эта посудина благополучно пережила в свое время даже Цусиму!) ударили главным калибром по позициям киевских гайдамаков и юнкеров в районе станции Одесса-Товарная и закрепили «жемчужину» за большевиками. Вместо «вольного города» была объявлена Одесская Советская Республика – сокращенно ОСР. Главой ее вооруженных сил стал эсер подполковник Муравьев — тот самый, который через несколько дней возглавит наступление на Круты.

Артем.Символ Донбасса.

Артем. Символ Донбасса.

ДОНЕЦКИЙ ОТВЕТ. А в это время на Донбассе происходили не мене эпохальные события. Везде, как грибы, стали возникать новые государства и возрождаться старые. Край угля и стали не мог остаться в стороне от такого процесса. Донецкий феномен возник во второй половине XIX столетия, когда британский предприниматель Джон Хьюз (по-русски его чаще всего называют Юзом) приобрел у князя Кочубея в тогдашней Екатеринославской губернии на берегу Кальмиуса добрячий шмат земли и начал строительство металлургического завода. Пришлый бритт одним из первых сообразил, что именно в этой пустынной тогда земле по счастливому стечению обстоятельств находятся руда, коксовый уголь и асбест — три основных ингредиента для выплавки металла. А по соседству еще и Мариупольский порт, через который удобно вывозить сталь и чугун на экспорт. На Донбассе начался промышленный бум. Чтобы наняться на шахты, тысячи бывших крестьян хлынули на земли Дикого Поля, где совсем недавно бродили только редкие кочевники и табуны диких коней. Зарплата была необыкновенно высокой. У шахтеров всегда водились деньги. Опасная работа под землей и стабильная зарплата создали тут особый тип человека — по сути, новый русскоязычный субэтнос.

Похороныпогибших в Одессе. Между ОСР и Центральной Радой тут шли жестокие бои.

Похороны погибших в Одессе. Между ОСР и Центральной Радой тут шли жестокие бои.

КУЛУАРНЫЕ ПЕРЕГОВОРЫ. Когда летом 1917 года Временное правительство в Петрограде стало договариваться с Центральной Радой о границах будущей автономной Украины (на тот момент Грушевский и его соратники претендовали только на автономию в составе России), встал вопрос о Донбассе. Рада, естественно, желала заполучить и его, отлично осознавая экономическую мощь этого края. Но один из местных олигархов, Николай фон Дитмар, в ответ заявил: «Весь этот район как в промышленном отношении, так и в географическом и бытовом представляется совершенно отличным от киевского. Весь этот район имеет свое совершенно самостоятельное первостепенное значение»…

К словам Дитмара — влиятельного бизнесмена и одного из вождей Совета съездов горнопромышленников Юга России (в революционные времена даже буржуазия создала свои советы!) было сложно не прислушаться. В результате переговоров с Центральной Радой правительство Керенского оставило ей под контроль только пять губерний — Волынскую, Киевскую, Подольскую, Черниговскую и Полтавскую.

Только когда Временное правительство в Петрограде было свергнуто Лениным и Троцким, аппетиты Рады возросли, и она снова стала претендовать на Донбасс. Но к тому времени там уже усилилось влияние местных большевиков. Во главе их стоял харизматичный лидер Федор Сергеев по партийной кличке Артем — профессиональный революционер и близкий друг еще мало известного на тот момент Сталина.

В ответ на притязания Грушевского в Харькове собрался Съезд советов Донецко-Криворожской области. Он был уже четвертым по счету и отнюдь не собирался уступать Киеву. Решительно настроенные донетчане (среди них были представители различных революционных партий, но большинство составляли большевики и эсеры) 12 февраля 1918 года в гостинице «Метрополь», что в переводе означает «столица», провозгласили создание Донецко-Криворожской республики.

ГлаваКрымского краевого правительства генерал Сулькевич разошелся со Скоропадским ввопросе языковой политики.

Глава Крымского краевого правительства генерал Сулькевич разошелся со Скоропадским в вопросе языковой политики.

КРЫМСКОЕ КРАЕВОЕ. К тому времени Центральная Рада находилась накануне падения. Не обладая достаточной военной силой и поддержкой масс, ее вожди призвали на Украину германские войска. Отстаивая свой выбор, новой Донецкой республике пришлось воевать уже с ними.

Пока развивались эти события на материке, в Крыму возникла Советская Социалистическая Республика Тавриды, провозглашенная 19 марта 1918 года. Как и Донецкую, ее победили наступавшие немцы. И тут же признали Крымское Краевое правительство Матвея Сулькевича — бывшего царского генерала татарского происхождения. В конце апреля в Киеве произошел военный переворот — Центральную Раду сменил гетман Скоропадский. Недолго думая, он заявил права на Крым, обратившись к Сулькевичу с письмом по-украински. «Я ответил, — вспоминал глава независимого Крыма, — что я не «староста», а глава правительства самостоятельного края, и что я прошу установить сношения между нами на общественном языке — на русском. Этот мой поступок объявили в Киеве «разрывом дипломатических отношений». Мы, то есть крымское правительство, послали своего уполномоченного в Киев для установления экономического соглашения, но оно там натолкнулось на абсолютно закрытые двери».

Такая обстановка сложилась на Украине в разгар лета 1918 года, когда под германским протекторатом война всех со всеми временно прекратилась. Но происходившее тогда стоит вспомнить и в наши напряженные дни, чтобы осознать, из чего на самом деле складывалась наша страна, и о каких «швах» постоянно забывали в Киеве на протяжении последних двадцати трех лет.

Русские

Галицкая Русь: как украинцы уничтожили русскую Галичину. Часть 1/6

Часть первая

Сегодня трудно представить, что украинская «западенщина» некогда была центром русофильского движения. Что до драматичных метаморфоз в сторону «прочь от России» этот край и эти люди грезили «русским миром», столь чуждым современным галичанам, смотрели в сторону Москвы и ждали дня, когда расколотые много веков назад русские земли объединятся в общем доме. В новом цикле статей я расскажу грустную историю о русских в Галиции, их расцвете и гибели.

История русофильского движения в Галиции до сих пор слабо изучена, а то и вовсе не известна массовому читателю. Нынешние тенденции во внутриукраинской политической жизни потворствуют забвению этого крайне неудобного для Украины эпизода истории. В архивах по сей день лежат документы, которые могли бы пролить свет как на биографии деятелей русофильского движения, так и на драматичные события тех времен, но украинцам сегодня это не нужно. Снова окунувшись в острые хитросплетения поиска идентичности у наших соседей, сложно не экстраполировать происходящее на наш добрый русский народ. Надеюсь, это скромное исследование не только окажется увлекательным историческим чтением, но и послужит благодатной почвой для размышлений уже о внутрироссийских проблемах. Но для начала немного предыстории.

Изначально Галиция была частью Древнерусского государства, во время феодальной раздробленности выделившаяся в отдельное Галицко-Волынское княжество в 1199 году. Просуществовав чуть меньше полутора веков, в 1340 году это княжество было захвачено Польшей и Литвой, а его земли поделены победителями. Позже Польша и Литва объединятся в Речь Посполитую, в составе которой русская Галиция и просуществует до 1772 года, когда по первому разделу Польши эти земли отойдут Австрии.

drev

Таким образом, фундамент появления русофильского движения был заложен еще во времена единого Древнерусского государства, к которому как к общерусскому архетипу и обратят свой взор будущие деятели галицко-русского движения. Несмотря на то, что на момент вступления в состав Австрии высшие слои галицкого общества были уже изрядно полонизированы, в народе всё еще оставалась память о русском происхождении, что отражалось как в историческом названии этих земель — Червонная Русь, так и в самоназвании проживавших там людей: «русские», «руськи», «руски» или «русины». Русское происхождение галицких русинов понимали и немцы, называвшие местное население Russen, а Червонную Русь — Rot-Russland (1).

Несмотря на государственную границу, связь Галиции с Москвой не прерывалась. Взять, к примеру, знаменитого Ивана Фёдорова, одного из первых русских книгопечатников. Он ведь был еще и основателем книгопечатания в Галиции. Там Федоров создал типографию, где и напечатал второе издание «Апостола» (в 1574 году; первое было напечатано на десять лет ранее в Москве), а также «Букварь». Деятель галицко-русского движения, литературовед, исследователь фольклора и историк Василий Романович Ваврик, которого я буду цитировать ещё не раз, так описывал это издание: «Характерно отметить, что Фёдоров свой труд, найденный во второй половине нашего столетия, посвятил „возлюбленному, честному, христианскому русскому народу“, имея в виду местное русское население Львова, среди которого он получил возможность продолжать своё любимое занятие — печатание русских книг».

zar

Родом из Волыни, соседствующей с Галицией, был и митрополит Киевский и Всея Руси Пётр, первым перенесший кафедру в Москву, предсказавший её возвышение как центра всей России и тем самым заложивший фундамент будущего духовного господства Москвы над всеми остальными русскими землями. Это не москали «украли» у Киева статус духовной метрополии русского мира, а очень даже выходец с Волыни — тоже части нынешней «Западной Украины». С 1572 года во Львове действовало Львовское Успенское братство, национально-религиозный характер которого позволил сплотить вокруг себя как общественно-культурных деятелей, так и магнатов, сплотить для борьбы с притеснениями русинского населения поляками. Львовское Успенское братство возглавляло борьбу с полонизацией и насаждением Брестской унии, боролись за право местного самоуправления, за сохранение своей русской идентичности. Братству принадлежали типография, школа и больница. В 1788 году уже австрийское правительство ликвидировало братство, преобразовав его в Ставропигийский институт, одной из целей которого было «поддерживать русскую народность и поспешествовать культурному её развитию». Но об этом позже. То есть связь Галиции с Русским государством не была прервана, и по обе стороны границы люди помнили о своём родстве.

Но вода камень точит, и чем дольше русские земли оставались в составе чужих государств, тем больший отпечаток это накладывало на идентичность галичан. В первую очередь это отразилось на местной элите. Вот что об этом пишет известный галицко-русский деятель Яков Головацкий: «Кто перечислит все гонения, преследования, оскорбления и понижения, якие истерпела наша Русь в продолжении пяти веков… Не дивно, что среди таких смут и беспрестанных лишений русское дворянство и вельможи дали переманитися в латинство и изменили своей народности. Мещане лишены прав и преимуществ, устранены от городских достоинств, исключены из обществ и цехов и отданы на произвол старостов и каштелянов. Народ сельский не защищен неяким законом противу своевольству шляхты, порабощен и предан презренному невежеству». «Австрия, — пишет дальше Головацкий, — приняла Галицко-Перемышльскую или Червонную Русь уже не как русскую область с живой и развивающейся народностью, но как полупольскую провинцию, в которой задавленная, порабощенная, униженная Русь едва подавала признаки жизни» (2).

rusgal1-06x

Без обиняков говорит об этом и польский статистик Ступницкий: «у русинов нет шляхты» (3). О том, что в Прикарпатской Руси исчезло дворянство, пишет и известный составитель галицко-русской библиографии И.Е. Левицкий (4).

Это, в свою очередь, порождало отношение австрийцев к галичанам: они не считали их некой отдельной народностью, т. к. у галичан не было своей интеллигенции, своих учёных, промышленников, купцов и так далее. Крестьянин — это крестьянин, его национальность — соха и лопата. Национальность же тогда видели только в таких слоях общества, как дворяне, мещане, купцы, ученые. Русины же, в большинстве своем, были крестьянами и находились в зависимости у польской шляхты. Свободными гражданами государства они не были. А деревня все еще принадлежала польским панам, крестьянин-русин был по-прежнему нищим, угнетенным, не имел своих национальных институтов. Жалкие очаги консолидации образовывались в основном вокруг духовных организаций и кружков, таких как упомянутый выше Ставропигийский институт или открытая в 1783 году русская духовная семинария (12).

Единственным этноопределяющим признаком оставался разговорный язык. Но в 1816 году австрийцы решают, что лучше иметь в своём составе чуть больше поляков, чем потенциально сепаратистское русское население, тем более что Российская Империя уже нависала мощным грозовым фронтом над восточными границами Габсбургов. Австрийцы предвидели появление центростремительной силы галицких русинов в сторону русской метрополии и неизбежными становились для несчастных галичан ассимиляторские эксперименты в лучших немецких традициях. Австрийские чиновники решают ввести в галицких школах польский язык, о чем красноречиво говорит доклад в придворную канцелярию от 13 декабря 1816 г. N24.7863: «…если же рассмотреть политические соображения, то окажется менее желательным вместо польского распространять рутенский (рутенами немцы и австрийцы именовали русинов, — прим. автора) язык, который есть лишь наречие русского» (5). И уже в 1818 году распоряжением австрийского правительства от 22 мая 1818 г. N24.852 польский язык как язык преподавания вводился во всех школах как для поляков, так и для русинов.

Русофильское движение начало зарождаться в начале XIX века как реакция на полонизацию с одной стороны, а с другой — как результат знакомства с Россией и русской культурой ряда галицко-русских деятелей, переехавших в Россию. И важнейшей причиной возрождения братских чувств становился, конечно же, язык. Галичане внезапно обнаружили, что их «руский» и наш русский языки структурно очень похожи, и что языковая общность говорит о едином «некогда сильно разветвленном русском народе».

Один их галицких будителей — так называли деятелей этнокультурного возрождения славянских народов — поэт Николай Леонтьевич Устианович писал в своих воспоминаниях: «Моя юность совпадала со временем тихой, безропотной, но на дивогляд успешной полонизации не только всей интеллигенции из коренно-русского роду, но и всего, что на себе сюртук навлекало. Почти нигде не слышалось русское слово в домах нашего священства и почти нигде церковной науки на народном языце. Около 1830 г. дошло то направление своей кульминацийной точки» (6).

Галицко-русский богослов Николай Кмицикевич в 1834 году написал фактически манифест будущего русофильского движения: «Под народом русским понимаем сильно разветвленный род славян от Белого моря до Крыма, от границ Курляндии до пределов царства Казанского и гор Волгайских, от Печоры на границе северной Азии до истоков реки Тисы в Королевстве Венгерском. Народ этот в зависимости от мест своего расселения имеет разные названия: Великая Русь, Малая Русь, Белая Русь, Черная Русь, Карпато-Русь, Украина, Подолье, Волынь, Червонная Русь. (…) Все эти русины говорят одним и тем же языком, разделяющимся на разные наречия, которых до сих пор никто из ученых ни описать, ни различать не старался. Все исповедуют обряд греческий, частью в соединении с Римским костелом, частью в раскольничестве, и совершают богослужение на одном старорусском или славянском языке. Чем ближе русины жили к полякам, либо жили в смешении с ними, тем большим изменениям подвергся их язык, что легче всего можно наблюдать в епархиях Перемышльской, Холмской и Луцкой. Язык этот можно назвать польско-русским. (…) Чем дальше русины жили от поляков, тем более чистым и приближенным к старорусскому сохранился их язык» (7).

rusgal1-01x

Василий Романович Ваврик называет первым деятелем галицко-русского возрождения Михаила Савватьевича Гарасевича, историка Церкви, написавшего несколько трудов по истории Галиции. Главным из них является «De metropolita Haliciensis ritus graeci in Russia minori», не переведённая на русский язык до сих пор. Обращает на себя внимание то, как в латинском тексте именуется родной край Гарасевича — «Russia minori», т. е. Малая Россия, иначе — Малороссия. О существовании Украины еще никто не знал.

rusgal1-02

Другим деятелем, шедшим в авангарде галицко-русского движения, был Денис Иванович Зубрицкий, бывший членом уже упомянутого Ставропигийского института. Зубрицкий происходил из старинного дворянского галицко-русского рода, интересовался историей Галиции, работал в архивах с древними документами. В 1830 году Зубрицкий издает на русском языке оду Державина «Бог» — это было первое произведение, изданное в Галиции на русском литературном языке. В 1852 году Зубрицкий, до того писавший на польском и немецком, издает на русском языке важный труд «История Галицкой Руси» в двух томах. Появившийся на свет через три года третий том, где повествование подходило аккурат к периоду австрийской аннексии Галиции, власти Австрии запретили как потенциально вредоносное сочинение, опасаясь подъёма восстания. В итоге Зубрицкий состоялся как член археографической комиссии в Санкт-Петербурге и Императорской Академии наук, став фактически первым ученым такой величины, соединившим Россию и Галицию.

rusgal1-03

Крайне показательна история литературной группы «Руська троица», основанной тремя галицкими будителями — Маркияном Шашкевичем, Яковом Головацким и Иваном Вагилевичем. Они были слишком крупными деятелями галицко-русского возрождения, чтобы украинское мифотворчество могло пройти мимо. Так, в самом известном произведении, созданном кружком «Русская троица» — альманахе «Русалка Днестровая», весь тираж которой, кстати, был запрещен и конфискован австрийской полицией — авторы пишут о своем русском народе («Нарід Руский»), о его русской душе («душа руска»), о прекрасном русском языке («…руским язиком…»), да и землю-то свою родную авторы именуют не иначе, как «Святая Русь» (8).

Но с подачи советских и украинских ученых «руские» превращаются в «украинские», а «Русь» — в «Украину», и оказывается, что обозначенные деятели — это деятели украинского возрождения, что они внесли вклад в украинскую культуру, что они радели за украинскую землю, что они обогатили украинский язык и пр. И делается это методом обычного шулерского подлога, заменяя термины «русский», «руский», «руський» на «украинский». Так Головацкого, Шашкевича и Вагилевича записали в украинские националисты. Поистине, такие тенденциозные трактовки и откровенное жульничество лишь обличает скудность украинского мифа на своих героев, побуждая записывать в их число людей, чья деятельность шла в совершенно ином русле.

rusgal1-04

Но кому как не самим галицким русинам знать, кто они: русские или украинцы? Вот что пишет Яков Головацкий в своих воспоминаниях: «Маркиан Шашкевич сблизился со мною, прямодушно открыл свои думы, сказав, что он Русин и заявил решительно, что нам молодым Русинам нужно соединитись в кружок, упражнятись в славянском и русском языках, вводити в русских кругах розговорный русский язык, подняти дух народный, образовати народ и, противоборствуя полонизму, воскресити русскую письменность в Галичине» (…) «В семинарии», — пишет далее Головацкий, — «начинались толки о русском народе, о его просвещении посредством народного языка. У нас, правда, не было ясного понятия и определенной программы; каждый понимал дело по-своему, но движение между молодым поколением было сильно» (9).

В 1834 году Шашкевич написал биографию Богдана Хмельницкого, но бдительная австрийская цензура не допустила её к публикации, а после обыска в своей квартире Шашкевичу и вовсе пришлось рукопись уничтожить от греха подальше. Но не только рукописи русофилов подвергались запрету: так, в 1822 году австрийской администрацией и вовсе был запрещен ввоз русских книг! (10).

То есть для обычного галичанина фактически доступ к русской литературе был закрыт. Лишь в небольших количествах нелегально удавалось купить некоторые труды видных писателей XVII–XVIII веков. Но свет пришел, и пришел он с Востока. В 1835 году Львов посетили русские ученые М.П. Погодин и Н.П. Надеждин, где они познакомились с деятелями галицкого возрождения, заложив фундамент для будущих постоянных контактов. Погодин по возвращении в Россию пошлет в Галицию короб книг на сумму более тысячи рублей и станет важнейшим информатором для галицких русинов о жизни в России и важных актуальных событиях. В ответ русины будут слать ему свои рукописи и книги. Так зародится постоянная переписка и обмен литературой между Россией и Галицией, что послужит важным катализатором русинского национального движения. Кроме Погодина из России установили связи с галицкими будителями М.А. Максимович, И.И. Срезневский, О.М. Бодянский и пр. Стоит ли говорить, что некоторыми украинцами Погодин считается чуть ли не как «москальский шпион», специально внедренный в Галицию с целью сорвать зарождающееся украинское возрождение (которого тогда еще даже и в проекте не было)?

Но время шло, а жизнь русина в Галиции лучше не становилась. В 1846 году в независимом журнале «Летописи славянской литературы, искусства и науки» под псевдонимом Таврило Русин выходит статья Якова Головацкого «Положение русинов в Галиции». Эта статья стала первой изданной политической брошюрой галицкого возрождения. В ней Головацкий повествует о печальной судьбе русинов Галиции, у которых «нет литературы, нет идеи родства славянских народов и нет надежды на лучшее будущее», и которые «под австрийским мягким скипетром живут без литературы, без журналов, без национального образования, без школ — как варвары» (11). Примечательно, что в написанной на немецком языке статье русинов кроме термина Russinen автор также называет Kleinrussen (малоруссы) и Südrussen (южноруссы).

В этом же году случилось т. н. Галицкое Восстание или «Галицийская резня». Дело было так: узнав о готовящемся польском восстании, умело используя накопленный гнев галицких крестьян, австрийская администрация, распространяя слухи о готовящихся силовых акциях шляхты против крестьян, фактически натравила отряды галицких повстанцев на польское подполье. Тут-то галичане и отыгрались за вековые притеснения, убив от полутора до трех тысяч представителей местной шляхты, причем, по сообщениям очевидцев, — особо жестокими способами. Когда польское восстание было подавлено восстанием галичан, австрийская армия в кратчайшие сроки восстановила порядок, разогнав уже русинские повстанческие отряды. Злой галицкий крестьянин снова вернулся к своей сохе и стенаниям о своей нелегкой доле.

rusgal1-05

«Галицийская резня (1846 года)». Художник Ян Левицкий

Положение галицкого русина накануне переломных событий, о которых я расскажу в следующей части, лучше не стало. На гнет польских панов накладывался гнет австрийской администрации. Русское происхождение рассматривалось не иначе как угроза сепаратизма, потому и чинились всяческие препятствия на пути просвещения русинского общества, потому и запрещалась литература, навязывался польский язык, в общем, всяческие устремления в сторону России встречали сопротивление. Но неожиданно для всех эти барьеры были сломлены, когда в годы революционного лихолетья на австрийскую землю пришли русские.

Источник

Главный

Галицкая Русь: как украинцы уничтожили русскую Галичину. Часть 2/6

galrus2x

Часть вторая

В 1848–1849 гг. на австрийские земли пришло революционное поветрие. Начавшись в 1848 году в Вене, восстание перекинулось на имперскую периферию, распавшись на несколько отдельных национальных революций. Вызванный этими событиями национальный подъем затронул и Галицию. Важной вехой стало окончательное размежевание галицко-русинского движения с национальным движением поляков. Дело в том, что перед первыми деятелями галицко-русинского возрождения вообще не стоял вопрос: «русский или украинский?». Никакой «украинскости» как самодостаточной национальной идеи тогда не было. Вопрос был: «русский или польский?». Вот где прошла граница между будущими русофилами и украинофилами. И события революции в Австрии окончательно показали невозможность единого выступления галичан с поляками, ибо вторые отрицали национальные права первых, считая их одним из польских племен, чему сами русины были не очень рады.

rusgal2-03

Но, опасаясь польского восстания, уже австрийская администрация внезапно увидела в галичанах своих союзников, видимо, вспоминая успешный опыт Галицкой резни 1846 года. 2 мая 1848 года галичане получили свой первый политический орган — «Головную руську раду», председателем которой был избран епископ Григорий Яхимович. Печатным органом Головной руськой рады стала и первая газета русинов — «Зоря Галицкая» (12).

Но и поляки не оставляли попыток перетянуть галичан на свою сторону. Так, 23 мая 1848 года во Львове поляками в противовес Головной руськой раде был основан Русский Собор, целью которого было переманить под свой контроль деятелей галицкого движения и не дать разгореться национальному подъему. Под видом народного русинского общества в нее входили поляки и ополяченные русины, в основном из шляхты. Эта организация так же начала выпускать свой печатный орган — газету «Dnewnyk Ruskij», которая, как видно из названия, печаталась латиницей, а не «вражеской» кириллицей. На страницах этого издания велась антироссийская пропаганда, критика Головной руськой рады, которая, как, возможно, читатель уже догадался, обвинялась в работе на Россию. Высказывалась мысль о единении поляков и русинов в борьбе с российским царизмом. Прославлялись будущие герои украинского национализма, такие как гетманы Мазепа и Выговский. Таким образом, уже в середине XIX века четко обозначились контуры будущего разделения галицкого движения на русофилов и украинофилов, причем, что не удивительно, пропагандой «украинофильства» занимались поляки.

Заметьте, что в названиях организаций, в названиях периодической печати — везде речь идет о русских. Не украинских. Украинского тогда вообще еще ничего не было. Как исправить этот неудобный факт, чтобы эти страницы галицкой истории вписать в сложившийся украинский миф? Правильно, «русский» поменять на «украинский». Так, украинский историк начала ХХ века Дмитрий Иванович Дорошенко пишет: «2 травня засновано „Головну руську раду“, яка випустила програмову відозву — декларацію, де говорилося, що русини галицькі належать до великого українського народу, який числить 15 мільйонів…». Составители книги «Велика історія України», изданной во Львове в 1935 году, пошли еще дальше. Они цитируют воззвание Головной руськой рады следующим образом: «Ми галицькі українці — читаємо в відозві — належимо до великого українського народу…». А это, как вы могли заметить, уже 1935 год — миновала советская украинизация и в новой советской империи русских официально заменили украинцами. Позже в Большой Советской Энциклопедии напишут: «Головна руська рада — руководящий орган украинского национального движения в Галиции». И чем дальше, тем тенденциознее. Современные украинские историки, если так их можно называть, лишь добавляют градус пафоса, не меняя общую схему антинаучного метода подмены.

rusgal2-04

Но разве искажение текста исторических документов не должно считаться фальсификацией? Впрочем, снова дадим слово самим русинам. Вот что «История Украинской ССР» говорит о петиции галицких русинов на имя императора: «…от имени украинского населения выдвигались довольно умеренные требования: введение в школах и делопроизводстве учреждений Восточной Галиции украинского языка, доступ украинцам ко всем должностям и уравнение в правах духовенства всех вероисповеданий».

А вот что говорится в самой петиции: «Далеко больша половина жителей Галиціи суть Русины. Они суть отраслею великого словеньского рода. И мы имЪли колись своихъ власныхъ родственныхъ Князей изъ поколЪня св. ВладымЪра. Якъ тіи вымерли, утратило наше возлюбленное отечество въ другой половинЪ четырнадцатого вЪка самостоятельность».

И петицией выдвигаются следующие просьбы к императору:

«а) Дабы во всЪхъ народныхъ училищахъ (…) в тех округах, где население полностью или большей частью руское есть, обученье училищное въ рускомъ языцЪ преподавалося; (…)

г) Дабы вси краевы права, царски приказы и ухвалы всЪхъ прочихъ урядовъ рускому народови въ руской мовЪ оголошалися (…) Изъ сего слЪдуетъ также;

д) Дабы урядники въ сей Русинами зеселеной части Галиціи поставляемы народну руску мову добре умели; (…)

з) Дабы русинамъ яко такимъ вси народни уряды и также вси городски и сельски служенія дЪйствительно приступни были».

Как видите, об Украине, украинцах и украинском языке в петиции ни слова. В ответ на эту петицию губернатор Галиции Франц Стадион фактически поставил русинам ультиматум: если русины считают себя одним народом с народом России, то они могут не рассчитывать на поддержку австрийского правительства. И русины ответили, что нет, они не русские, а рутены (Ruthenen — латинский вариант слова русин, как я уже говорил, так русинов называли немцы и австрийцы). Конечно же, украинцы ухватились за этот факт, как доказательство того, что сами-то русины себя русскими не считали. Шах и мат, москали! Однако, несмотря на очевидность причин такого шага (на кону стояли гражданские права и признание от правительства), современники все же оставили для нас ясное оправдание сему поступку, будто предвидя возникновение подобного дискурса в будущем. В 1866 году на страницах газеты «Слово» Иван Григорьевич Наумович об этих событиях напишет так: «Въ 1848 роцЪ вопрошали насъ, що мы? Мы сказали, що мы всесмиреннЪйшіи Ruthenen Господи! Если бы праотцы наши узнали, що мы сами прозвали себе тымъ именемъ, якимъ окрестили насъ во время гоненія наши найлютЪйшіи вороги, они въ гробахъ зашевелили-бъ ся. (…) А може вы русскіи? допрошалъ насъ Стадіонъ. Мы кляли душу-тЪло, що мы не русскіи, не Russen, но що мы таки собЪ Ruthenen, що границя наша на ЗбручЪ, що мы отвращаемся отъ такъ званыхъ Russen, яко отъ окаянныхъ шизматиковъ, съ которыми ничого вспольного имЪти не хочемъ. Якое ваше письмо? допрошали насъ далЪй. Мы сказали, що письмо наше тое, що въ церковныхъ книгахъ, и знову кляли душу-тЪло отъ гражданки (…), которой мы отрицаемся, яко чужой».

Причину отказа от своей русскости русины объясняли следующим образом: «Бо тогды настрашилибы ся насъ были, щобы мы, связаны исторіею тысячилЪтною, обрядомъ церковнымъ, языкомъ и литературою съ великимъ русскимъ народомъ, не забагли коли отъ Австріи оторватися, и не были насъ допустили до свободъ конституційныхъ, были бы насъ слабенькихъ тогды придушили, щобысьмо и не дыхнули дыханьемъ русскимъ».

Да и объективный анализ документов Головной руськой рады не оставляет и тени сомнения о том, кем себя считали русины. В первом номере газеты «Зоря Галицка» от 15 мая 1848 г. было опубликовано воззвание, в котором говорилось, что «рутены» сами себя называют русинами, что проживают они не только в Галиции и северной Венгрии, но и на юге России, и насчитывают 15 миллионов душ (13).

Т. е. очевидно, что русины сами отождествляли себя с малороссами России. Далее автор задает полякам вопрос: «Почему не хвалятся они своими подвигами против великого шведского короля? Вовсе не они были теми, кто сломил силу этого завоевателя на полях Полтавы». В этом отрывке, причисляя себя к малороссам, автор-русин ясно дает понять, что тогда мазепинцами себя они еще не считали. Другой факт: в цитируемом ранее отрывке можно заметить, что русины «имели своих князей из рода св. Владимира», т. е. снова указание на родство с русскими.

Но к подобным воззваниям австрийская администрация отнеслась прохладно — запудрить мозги сменой вывески не получилось, ведь никакого народа рутенов австрийцы не знали. «Ruthenen» оставались для них «russen». Да и отличие в языке не могло быть аргументом для немцев, у которых чуть ли не в каждой земле было свое наречие, различия которых порой приводили к полному непониманию одного немца другим.

Еще один важный шаг на пути галицкого возрождения был сделан 16 июня 1848 года, когда решением Головной руськой рады было основано культурно-образовательное общество Галицко-русская матица. Основателями выступили уже известные Николай Устианович и Яков Головацкий. Перед членами общества встала проблема консолидации национальных умов — так родилась идея Собора русских ученых. Собор состоялся в октябре 1848 г., на нем делегаты пришли к выводу, что главной задачей в деле просвещения галицко-русинского общества является издательство книг, а также приобретение оных в России.

rusgal2-01

Председатель секции истории и географии Антоний Степанович Петрушевич заявил о необходимости планомерного изучения истории родного края как части истории Руси, которую он видел от Карпат до Камчатки. Председателем секции языка и словесности становился Яков Головацкий. Ему предстояло заниматься проблемами русинского языка, на котором должны были выходить труды матицы и вестись образование. В своем докладе Головацкий утверждал, что «русский язык делится на три языка — южнорусский (малорусский, руский), великорусский и белорусский, однако в Галицкой и Угорской Руси есть наречия, которые не совсем сходны с малорусским».

rusgal2-02

Напоминаю, что происходило всё это на фоне революционных событий в империи Габсбургов. Раздираемая противоречиями, Австро-Венгрия готовилась рассыпаться мозаикой национальных государств, и русинам предстояло выбрать как сторону в разгорающемся конфликте, так и в целом путь национального развития. Поляки, поддержав революцию, активно включились в борьбу за распад империи и восстановление Польского государства. Но в Галиции поляки в основном были представлены либералами, отстаивающими интересы дворянства. А русины — это крестьяне, польских помещиков ненавидящие. Поэтому русины хоть и выступали за демократические преобразования, но в целом сохраняли лояльность австрийскому императору. Когда по новой конституции было отменено крепостное право, галицкий крестьянин еще больше воспрял духом и поддержал подавление революции. А в апреле 1849 г. русская армия под началом генерал-фельдмаршала князя Варшавского графа Паскевича-Эриванского вступила в Галицию. По соглашению двух императоров, австрийского и российского, русская армия выступила на помощь Австрии в подавлении восстания. Так Россия пришла в Галицию.

Революция подарила крестьянину-русину надежду, надежду на структурные изменения в политике метрополии в отношении к русинам, в даровании прав на культурное и национальное развитие, да что уж там — на само право быть и оставаться русином. Но ослепленный мороком надежд, галичанин был обманут. И когда революционная угроза миновала, русинское общество зашло на новые круги ада, старательно приготовленные для них австрийцами и поляками.

Источник

Углегорск. Постфактум.

К сожалению сегодня отсутствовал на месте. Потому и немного задержал информацию.

Итак что прояснилось по Углегорску. Судя по информации из разных источников дело было так.  После короткого артналета вчера утром (очень удачного) штурмовая группа ворвалась в город. Первая странность для меня это то, что кроме укрепрайона на входе город был практически чист от украинских войск (до взвода пехоты и 2 танка). Поэтому по сути город был занят с налета и войска ВСН смогли подготовиться к контратаке НГ. А далее была расставлена ЛОВУШКА. Войска ВСН впустили в город первую волну "освободителей" и окружили их. Вторая колонна была разгромлена из РСЗО на выезде из Дебальцево. Далее просто первую колону начали добивать. Сейчас еще зачистка идет, но без помощи извне силы НГ, которые вошли в город ОБРЕЧЕНЫ.

Где-то так я вижу ситуацию на сегодняшний вечер. Выбить из Углегорска части ВСН думаю уже не удастся. Вообще складывается впечатление, что ВСУ/НГ в районе Дебальцево уже не могут прикрывать все участки и начинают "сыпаться". Видимо резервы таки на этом участке закончились. Далее только сужать линию фронта котла и стараться закрыть все бреши. Согласится ли командование ВСУ (надо сократить площадь полукотла вдвое) на отступление и затяжные бои в районе Дебальцево или же попытается рискнуть и удержать все. В этом случае может последовать быстрая катастрофа всей группировки ВСУ/НГ.

П.С. Честно говоря ситуация под Дебальцево ставит меня в тупик. Те силы, которые туда загнали не могли так быстро "истощиться". Судя по действиям ВСН они тоже не ожидали такого развития событий в Углегорске, но получив прорыв решили его использовать по полной. Видимо с боеспособностью частей ВСУ есть большие проблемы.

Главный

Галицкая Русь: как украинцы уничтожили русскую Галичину. Часть 3/6

galrus3

Часть третья

Революция не оправдала возложенных на неё надежд, а её поражение очень скоро вернуло всё на круги своя. Об отмене крепостного права галицкий крестьянин очень скоро пожалел: уже в апреле 1858 года Зубрицкий напишет, что много крестьян «уже обнажённых, брошенных по городам и местечкам», что их «настоящее состояние незавидное, а будущая судьба Богу только известна» и что “легче было отработать один или два дня в неделю барину, употребив к тому домашнюю челядь, как теперь платить огромные подати”(13).

В административном управлении также ничего не поменялось. Стоило улечься революционной буре, как Вена вернулась к традиционной практике союза с польской помещичьей верхушкой, на которую все так же возлагались обязанности управления. Новым губернатором назначили поляка Агенора Ромуальда Голуховского, сторонника полонизации Галиции. Стало ясно, что все временные уступки были нужны лишь для того, чтобы купить лояльность галичан в трудное время. С появлением нового наместника ситуация стала ухудшаться. В 1851 году была запрещена Головна руська рада. А в 1852 году стараниями Голуховского и вовсе будет объявлено официальное предостережение “не употреблять московских слов под опасением запрещения«(13-2).

rusgal3-04

Головацкий писал о Голуховском так: «Под его руководством выработана была отмена сервитутов, т. е. права бывших крестьян на леса и пастбища, исключительно в пользу помещиков к крайней обиде простого народа…». Его же стараниями в 1857 году была закрыта «Зоря галицкая».

Новая волна репрессий избавила деятелей галицкого возрождения от иллюзий достучаться до австрийской администрации и побудила окончательно закрепиться на позициях русофильства. С этого времени русофильство, или как его называют на Украине — «москвофильство», стало обретать конкретные очертания как прорусский вектор русинского национального движения. Интересно, что и советская, и современная украинская историография в один голос крайне негативно оценивают русофильство галичан, называя их «агентами царизма», «свернувшими с правильного пути», то есть с пути построения отдельной украинской нации(14).

Главным вопросом всё так же оставался вопрос языка, а точнее создания его литературной версии. Яков Головацкий, который в своих трудах с 60-х годов XIX века переходит на русский литературный язык, напишет: “никто из поборников общерусского языка не чуждался и не чуждается народного говора. Все они признавали и признают необходимость писать популярные сочинения на местном наречии для лучшего понимания полуграмотного или вовсе неграмотного народа. Но каждый писатель должен стремиться образовывать народ, развивать и обогащать язык на природных, естественных и присущих ему началах, очищать его от чуждого, наносного хлама, пополнять все утерянное в лексическом и грамматическом отношении словами из того языка, который лучше сохранил свою чистоту, то есть славяно-русский или общерусский. На этой дороге народ остаемся русским, цельным народом… “(15).

За русский литературный язык стоял и Зубрицкий. В 1851 году в переписке с Погодиным он напишет: “мы никогда не нуждались столько в помощи Русских ученых как в настоящее время«(16), добавляя, что пишет на русском литературном языке, стараясь «по возможности избежать и Хохлацизмов, и Полонизмов». Народное наречие Зубрицкий не считает подходящим для научных трудов и, более того, называет его «областным наречием галицкой черни». В своём труде по истории Галиции, где Зубрицкий популярно объяснял галицкому крестьянину о его общерусском происхождении, он говорил в письме Погодину так: “Если же мы, успеем бросить в народ несколько сот экземпляров Истории, тогда мы упрочим навсегда русскую стихию; ибо невежество в этом отношении доселе было неимоверное«(16-2).

Но случиться этому было не суждено: австрийские власти всячески препятствовали выпуску издания и «История…» Зубрицкого так и не нашла своего массового читателя. Но никакие запреты не могли остудить интерес с русской культуре и России в целом. «Юношество читает с восхищением русские книги, вникает в язык, понимает его и подражает ему, и теперь, хотя бы и запрещено было преподавать русский язык, что, может быть, и последует, то уже раз возникшее стремление не остановится», писал Зубрицкий Погодину(16-3).

Это понимал и новый наместник Галиции, который активно взялся за возвращение галичан «в стойло». В мае 1859 года представителям галицкого духовенства и деятелям образования было вручено предписание принять участие в работе комиссии, целью которой было «изучить возможность и подготовить мероприятия по внедрению латиницы в образовательный процесс с ближайшего учебного года». Председателем комиссии был Голуховский. Открывая первое заседание комиссии, он прямо заявил, что введение латиницы вызвано распространением великорусского языка, кое необходимо прекратить. Правда, к большому разочарованию Голуховского, из 12 членов комиссии за латиницу проголосовали лишь двое. Это был полный провал и Голуховский был вынужден уйти в отставку (правда, с повышением, на новую должность министра внутренних дел Империи).

В 1861 году рядовой галичанин снова мог обрести надежду на либеральные преобразования, когда была введена избирательная система, и… снова мимо. Дело в том, что избиратели делились на 4 категории, три из которых — помещики и высшие городские слои, а четвертая — крестьяне. Но для крестьян на 500 избирателей выделялся только один уполномоченный, который, собственно, и мог голосовать. То есть один голос помещика приравнивался к 500 голосам крестьян. Таким образом, русинское население, будучи большинством в Галиции, фактически оказывалось в меньшинстве, ибо галичане были в основном крестьянами. Головацкий на это утверждал, что Голуховский “окончательно приготовил русским галичанам на их же родной земле конституционную смерть«(15-2).

rusgal3-03

В этом же году начинает выпускаться газета «Слово», главным редактором которой был Богдан Дедицкий. На долгое время «Слово» стало главным политическим изданием русофилов, возымев значительный успех у аудитории. Несмотря на свою лояльность, номера издания постоянно конфисковывались. На страницах газеты разворачивались жаркие дискуссии, от языкового вопроса до вопроса государственного обустройства. Одной из таких популярных концепций был «австрославизм». Суть его заключалась в том, чтобы в империи Габсбургов, где большинство населения составляли славяне, трансформировать двойную монархию в тройственную империю, где третьей частью становилось славянство. Но русины, будучи народом небольшим, понимали, что надеяться на собственное государство не приходится и что избавление от Австрии оставляет их один на один с поляками. «Причины, по которым Русины считали полезным существование Австрии во время их переходного состояния от неволи к гражданской жизни, были следующие. При всем стремлении к самобытности и свободе, Русины очень хорошо понимали, что, по своей малочисленности, они не могут образовать самостоятельного государства. Чувство народности влекло их к кровным братьям, но слиться с ними в одно политическое целое не было никакой возможности, при тогдашних политических отношениях двух держав, в состав которых вошли восточные и западные Малоруссы. Оставалось единственное средство — выбор между Австриею и Польшею. Они выбрали Австрию, потому что она представляла более гарантий для их народности, нежели Польша. (…) Поляки же с первого дня конституции заявили себя против русинской народности, отрицали ее совершенно и всячески старались противодействовать Русинам…», — писал Головацкий. Поэтому русины, понимая невозможность вхождения Галиции в состав России и неизбежную гибель в составе Польши, выбрали из всех зол меньшее — Австрию(17).

rusgal3-01

На это же время приходится деятельность т. н. Обрядового движения Наумовича. Главной задачей движения было очистить обряд униатской церкви от католических наслоений. На страницах «Слова» Наумович писал, что «с самого поставления во священники» исправление обряда было для него, по его выражению, “приятнейшею мыслью«(18). Тогдашний митрополит Григорий Яхимович с сочувствием относился к этому движению и не препятствовал его деятельности… пока однажды не был найден мертвым у себя дома. Новый митрополит тут же Обрядовое движение прикрыл.

В 1867 году рухнули надежды на австрославизм. В Австрии был провозглашен дуализм, страна превратилась в Австро-Венгрию, и стало понятно, что славянским народам в субъектности в новой империи отказали. Последней надеждой оставалась Россия. В том же году в России состоялась «Всероссийская этнографическая выставка», куда были приглашены представители всех славянских народов (кроме Польши). Участвовавший в выставке Головацкий так закончил свою речь: «Да придут все в сознание того убеждения, что мы по роду и по племени, по вере и языку, по крови и кости искони один народ да живет великий, славянский многомиллионный русский народ». В Австрии после этого против Головацкого началась настоящая травля с обысками на дому, «разоблачением панславистского заговора», увольнением со всех должностей и запретом на преподавание. Спасла от нищеты ученого Россия: ему пришло приглашение на пост председателя Виленской археографической комиссии. Чуть позже Головацкий примет российское подданство, а император наградит его чином статского советника.

Начало 60-х годов — это время формирования украинофильского течения. И снова приходится констатировать, что одной из главных причин появления двух противоборствующих лагерей стал… язык. Русофилы считали, что литературным языком Галиции должен быть русский литературный. Украинофилы же выступали за отдельный украинский литературный язык, который был близок к галицким наречиям. Но если посмотреть шире, то за выбором в пользу языка стоял и выбор вектора национального развития: единая Русь «от Карпат до Камчатки» или же Украина, враждебная «Московии». И, увы, одну из главных ролей в возникновении украинофильского движения сыграл знаменитый циркуляр министра внутренних дел Российской империи П. А. Валуева от 1863 г., который гласил, что «к печати дозволялись только такие произведения в этом (украинском, прим. — автора) языке, которые принадлежат к области изящной литературы, пропуском же книг на малороссийском языке как духовного содержания, так и учебных, и вообще назначаемых для первоначального чтения приостановиться». Впрочем, другие исследователи считают, что циркуляр как раз был следствием уже развившейся бурной деятельности украинофилов, в которых видели опасных сепаратистов, тем более что фоном этих событий было польское восстание 1863–1864 гг. Так или иначе, но этим успешно воспользовалась австрийская администрация, получившая новых преданных друзей в лице украинофилов, которым начала оказывать всяческую поддержку. Русофилы же попали в опалу.

На представителей русского движения заводили дела об измене родины, где формальным поводом могла послужить любая мелочь. Поводом одного из самых громких процессов против австрийских русофилов послужила такая история: жители одного села, будучи униатами, возжелали себе собственный приход, о чем и подали прошение во львовскую консисторию. Но консистория ответила отказом, на что жители села пожаловались своему помещику, православному румыну графу Иерониму Делла Скала. Тот посоветовал селянам перейти в православие, ибо тогда он сможет найти им подходящего священника. Селянам идея понравилась, но когда до властей дошло официальное прошение целого села о переходе в православную веру, то австрийская администрация, испугавшись, тут же удовлетворила первоначальную просьбу о собственном приходе. Австрийцам было о чем волноваться, и на фоне таких настроений среди селян они задерживают известного карпаторусского деятеля Адольфа Добрянского и его дочь Ольгу Грабарь по подозрению в «пророссийском панславизме». Кроме них были арестованы редактор «Слова» В. М. Площанский, уже упомянутый Наумович с сыновьями и пр. Задержанных обвиняли в том, что они пытались «оторвать Галичину и Буковину, и Северную Угорщину от австрийской державы и вызвать опасность для державы извне и опасность гражданской войны внутри», что их деятельность была не из благих побуждений, а “чтобы возбудить среди сельского населения симпатии к России и распространить отвращение к здешним политическим учреждениям и церковной унии«(19).

Процесс закончился ничем, обвинение было беспочвенным, однако суд присяжных все-таки признал Наумовича и Площанского виновными в «очернении австрийской державы», за что они и были приговорены к тюремному заключению на 8 месяцев и отлучению от церкви.

rusgal3-02

После процесса Наумович продолжил свою деятельность, в частности он изобличал унию как политический инструмент, как метод истребления русского народа, говорил о бесправии униатского духовенства перед польско-католическим, об изгнании церковно-славянского языка из богослужений. В ответ Наумовичу предлагали лишь отказаться от своей ереси, покаяться, покориться Риму, за что якобы даже обещали «светлую будущность». Однако некогда униатский священник Наумович избрал другой путь и в октябре 1885 г. в маленькой церкви во Львове он принял православие. А позже как Наумович, так и Площанский были вынуждены искать убежище в России.

Переломным годом для Галиции стал 1890-й — дала первые плоды деятельность украинофилов. Один из депутатов галицкого сейма Юлиан Семенович Романчук провозгласил проект национально-политического соглашения галичан с поляками, который получил название «Новая эра». В заявлении говорилось о «национальной отдельности» «русского» народа от «российского», приверженности и преданности “папе и католицизму, а также греческим обрядам (т. е. унии)«(20).

Романчук — один из отцов-основателей украинофильского движения — стоял у истоков таких украинских организаций, как общество «Просвита», «научное общество имени Тараса Шевченко», учредитель целого ряда газет, соучредитель «Украинской национально-демократической партии». Лучше всего вам о нем расскажет некролог из журнала «Временник»: «Романчук был убедительным поклонником Австрии, которой служил даже во вред интересам родного народа и славянской идеи. Как депутат галицкого сейма и австрийского парламента был орудием в руках заправил хитрой дипломатии. Когда очнулся, было поздно. Провозглашенная им «Новая эра» в 1890 г. была нужна польской политике и созрела в Вене. Убедившись в том, что пал жертвою, Романчук вскоре вырекся (отказался) своего детища и начал даже борьбу против гр. Казимира Бадени. Однако несколько спустя пошел на уступки. Как политик не отличался большими способностями«(21).

Крупный галицко-русинский деятель И. И. Терех в своей статье «Украинизация Галичины» рассказывал о том, как на деятельность украинцев отреагировали русские: «Но когда с «Новой Эрой» оргия насаждения украинства немцами, поляками и Ватиканом разбушевалась во всю, русская галицкая молодежь не выдержала и взбунтовалась против замаскированной политики своих стариков: Дети пошли против своих отцов. Этот бунт известен в истории Галицкой Руси под названием «Нового Курса», а зачинщики и сторонники его под кличкой «новокурсников». «Новый Курс» был следствием украинофильской «Новой Эры» и явился для нее разрушительным тараном. Студенты бросились в народ: созывали веча и открыто стали на них провозглашать национальное и культурное единство с Россией. Русское крестьянство стало сразу на их сторону, и через некоторое время примкнули к ним две третьих галицко-русской интеллигенции и отцов. Употребляемый до тех пор сине-желтый галицко-русский флаг был заменен носившимся раньше под полой трехцветным бело-сине-красным, а главным предметом всех народных собраний и торжеств по городам и деревням было национальное и культурное единство с Россией«(22).

После этого начался настоящий крестовый поход против русского языка. В 1892 г. во всех школах Галичины было введено в обязательном порядке фонетическое правописание. В Львовской духовной семинарии ввели запрет на обучение русскому языку, у учеников отбирали книги на русском литературном языке. Общества студентов «Буковина» в Черновцах и «Академический кружок» во Львове были закрыты. До геноцида русских в Галиции оставалось чуть менее четверти века.

Источник

Главный

Галицкая Русь: как украинцы уничтожили русскую Галичину. Часть 4/6

galrus4

Часть четвертая

С наступлением XX века, богатого на драматичные движения мировой истории, начинается и последний этап галицко-русского движения, когда от первой «русофильской» политической организации до трагического Талергофа пройдет каких-то четырнадцать лет. Первая политическая организация галицких русофилов так и называлась — «Русская народная партия». На тот момент размежевание с украинофилами уже произошло, и партия четко стояла на антиукраинских позициях, что избавило её от записывания в украинский актив.

Один из основателей партии Осип Андреевич Мончаловский так излагал программу партии: «Русско-народная партия в Галичине исповедует, на основании науки, действительной жизни и глубокого убеждения, национальное и культурное единство всего русского народа и поэтому признает своими плоды тысячелетнего национального и культурного труда всего русского народа. Русско-народная партия твердо убеждена в необходимости для русского населения Австрии образовываться и развиваться без разрыва связи с традиционными основами жизни русского народа и верить, что только на культурно-исторической почве лежат пути к развитию и возвышению Галицкой Руси. Задача русско-народной партии состоит в стремлении не только защитить русское население в Австрии от его национальных противников и от убийственного для русской народности и Церкви социализма, но и в развитии, путем просвещения народа в направлении, указанном историей, и на религиозных основаниях его национальных сил. Принимая во внимание принадлежность русского населения Галичины к малорусскому племени русского народа, а также местные условия, русско-народная партия признает необходимым и целесообразным просвещать русское население Галичины на его собственном, галицко-русском наречии, не отказываясь, однако, от помощи, какую русскому народу в Австрии могут принести и действительно приносят общерусский язык и общерусская литература, представляющие национальное и культурное выражение всего русского народа» (23).

rusgal4-01

В украинофильской среде такая позиция была встречена примерно так же, как и сейчас русофильская позиция встречается на Украине. Правда, украинофилы тогда не помышляли о самостийности, всей душою радея о «здравии Габсбургской монархии» и «процветании австрийской родины». «Не будем сидеть вместе с руссофилами — предателями государства», — гласил лозунг гимназистов-украинцев, устроивших проавстрийскую манифестацию с пением австрийского государственного гимна на украинском языке и «хулиганским разгромом окон в русских бурсах и других институтах» (24).

Переломным стал 1907 год, когда начала литься кровь. В селе Горуцко на выборах, где все жители проголосовали за русского кандидата, неожиданно победил кандидат украинский. Это вызвало естественное негодование и протесты. Внезапно в селе появляются жандармы, до того никогда там не бывавшие, и начинают стрелять в толпу, убивая четверых и раня десятерых. Все это укладывалось во вполне очевидную для австрийцев политику поддержки «выгодных» русинов для нейтрализации потенциально опасных. Современный исследователь истории Галиции В. И. Савченко утверждает, что австрийская администрация «всемерно поддерживала украинофильское течение, видя в нем своего союзника не только в борьбе против традиционного стремления русин к единению с Россией, но и в планах территориальных приобретений за счет России, а также опору для политики в отношении польских помещиков в Галиции» (25).

Дополняет эту мысль И. И. Терех: «Выборы в сейм и парламент сопровождаются террором, насилиями и убийством жандармами русских крестьян. Украинофилы пользуются на выборах и моральной, и финансовой поддержкой власти. Имя избранного громадным большинством галицко-русского депутата при подсчете голосов просто вычеркивается и избранным объявляется кандидат украинофил, получивший менее половины голосов. Борьба русских с украинофилами усиливается из года в год и продолжается под страшным террором вплоть до мировой войны (22).

rusgal4-06

Появлялись украинские читальни — «Просвиты», где распространялась проукраинская литература, восхвалялся Мазепа как национальный благодетель, воспитывалась ненависть к «москалям» и лояльность Австро-Венгрии. Примерно в это же время, с начала ХХ века начинают создаваться т. н. сичи — проукраинские полувоенные организации, подражавшие Запорожской Сечи с явно не просветительскими целями. Как пишет исследователь южнорусского сепаратизма Щеголев, сечи были созданы с той целью, чтобы «будить в крестьянстве национальную сознательность в соборно-украинском (антирусском) духе» (26). В Первую мировую войну т. н. Украинские сечевые стрельцы будут сражаться в рядах Австро-Венгерской армии.

В преддверии Первой мировой войны Австро-Венгрию захлестнула волна шпиономании и идея о широком русском заговоре. На фоне нарастания террора прошла и череда громких политических процессов. Так, с 1912 по 1914 год имел место т. н. Львовский процесс. По этому делу были задержаны четверо: Игнатий Гудима, Максим Сандович, Семён Бендасюк и Василь Колдра. Их обвиняли в государственной измене, шпионаже, пропаганде российского патриотизма и даже осквернении католической веры. В качестве улик обвинения был представлен «Тарас Бульба» Гоголя, отпечатанный на русском языке. Несмотря на то, что сфабрикованные обвинения не подкреплялись никакими адекватными уликами, задержанных все же удалось продержать под следствием два года, но впоследствии пришлось отпустить. Судьба освобожденных сложилась очень по-разному. Так, Бендасюк и Колдра сразу после освобождения получили разрешение уехать в Россию, чем обеспечили себе спокойную старость. Сандович же и Гудима уехать не успели, что стало для них роковой ошибкой. Первый сразу после начала Первой мировой войны был арестован и по решению австрийского военного суда расстрелян. А второй отправился в Талергоф, где сошел с ума.

rusgal4-02

В 1913 году состоялся т. н. Мармарош-Сиготский процесс в карпато-русском селе Изе. Предыстория процесса такова: в селе не было своего православного священника, и любые попытки получить такового официально пресекались австрийскими властями. Тогда местные активисты решают самостоятельно воспитать себе священника, для чего с этой целью был отправлен в Россию молодой карпаторосс Александр Кабалюк. Там он принял монашество и был рукоположен в иереи, а позже получил у Константинопольского патриарха грамоту, позволяющую ему служить на родине. В 1911 году Кабалюк уже как иеромонах Алексий возвращается в родное село, где обустраивает домашнюю церковь. Позже по доносу на него устроят облаву, отчего Алексию придется бежать в Москву, а потом в Америку. После этих событий в Изе начнется настоящий террор, по малейшему подозрению и доносам будут арестованы около двух сотен человек. Когда вести о развернувшемся терроре дойдут до беглого священника, тот решит вернуться в родное село к своей пастве и добровольно сдаться властям. Большая часть подозреваемых была отпущена, но около тридцати человек все же были заключены под стражу на сроки от 6 месяцев до 2,5 лет, а Александр Кабалюк — осужден на 4 года и 6 месяцев. Интересно, что в 1944 году он стал инициатором организации в Мукачеве Православного съезда, на котором карпаторусское духовенство составило на имя Сталина обращение с просьбой включить Карпатскую Русь в состав Советского Союза. Другой показательный эпизод: в Вене чешскими социалистами был организован общеславянский митинг для выражения протеста в связи с этим политическим процессом. Но недовольство этими славянскими митингами выразили… украинцы, заявившие о готовности разогнать митингующих, правда, так свою готовность и не продемонстрировавшие.

rusgal4-03

В 1913 году за поддержку соратников на Мармарош-Сиготском процессе были арестованы видные русофилы братья Геровские, что послужило началом новому громкому «процессу братьев Геровских». Им так же вменялась в вину государственная измена, так же грозила смертная казнь. Но накануне Первой мировой войны братьям удалось бежать в Россию. Интересные подробности рассказывает один из братьев: «летом 1913 года один еврейский маклер предложил мне как издателю популярной политической газеты „Русская правда“ войти в соглашение с австрийским правительством и украинской партией, находящейся на услужении у последнего, и изменить направление моей газеты в желательном для Вены и украинцев смысле. За это мне была обещана значительная сумма денег и различные другие льготы, в том числе депутатское кресло в австрийском парламенте» (27). Геровский считал, что именно его отказ послужил истинной причиной для ареста.

rusgal4-04

Вы можете спросить, а где же была Россия, когда теснимые с трёх сторон австрийцами, поляками и украинцами галицкие русофилы так нуждались в помощи вожделенного Большого Отечества? Ведь русины эту помощь ждали. 5 марта 1913 г. В. А. Бобринский, о котором будет ниже, предложил принять резолюцию, в которой говорилось бы: «Собрание выражает горячее пожелание, чтобы правительство русское во исполнение исторических заветов России нашло способы воздействия для прекращения бесчеловечных страданий православных…» (28).

На галицко-русском митинге 1 марта 1914г. И. В. Никаноров заявил об отсутствии «той твердости русской политики, в результате чего оказалось возможным такое пренебрежительное отношение к русскому имени, какое видим теперь в указанных двух процессах (речь о Маромарошском и Львовском политических процессах)».

Но для России наступали времена не менее трагичные, чем для самой Галиции. В преддверии «гранд-финала» шаги великих держав становились всё более осторожными, каждое движение могло открыть врата в ад, ведь ставки были самые высокие. Россия официально не вмешивалась в дела Галиции, хотя на уровне волонтеров создавались организации, оказывавшие гуманитарную помощь Галиции и Прикарпатской Руси. В частности, в ноябре 1913 года в Петербурге был создан «Комитет помощи голодающим в Червонной Руси», который к маю 1914 года отправил нуждающимся свыше 100 тысяч рублей.

Особо стоит отметить на этом поприще деятельность одного из лидеров националистической партии «умеренно-правых», члена Государственной думы Российской Империи трёх созывов, лидера неославянского движения графа Владимира Алексеевича Бобринского. «Защита русского дела на Днестре и Сане есть защита его на Днепре и, работая в Галиции, мы работаем для нашей национальной самообороны», — писал Бобринский весной 1913 года в докладной записке на имя премьер-министра Владимира Николаевича Коковцова. В 1907 году Бобринский создал «Галицко-русское благотворительное общество», целью которого было «оказывать всякого рода нравственную и материальную поддержку русским галичанам и их семействам временно или постоянно проживающим в С. Петербурге» (28-1). То есть, изначально деятельность общества ограничивалась Российской империей, но позже работа организации распространится и на Австро-Венгрию. Сам же Бобринский неоднократно совершал поездки в Галицию, Буковину и Карпатскую Русь, где встречался с деятелями русофильского движения, и в итоге был объявлен в розыск австрийскими властями. На обвинения в создании русофильской партии Бобринский отвечал очень здорово: «русофильская партия» не имеет смысла, поскольку в Галичине среди русских не может быть русофильской партии, ибо русские не могут быть русофилами или русофобами; француз, венгерец, немец может быть русофилом или русофобом; русские же могут быть просто русскими” (28-2). А причиной активизировавшегося тяготения к России среди галицких русин Бобринский видел в том, что австрийцы «стали искусственно и насильственно насаждать украинское мазепинство в самой ужасной его форме — ненависти ко всему православному и всему русскому» (29).

rusgal4-05

Деятельность Бобринского позволяет перестать подозревать австрийское правительство в паранойе и сделать вывод, что русский заговор в каком-то смысле всё же существовал. Так, Бобринский призывал российское правительство «изыскать постоянный и нормальный источник денежных средств путем ассигнования в законодательном порядке достаточных сумм в виде секретных средств МИДа». Однако понимая, что официальное финансирование русофильских организаций изрядно осложнит и без того непростые отношения с Австро-Венгрией, он предлагал осуществлять финансирование через частных лиц и общественные организации. По его мнению, «таким образом, не только Австро-Венгерское правительство, но и получатели денег не будут знать о причастности нашего правительства к этому делу» (30).

В Петербурге подобные инициативы были встречены с осторожностью, и единого мнения на этот счет не было. Министерство иностранных дел считало, что ухудшать и без того натянутые отношения с Габсбургской монархией слишком рискованно. Министр финансов тряс отчётом об увеличении военных расходов и невозможности новых трат. И лишь для военного ведомства идея о создании «групп влияния» и укреплении позиций пророссийских жителей Австро-Венгрии была целесообразна. В записке из штаба Киевского военного округа указывалось, что «по наступлении в пределы Галиции предполагается воспользоваться тяготением Русской Галицийской Партии к России, с целью расположить к ней местное население. Орудием этого могут служить, во-первых, сельские священники, пользующиеся огромным влиянием на местное население; далее некоторыми представителями этой партии, которые при необходимости (если война, безусловно, предвидится в ближайшем будущем) могли бы и в мирное время вести агитацию в пользу России» (31).

Выразили поддержку идеи оказания помощи русофилам и в Священном Синоде. Обер-прокурор Синода В. К. Саблер в письме министру иностранных дел С. Д. Сазонову заявлял, что «желательно иметь в числе православных священников в Галиции несколько человек из наиболее выдающихся священников, пока пребывающих в Унии, но готовых перейти в Православие, если они будут материально обеспечены» (32).

Но, так или иначе, тайну соблюсти не удалось, и Австро-Венгерское правительство узнало об этих планах. «Венгерское правительство уверено, что российское правительство не причастно к пропаганде среди угроруссов, но… уверено, что таковая пропаганда ведется на деньги Священного Синода и гр. Бобринского», — сообщал российский консул в Будапеште М. Н. Приклонский (33). Товарищ министра иностранных дел дипломат Анатолий Анатольевич Нератов и поверенный в делах посольства в Вене Николай Александрович Кудашев в ответ заявляли, что «необходимо соблюдение безусловной корректности по отношению к венгерским и австрийским русинам» (34), но в то же время «если под словами „русская пропаганда“ понимать деятельность, направленную на отторжение от Габсбургской монархии земель с русским населением, то нет никакого сомнения в том, что императорское правительство вовсе не причастно к подобной деятельности» (35). В МИДе позже заявили, что считают «недопустимым в каком бы то ни было государстве вмешательством во внутренние дела чужой державы» (36).

А на горизонте тем временем собиралась буря. Державы готовились к Великой войне, ковалось оружие, создавались военные блоки, и Галиция неизбежно оказывалась в окружении врагов, между молотом и наковальней.

Источник

Русские

Галицкая Русь: как украинцы уничтожили русскую Галичину. Часть 5/6

galrus4

Часть пятая

С приближением Великой войны все процессы начали набирать обороты, что еще больше затягивало удавку на шее русофилов Галиции. Современник, уже упомянутый общественный деятель Галицкой Руси И. И. Терех, выразил происходящее в следующих словах: «…прием в духовные семинарии юношей русских убеждений прекращается, из этих семинарий выходят священниками заядлые политиканы-фанатики, которых народ назвал „попиками“. С церковного амвона, делая свое каиново дело, внушают народу новую украинскую идею, всячески стараются снискать для нее сторонников и сеют вражду в деревне… Учитель и „попик“ мало-помалу делают свое дело: часть молодежи переходит на их сторону, и в деревне вспыхивает открытая вражда и доходит до схваток, иногда кровопролитных. В одних и тех же семьях одни дети остаются русскими, другие считают себя „украинцами“» (22).

Митрополитом Галиции с 1901 года был Андрей Шептицкий. Про этого персонажа стоит рассказать отдельно. Будучи католиком и офицером австро-венгерской армии, Щептицкий стал униатом в 1888 году и зарекомендовал себя как последовательный борец с православием и русофильскими взглядами. Когда же русская армия заняла Галицию в начале Первой мировой войны, настроенные неблагонадёжно в отношении России лица высылались в Сибирь (к слову, таких лиц было довольно немного и в большинстве своём это были евреи). Шептицкий, будучи главой униатской церкви, заявил о своей лояльности и был оставлен во Львове. Но наш герой не прекратил свою антирусскую деятельность и во Львове выступил с воинственной речью, где проклял всех, кто будет приветствовать русские войска и предсказал «неминуемое поражение гибнущей в православной ереси России». Но стоило только Шептицкому попасть в плен, как он тут же обратился к Николаю II с приветственным посланием, выражая радость по поводу русских побед. Ватикан тем временем предпринимал попытки вызволить своего ставленника, однако эти попытки не увенчались успехом, так как в руки царской разведки попали документы, изобличающие Шептицкого как австрийского агента и одного из лидеров украинского национализма. Спасла Шептицкого Февральская революция и лично Керенский, который не только отпустил его на волю, но и легализовал греко-католическую церковь в России.

rusgal5-01

Далее в своей статье Терех еще более глубоко раскрывает подробности украино-русского конфликта, попадая в самую точку: «Весь трагизм галицких „украинцев“ состоит в том, что они хотят присоединить „Великую Украину“, 35 мил., к маленькой „Западной Украине“, (так они стали называть после первой мировой войны Галичину) — 4 миллиона, т. е., выражаясь образно, хотят пришить кожух к гузику (пуговице), а не гузик к кожуху. Да и эти четыре миллиона галичан нужно разделить надвое. Более или менее половина из них, т.е. те, которых полякам и немцам не удалось перевести в украинство, считают себя издревле русскими, не украинцами, и к этому термину, как чужому и навязанному насильно, они относятся с омерзением. Они всегда стремились к объединению не с „Украиной“, а с Россией, как с Русью, с которой они жили одной государственной и культурной жизнью до неволи. Из других двух миллионов галичан, называющих себя термином, насильно внедряемым немцами, поляками и Ватиканом, нужно отнять порядочный миллион несознательных и малосознательных „украинцев“, не фанатиков, которые, если им так скажут, будут называть себя опять рускими или русинами. Остается всего около полмиллиона „завзятущих“ галичан, которые стремятся привить свое украинство (то есть ненависть к России и всему русскому) 35-ти миллионам русских людей Южной России и с помощью этой ненависти создать новый народ, литературный язык и государство» (22-1). Как бы дополнял эту мысль министр внутренних дел Австро-Венгрии барон Бинерт, заявляя, что в Австрии русских нет (23).

rusgal5-02

На первом Венском политическом процессе судили видных деятелей русского движения. Это и депутат львовского сейма Марков, и депутат венского парламента Курылович, корреспондент «Нового времени» Янчевецкий, два адвоката Черлюнчакевич и Драгомирецкий, два крестьянина Дьяков и Мулькевич. Не удивительно, что свидетелями обвинения были… деятели украинского движения. Это и идеолог украинского национализма Кость Левицкий, и профессор Львовского университета, будущий советский академик Кирило Студийский, и редактор украинского журнала «Дiло» Ярослав Веселовский. Какими были свидетельские показания можно судить из выступления одного из таких свидетелей Ф. Ваньо: «Кто употребляет русский язык, не может быть хорошим австрийцем; хорошими австрийцами являются лишь украинцы, поэтому все члены русско-народной партии — изменники, ибо они не украинцы» (37).

На подобные обвинения блестяще отвечал главный обвиняемый Дмитрий Андреевич Марков: «Меня защищает правда, а сила правды непреодолима. Эта правда — моя национальная идея, идея культурного и национального единства русских племён. Несмотря на то, что сегодня эту идею придавили тяжелые камни враждебных политических устремлений, я убежден, что эта идея, эта моя правда, найдёт дорогу к свету! А так как цель украинства негативна, именно разбитие единой национальной культуры русских племен, то я не считаю его культурным движением, я считаю его противным культуре, и уже по этим чисто культурным причинам не являюсь сторонником украинства» (38).

rusgal5-03

Несмотря на то, что деятельность русофилов проходила в рамках австрийского законодательства и доказать вину было попросту невозможно, всех обвиняемых на всякий случай все же приговорили к смертной казни через повешение. Спасло приговоренных лишь высочайшее вмешательство Николая II через испанского короля Альфонса XIII, которому удалось добиться замены смертной казни на пожизненное заключение (39).

В. А. Бобринский сообщал не менее ужасающие факты террора в отношении православного духовенства: «В то время, как я пишу эти строки, все православные священники Галичины без единого исключения находятся в тюрьме по распоряжению полиции» (28). Но тюрьмы были забиты не только священниками. Волна террора против русофилов прокатилась по Австро-Венгрии сразу же, как только Германия объявила России войну. «В самом начале этой войны», — пишет И. И. Терех, — «австрийские власти арестуют почти всю русскую интеллигенцию Галичины и тысячи передовых крестьян по спискам, вперед заготовленным и переданным административным и военным властям украинофилами» (22-2).

Многочисленные воспоминания современников говорят о том, что именно предательство среди своих «украинствующих» соплеменников предопределило тот ужасающий размах, каковой принял террор против русофилов в годы Великой войны. Уже тогда украинство не видело в своих ориентированных на Россию соплеменниках людей. Уже тогда украинцы не чурались топить в крови своих же соотечественников за их русофильские взгляды. И ядовито-больным укором над нами сегодняшними довлеет тот факт, что, как и сто лет назад, Россия так и не пришла на помощь отчаявшимся русофилам Украины всей своей гигантской военной мощью. Кто знает, может историки следующего столетия будут с такой же тоской в голосе писать о сегодняшней войне в Донбассе как о потерянном шансе, как о позорном пятне на истории России.

«Вот видите, на этих деревьях перед окнами висели заподозренные в „руссофильстве“, — сообщал крестьянин из Городецкого уезда корреспонденту „Утра России“: Так прямо на деревьях и вешали. Сутки повисят, снимут — и других на них же вешают… А тут за углом учителя расстреляли. Поставили к стене, а напротив 5 солдат с ружьями… Здесь, на этом месте, со связанными назад руками, подкошенный пулями свалился несчастный — по доносу шпиона. А шпионов развели австрийские власти массу» (37-1).

За первый месяц войны в тюрьмы одного только Львова попало свыше двух тысяч русофилов. Тюрьмы были переполнены, и тогда австрийские власти принимают решение о создании концентрационных лагерей. Проведите эксперимент среди друзей и знакомых, и вы поймете, что все знают печально знаменитый Освенцим, но мало кто слышал про Талергоф. Тот факт, что он был создан для никому не интересных и не нужных русинов предопределило и его забвение в памяти, особенно на фоне лагерей смерти Второй мировой.

Первый транспорт в составе 2000 человек обоего пола прибыл в Талергоф 4 сентября 1914 года из Львова. Антисанитария, эпидемии, издевательства, нехватка пищи, принудительный труд, пытки, казни… С ноября 1914 по январь 1915 года только за два месяца эпидемия тифа унесла жизни трёх тысяч человек (37-2).

rusgal5-04

Осенью 1915 года заключенных концлагеря мобилизовали в обескровленную австрийскую армию. Интересно, что при мобилизации их определяли как «russische», то есть русские, а не русины, украинцы и пр. Теперь русским Галиции предстояло защищать страну и монарха, принесших им столько боли и страдания. Отправляли русских, правда, не на восточный фронт, а в Италию. Но и там бывшие узники концлагерей сдавались при первой же возможности, не желая сражаться за своих угнетателей. После мобилизации 1915 года количество узников концлагерей сократилось, и отправка на фронт стала для бывших заключенных реальным шансом на свободу. Но после отступления русских войск из Галиции началась новая волна террора, и концлагеря снова оказались заполнены. Увы для нас, мы до сих пор не имеем точных данных о количестве заключенных, прошедших через австрийские лагеря и количество погибших также остается доподлинно неизвестным. По итогам войны, у русских Галиции уже не было государства-заступника, способного спросить с других за геноцид. Новообразованное советское государство приняло украинскую сторону, предав забвению трагедию русских в Галиции. В мире не нашлось ни русского национального правительства, способного громко заявить о геноциде в Австро-Венгрии, ни единой общественной организации, подобной тем многочисленным еврейским правозащитным организациям, заставляющим весь мир знать и не забывать, что такое Холокост. Исследователями общее число заключенных Талергофа оценивается как «свыше 30 тысяч», а погибших — лишь безликое «тысячи». А ведь был еще и Терезин. Украинская историография старается вообще не замечать существование Талергофа и Терезина, а также драматичную роль украинцев в этой истории. А если об этих событиях и говорится, то исключительно как об украинской трагедии, хотя украинцы в происходящем были совсем по другую сторону баррикад.

rusgal5-05

Русская армия пришла в Галицию в сентябре 1914 года и стояла там до германского наступления в мае 1915-го. Ещё в 1914 году там было образовано Галицийское генерал-губернаторство. Целью русского правительства было интегрировать восточную часть Галиции непосредственно в состав России, а западную — в состав Царства Польского Российской империи. На захваченных территориях русской армии запрещалась конфискация имущества у лояльных местных жителей, а при реквизициях лошадей или скота полагались денежные выплаты. Позже, уже после ухода русской армии, в донесении польскому наместнику в Галиции будет сказано: «На сегодняшний день жалеют селяне о том, как говорят, времени, когда тут после российского наступления правили россияне, и как они говорят, это были наши люди» (25).

При отступлении российской армии галичан охватил ужас от перспективы возвращения австрийцев и поляков. Это спровоцировало массовые потоки беженцев на территорию Российской империи. Для въезда в Россию беженцам выдавались специальные пропуска. Так, только за последнюю неделю перед отступлением из Львова канцелярией генерал-губернаторства было выдано свыше 10 тысяч пропусков. Позже в своих мемуарах Антон Иванович Деникин так опишет эти события: «Помню дни тяжкого отступления из Галичины, когда за войсками стихийно двигалась, сжигая свои дома и деревни, обезумевшая толпа народа, с женщинами, детьми, скотом и скарбом… Марков шел в арьергарде и должен был немедленно взорвать мост, кажется, через Стырь, у которого скопилось живое человеческое море. Но горе людское его тронуло, и он шесть часов еще вел бой за переправу, рискуя быть отрезанным, пока не прошла последняя повозка беженцев» (40). Русские войска отступали, но уже спустя год, весной 1916-го, они вернутся. Вернутся, чтобы снова уйти. А в 1917 году усилиями большевиков в результате Брестского мирного договора Россия потеряет как Галицию, так и всю Украину.

В 1916–1917 годах на фоне военных действий состоялся второй Венский политический процесс, где были те же обвинители, те же обвинения, лишь новые обвиняемые. Из 24 обвиняемых семеро были оправданы. Один умер в тюрьме, не дождавшись вынесения приговора, а все остальные были приговорены к смертной казни. Но 21 ноября 1916 г. скончается император Австро-Венгрии Франц-Иосиф, а новый император Карл Первый 7 мая 1917 повелит отпустить всех заключенных домой, объясняя это тем, что «все арестованные русские не виновны, но были арестованы, чтобы не стать ними».

А в следующем году падет Австро-Венгрия. «На радость всем славянам в 1918 г. развалилась Австрия», — напишет Василий Ваврик (41). Но и это было далеко не последнее испытание для русских жителей Галиции.

Источник

Главный

Галицкая Русь: как украинцы уничтожили русскую Галичину. Часть шестая и последняя

galrus6

В оформлении постера использованы фото театральной постановки «Талергоф» (Польша-Австрия, 2013 г.)

Часть шестая

С концом Первой мировой войны и распадом Австро-Венгрии многие новообразованные славянские государства стали бенефициариями плодов войны. Чехи и словаки получили независимость и образовали Чехословакию. Сербы, словенцы, хорваты и Черногорцы — Югославию. Галицкие русины же снова остались у разбитого корыта. По Сен-Жерменскому мирному договору 1919 года Северная Буковина отошла Румынии, а по Трианонскому мирному договору 1920 года Закарпатье вошло в состав Чехословакии. Т. н. 14 пунктов Вильсона предполагали создание и независимого польского государства, которое уже в 1918–1919 годах в результате польско-украинской войны оккупировало Галицию на основании того, что это якобы исконно польские территории. Так русины снова оказались разделены государственными границами. В России же в этот период происходили события еще более трагичные, потому никакой помощи от Москвы ожидать не приходилось.

В годы послевоенного революционного хаоса деятельность русского и украинского движений в Галиции воплотилась в создании двух государственных образований: Западно-украинской народной республики, существовавшей с октября 1918 года по июль 1919-го, и Русской народной республики Лемков, просуществовавшей с декабря 1918 по март 1920-го. Во главе Лемковской республики стояли в прошлом жертвы австрийского террора, узник Терезина и Талергофа священник Дмитрий Васильевич Хиляк, узник Талергофа крестьянин Николай Громосяк и узник тюрьмы в Новом Санче адвокат Ярослав Качмарчик. На народном вече республики высказывались голоса в пользу присоединения к России, создания независимой республики и даже присоединения к Чехословакии. Но в 1920 году, разобравшись с Западно-украинской народной республикой, Польша взялась и за Лемковщину. Руководители республики предстали перед польским судом по обвинению в государственной измене, хотя и были оправданы судом присяжных. А в 1923 году Галиция окончательно была присоединена к Польше.



Polen_Galizien_Wolhynien

Юго-восток Польши и исторические области Волынь и Галичина (Галиция) в период между двумя Мировыми войнами

Едва только Галиция была аннексирована Польшей, как сразу развернулась активная полонизация. Начали, как обычно, с языка. Галиция была переименована в Мало-Польшу, в государственных учреждениях вводился только польский язык. В школы направлялись учителя поляки, порой не знавшие даже местный язык. Из львовского университета изгнали неугодных профессоров, да и в само учреждение набирали преимущественно поляков. При приёме на работу требовалась декларация о переходе в католицизм, офицером армии мог быть только поляк-католик(42).

Ваврик позднее напишет: «в ужасных условиях: во всем галицко-русском крае были австрийской властью закрыты и конфискованы общества, народные дома, читальни, ученические пансионы, гимнастические дружины и библиотеки. Все это было Австрией передано украинцам как верным своим союзникам. Приказом последнего императора Карла… русская земля была объявлена Украиной»(43) .

В церковной жизни также не утихала вражда, между униатами и православными случались вооруженные столкновения. В 1934 году пришлось вмешаться даже Риму и создать для лемковских униатских приходов специальную Апостольскую администратуру, подчиненную непосредственно Риму. На должность главы Администратуры поставили бывшего узника Талергофа Василия Мастюха, на что от украинских националистов посыпались доносы и угрозы. 10 марта 1936 года Мастюха отравили. После него Администратурой управлял также русофил Полянский, пока не был жестоко избит украинскими хулиганами.

rusgal6-01

Но русофилы Галиции не отчаивались и свою многолетнюю борьбу продолжили. Уже в 1921 году беженцы начинают возвращаться в покинутый край, и этим же годом датируется создание новой политической организации русских в Галиции — Русской народной организации. Первым председателем РНО стал бывший узник Талергофа Владимир Яковлевич Труш. В 1928 году РНО будет переименована в Русскую селянскую организацию. Цели и задачи у организации были всё те же, что и у её предшественников: защита интересов русского человека в польской Галиции. Тем не менее никакого успеха ожидать уже не приходилось, ибо теснимое по всем фронтам русское движение Галиции потеряло не только своего главного союзника, но и саму цель своего существования — Россию.

Русофильское движение в Галиции прекратило своё существование в 1939 году, когда по пакту Молотова — Риббентропа эти земли отошли Советскому Союзу. Так как в стране была запрещена любая деятельность всех партий и организаций кроме Коммунистической партии и её сателлитов, то все галицко-русские организации и партии были закрыты.



map_spheres_influence_nyt_092339sm

Судя по источникам тех времен, местное население на какое-то время впало в эйфорию. Закончились, наконец, притеснения от поляков, русский язык стал государственным, да и Галиция вошла в состав… пусть не России, но чего-то, что когда-то было Россией — это ли не исполнение вековой мечты русского галичанина? «Уважат ли Советы историю Галичины и, памятуя, что её имя не Украина, а Русь, не будут ли мешать, как это делали поляки, немцы и Ватикан, оставшемуся в ней страстотерпцу русскому населению жить своей русской жизнью, или же поощряя и дальше искусственно созданный сепаратизм, утвердят за ней неестественное, неисторическое и подложное новое имя и доконают русских галичан для вящей радости разъединителей русского народа и всего славянства, — покажет недалекое будущее», — писал Терех(22). Однако, мало кто тогда мог представить масштабы грядущего бедствия и за маской добродушной блажи о возвращении на родину увидеть оскал грядущей украинизации.

При заполнении пятой графы русским галичанам настойчиво рекомендовали записываться в украинцы, что, в общем-то, было выгодно и самим галичанам, ведь все высокие должности в УССР могли занимать только украинцы. В советской историографии галицкие русофилы по украинской традиции именовались «москвофилами» и по той же традиции выставлялись исключительно реакционным элементом «с белогвардейским душком». Никаких полноценных исследований истории этого феномена не проводилось, а тот же Ваврик был вынужден покинуть Львовский университет и уйти на пенсию из-за его позиции по отношению к русофилам. Огромную работу по расследованию Талергофской трагедии провёл Роман Денисович Мирович, собравший богатейших материал по документам и воспоминаниям очевидцев. Но ни один его труд не был опубликован в СССР. Советскому государству галицкие русофилы оказались не нужны.

rusgal6-02

* * *

Трагедия «русофильского», или, если уж говорить откровенно, — просто русского движения в Галиции обернулась для России потерей этих земель и этих людей навсегда. Тонкая нить корней общего древа, еще с Тёмных Веков связующая узами родства два народа, будет пресечена лезвием Талергофа, сожжена в пожарищах Великой Войны, а позже погребена под пеплом советской украинизации. И пусть в 1939 году этот край всё-таки войдет в состав новой Империи, возведенной на руинах старой России, но уже чужие умы и чужие сердца этих людей — в большинстве своем! — никогда не будут принадлежать России. И этот яд, зародившийся в чреве нового панукраинского национализма, разольётся паводком по всей русской Малороссии, поражая умы и сердца некогда русских людей, возвещая грядущее драматичное «никогда мы не будем братьями», разжигая пламя новой войны против русских и русского движения.

История русофильского движения в Галиции горьким уроком учит нас тому, что бывает, когда русские всё-таки бросают своих. Эта история даёт нам смыслы и символы, которые мы с высоты своей имперской могучести и самоуверенности не могли рассмотреть раньше. Это и упорство в среде абсолютной враждебности в отстаивании своей идентичности, и символ мученичества во имя русского знамени, и страшное указание на то, что может быть с Новороссией, если Россия отдаст её на растерзание мазепинцам. Помните русских праведников! Помните отважных людей, не забывших своего имени под литовским мечом, помните их, не забывших своего имени под польским ярмом, помните их, переживших австрийские, но не переживших советские эксперименты по украинизации. Помните всех, кто положил свою жизнь за русское дело, кто полил своей кровью корни общерусского древа!

Анонимный автор, подписанный как В.С., в газете «Земля и Воля» за 1938 год напишет: «Галичане же сделали много больше, может быть, больше, чем им позволяли их скромные силы и возможности. И поэтому когда-нибудь тот, кто будет писать историю не «Государства российского», а историю русского народа, кто, наконец, займется историей не русской державной, а всерусской культуры, не сможет не обратить вниманий на Галичину и на то, что сделали галицко-русские умы для всей Руси. Им, наверное, будет отдано первое или одно из первых мест в истории развития русского национализма как проявлению всерусской культуры”(44).

И до боли жаль, что нынешние галичане не воспользовались этим шансом, но выбрали роль третьесортной страны на задворках Евросоюза вместо того, чтобы стать в авангарде возрождения общерусской державы, за которую когда-то жили и умирали их предки — галицкие русофилы.

Помните их — пока произносят имена галицких русофилов в Москве и Владивостоке, пока пересылают их портреты друг другу в Минске и Вильне, пока читают их труды в Павлодаре и Киеве, пока не предали мы забвению праведников наших, то не погибло их дело и не обратились в прах их мечты.

И пусть эта история двухвекового русского мужества укрепит сердца и души тех наших читателей, что стоят сейчас на передовых позициях в Новороссии, отражая, как и сто лет назад, атаки мазепинцев и украинофилов.

Слава России!

Источник

укроп

История украинского национализма: часть I

Поскольку на протяжении целого месяца на Евромайдане весьма существенную роль играют именно украинские националисты, не будет лишним рассмотреть, как начинался украинский национализм. Несмотря на то, что издалека он представляется единым и монолитным целым, правильнее было бы разделить его на два различных течения. Первое из них для удобства назовем «москальским», поскольку главные его деятели родились и всю жизнь жили в Российской империи, по-русски говорили значительно лучше, чем по-украински, и в своих мечтаниях далеко не заходили. Второе течение назовем «галичанским национализмом». Его сформировали выходцы из Австро-Венгрии, никогда не жившие в Российской империи. О нем мы подробнее расскажем в следующем материале, поскольку свою роль галичанский национализм сыграл хронологически позже.

UA1

Не так давно украинские евроинтеграторы сподобились разбить памятник главному москалю-поработителю — некоему В.И. Ленину. По их версии, Ленин вовсе не праотец украинского государства, а его поработитель. Мол, у нас была независимая УНР, а большевики-кацапы нас оккупировали. Здесь украинцы хотят провернуть трюк, подобный прибалтийским государствам. Но сделать это не получается по одной причине: прибалтийские страны сразу же получили реальную, а не фиктивную независимость, обеспеченную европейскими штыками, и просуществовали до оккупации 20 лет, а Украинская Народная Республика повторила судьбу современной Абхазии, которую признали полтора землекопа. Антанте независимая Украина не могла присниться и в страшном сне. С таким же успехом можно говорить об оккупации Горской республики в Дагестане, которую признало даже большее количество государств, чем УНР, или Кубанской народной республики, которую признало такое же количество, как и УНР. Вообще, надо отметить, что в 1918-1920 годах на территории бывшей Российской империи существовало около сотни самопровозглашенных республик и УНР была лишь одной из них.

495b020-6
Митинг в Киеве осенью 1917 года.

До революции основную движущую силу украинского национализма представляла Революционная Украинская партия. Пределом мечтаний для них была автономия Украины в составе России со своим парламентом. Партия активно сотрудничала с РСДРП, еврейским Бундом и польскими социалистами. После раскола в 1905 году часть партийцев присоединилась к РСДРП, оставшиеся основали Украинскую социал-демократическую рабочую партию. Их программа также предусматривала автономию Украины и передел земли за счет крупных помещиков. То есть, тяготели они скорее к левому умеренному национализму. Лидерами партии были будущие руководители УНР — Винниченко, Порш, Антонович и некий бухгалтер и журналист по имени Семен Петлюра.

Сразу же после февральской революции, на базе УСДРП была создана Центральная Рада. Рада представляла собой некое подобие парламента, но парадокс в том, что никаких выборов в Раду не проводилось и комплектовалась она на основе нехитрой стратегии «хорошие люди» объявили себя депутатами«. Председателем Рады был избран Михаил Грушевский — сын преподавателя русского языка, проведший детство на Кавказе и преподававший историю России в Львовском университете. После падения УНР он уехал в Австрию, откуда вернулся в СССР по приглашению большевиков для проведения «украинизации». В Совдепии Грушевский был принят в Академию Наук и умер своей смертью в 1934 году.

Hrushevskyi_Mykhailo_XX
Михаил Грушевский.

Центральная Рада пыталась добиться автономии, посылая одну резолюцию за другой в адрес Временного правительства. Во Временном правительстве люди недоуменно пожимали плечами: «Украина? Какая Украина? Столько раз были в тех краях, не видели никакой Украины». Кроме того, Рада добивалась украинизации армии, комплектуя полки только из украинцев.

За время своего недолгого существования Рада приняла четыре Универсала (что-то среднее между манифестом и декретом). Первый универсал объявлял автономию Украины в составе России и введение самостоятельного украинского парламента. После него на Украину пожаловала делегация Керенского и «благородного отца русской демократии» Церетели. По завершению переговоров был издан второй универсал, который гласил, что Рада никогда не ставила перед собой цели отделить Украину от России. В обмен на то, что Временное правительство обещало в будущем «подумать» насчет украинской автономии, Рада отказывалась от провозглашения автономии в одностороннем порядке. Кроме того, Украине разрешалось комплектование национальных частей, но с условием, что они будут подчиняться Временному правительству.

Третий универсал был принят после Октябрьской революции и провозглашал создание Украинской народной республики. При этом о суверенитете речи не шло и она провозглашалась республикой в составе России. Четвертый универсал был принят уже агонизирующей Радой и призывал всех на борьбу с большевиками.

Спустя месяц после провозглашения УНР и Октябрьской революции, в Харькове провозгласили Украинскую Народную Республику Советов, которая сразу же объявила УНР вне закона, а себя — единственной законной властью.

Brest-litovsk-feb-9-1918b
Подписание мира между УНР и Центральными державами.

Большевики потребовали от УНР задерживать всех следующих через ее территорию казаков и офицеров, которые ехали на Дон, чтобы пополнить формирующуюся Белую армию. Не дожидаясь санкций за отказ, УНР в январе 1918 года провозгласила себя полностью независимой республикой. УНР сразу же развила безумную дипломатическую активность, пытаясь добиться признания со стороны мировых держав. Но страны Антанты совершенно не желали знать никакой независимой Украины, и украинцев признали только Германия и Австро-Венгрия, на тот момент находившиеся в состоянии войны со всем человечеством и потому признававшие абсолютно все новые образования на территории бывшей Российской империи. Серьезно, немцы даже признали Кубанскую народную республику и Горскую республику. Затем УНР признала только появившаяся Финляндия, «сепаратист, помоги сепаратисту». В 1920 году Польша признала УНР в обмен на Галицию и Волынь, а в 1921 году существующую только на бумаге УНР признала Аргентина.

Руководство УНР собиралось из довольно странных людей, объединенных не украинофильством, а скорее близким дореволюционным знакомством. Так, Винниченко был фактически большевиком и коммунистом. В 1917 году он заряжал «геть кацапов из нашей чистой хаты», а в 1920 перебежал к большевикам, получил пост зампреда совнаркома УСССР и через несколько лет уехал, потому что обиделся на то, что его не ввели в состав Политбюро украинской компартии. Причем даже после отъезда его продолжали активно печатать и издавать в СССР как пролетарского писателя. А секретарем по международным сношениям УНР был племянник «монархиста, февралиста, черносотенца, антисемита и русского националиста» Шульгина — Александр Шульгин. Секретарем военных дел УНР (т.е. министром обороны) — журналист Семен Петлюра, изгнанный за развал ведомства и позднее ставший главным действующим лицом на Украине (но об этом позже).

Через некоторое время после провозглашения в Харькове советской власти, в Раде произошел раскол и часть левых депутатов убежала в Харьков. Сама Рада особой популярностью не пользовалась. Русские города не интересовались риторикой про украинцев, а крестьян в первую очередь волновал вопрос земли, а не украинства. К тому же, кольцо вокруг УНР сжималось, к началу 1918 года она контролировала только несколько городов и прилегающих к ним регионов: Полтаву, Одессу, Киев, Житомир.

После отказа от выполнения ультиматума большевиков, РККА двинулась на Киев и легко его заняла. Рада обратилась за помощью к немцам. В самом начале февраля 1918 года УНР подписала сепаратный мир с немцами. УНР обязалась обеспечивать продовольствием страны Четвертного союза, в обмен немцы вводили свои войска на ее территорию. Большевики сразу же ушли из Киева, но с Радой все получилось еще комичнее. Через два месяца после подписания мира, немцы, под предлогом того, что члены Рады похитили банкира Абрама Доброго, через банк которого деньги шли в Германию, разогнали Раду силами одной полуроты (несколько десятков человек). То есть, буквально, пришли несколько немцев во главе с лейтенантом и сказали: «А ну, украинцы, пошли отсюда!». С тех пор Рада больше не собиралась…

Немцы_в_Киеве_март_1918
Немцы в Киеве, 1918 год.

Вместо УНР было провозгласили создание Украинской Державы во главе с генералом императорской армии Павлом Скоропадским. Скоропадского объявили Его Светлостью Ясновельможным Паном Гетманом Всея Украины на съезде хлеборобов(!). До гетманства Скоропадский был генерал-лейтенантом императорской армии и также занимал должность генерал-адъютанта Императора. Немцев Скоропадский устраивал : во-первых, он родился в Германии, во-вторых, он не был украинофильским мечтателем, в-третьих, вокруг него можно было собрать русские города для отпора большевикам своими силами, в-четвертых, он был правнуком знаменитого гетмана Скоропадского, что должно радовать украинофилов. Скоропадский родился и до 5 лет жил в Германии, его гувернанткой являлась англичанка, которая рассказывала ему, что русские едят людей, и когда он впервые приехал в Россию с дедом, по его собственным словам, спросил у извозчика, правда ли он ест людей, за что дед Скоропадскому чуть не надрал задницу.

До революции Скоропадский слыл преданным сторонником Николая Николаевича и очень радовался Февралю. Поняв, что его славное гетманское происхождение сулит неплохие перспективы на потенциально автономной Украине, он воодушевленно писал жене: «Даниле необходимо учить малороссийский, я тоже купил себе книгу и собираюсь, возможно, сделаться украинцем, но, должен честно признаться, не очень убежденным». Как вы понимаете, Данила — это сын «гетмана». Кстати, учить украинский он начал только после революции. В мемуарах, написанных много лет спустя, Скоропадский потом вспоминал, что, хотя все его родственники считали себя малороссами, они было глубоко преданы русским царям.

Pavlo_Skoropadsky
Гетман Скоропадский.

Скоропадский вернул многие старые, дореволюционные законы, набрал в администрацию русских императорских чиновников, а в вооруженные силы стали активно записываться русские офицеры, пробегом через Украину двигавшиеся на Дон, где только начиналось Белое Движение. К тому моменту Украина представляла собой лоскутное одеяло (так же, как и Россия): отдельно функционировали Одесская советская республика, Донецко-Криворожская (созданная большим другом Сталина — гражданином Британии по кличке Большой Том, в России известным как «товарищ Артем») и пронемецкое Крымское краевое правительство. Позднее советские республики объединились в одну.

Бывшее правительство УНР осталось в оппозиции к режиму Скоропадского. Украинская Держава просуществовала недолго. После ухода немцев, проигравших войну и покинувших Украину по условиям мира, в декабре 1918 года сторонники УНР подняли восстание и свергли Скоропадского, который затем уехал в Германию, завязал с политикой и погиб в результате бомбардировок союзников в 1945. Власть снова вернулась к марксисту Винниченко, но спустя два месяца он был отозван решением УСДРП. Военным диктатором Украины стал журналист Семен Петлюра, а новым правящим органом — директория. Петлюра считался символом украинского национализма до появления Бандеры. Родился он в Полтаве и в украинское революционное движение вошел, пользуясь покровительством Грушевского. Петлюра был известен как бухгалтер и журналист, а во время Первой мировой он состоял в Земгоре. Это тем более забавно, что военный диктатор Украины ни дня не служил в армии.

Symon_petlura
Симон Петлюра.

Интересно, что до прихода к власти Петлюра придерживался крайне умеренных взглядов на независимость Украины и в спорах с радикальными «самостийниками» всегда отстаивал необходимость автономии. Более того, в кругах самостийников Петлюра считался русофилом. В самом начале Первой мировой он опубликовал манифест-воззвание «Война и украинцы», в котором отстаивал позицию, что украинцы в этой войне обязательно должны занять сторону России и воевать вместе с ней (дело в том, что в составе Австро-Венгерской армии были подразделения из украинцев-галичан).

Первым делом Петлюра заключил договор с Западно-Украинской Народной республикой. Это самопровозглашенное государство на территории восточной Галиции просуществовало несколько месяцев и было сметено поляками, забравшими себе Львов. Тем не менее, день подписания этого договора ныне отмечается как День соборности Украины. Еще ЗУНР интересна тем, что депутатом недолговечного местного парламента стал отец Бандеры (того самого).

662a9b2-14
Обращение Директории к украинскому народу.

ЗУНР, однако, обладала небольшой армией, которая влилась в состав армии УНР. УНР от этого ничего не выиграла: с одной стороны на Украину зашли войска Деникина, с другой были красные, а посередине — махновские анархисты.

После ряда поражений от РККА петлюровцы отошли к границе, но затем решили воспользоваться наступлением Деникина на Киев, одновременно с белыми заняв бывшую украинскую столицу. В честь освобождения города был проведен военный парад и вывешены два флага — украинский и русский, что вызвало особое ликование Киева (который, как вы понимаете, был полностью русским городом). Командующий Запорожским корпусом Сальский приказал сорвать русский флаг и потоптал его копытами своей лошади. После этого один из белых попытался напасть на Сальского, но был зарублен запорожцами. Начался погром петлюровцев, который усугубился массовой паникой солдат УНР: призванные из сел бойцы за независимую Украину совсем не ориентировались в крупном городе, многие из них вообще видели город в первый раз. В результате большая часть петлюровцев вместе с оружием и трофеями оказалась в плену. После этого командующий галицкими частями УНР Кравс явился к командующему белыми частями Бредову. Бредов заявил, что до Галиции ему никакого дела нет, но Киев русский город, поэтому галичане могут уехать, а с петлюровскими бандитами и изменниками никаких переговоров не будет. По итогам встречи военные части из Галиции подписали с белыми мир и вышли из состава УНР.

ataka
Учебная атака добродушных поселян петлюровцев. Само собой, что, столкнувшись с выкованными из стали и ненависти белогвардейцами, поселяне разбежались.

Петлюре, чья власть ограничивалась одним штабным вагоном, пришлось бежать в Варшаву, где он заключил с поляками договор о том, что в обмен на военную помощь поляки забирают себе Галицию, Волынь и еще несколько регионов. Галичане расценили это как предательство и разорвали договор об объединении ЗУНР и УНР.

cb58390-47
Молебен на Софийской площади в честь заключения договора между УНР и ЗУНР. Не помог…

В конечном счете из этой затеи ничего не вышло, хотя поляки и дошли до Киева. Позднее они потерпели ряд неудач (вызванных прекращением поддержки Антанты, которой Великая Польша также была не нужна) и подписали с Советами мирный договор, забрав себе Галицию и Волынь. Петлюра бежал в Европу, формально являясь главой УНР в изгнании.

В 1926 году в Париже его застрелил еврей Шварцбурд, якобы в отместку за еврейские погромы. Шварцбурд был родом из России, но с детства увлекся анархизмом и уехал во Францию, где служил в Иностранном легионе. После революции он приехал в Россию и затем числился в банде Котовского. Однако после войны Шварцбурд разочаровался в большевиках и снова уехал во Францию. Суд над Шварцбурдом привлек изрядное внимание в Европе, за него заступились на самом высшем уровне, начиная от Эйнштейна и заканчивая первым президентом Венгрии Каройи. Ему подобрали адвоката с мировым именем, и в результате суд присяжных полностью оправдал Шварцбурда за убийство Петлюры.

Schwartzbard_Sholom
Уголовное дело Шварцбуда.

На этом история «москальских» националистов подходит к концу. Но к тому моменту уже подросли и начали подавать голос отборные, десятилетиями заботливо выращиваемые Австро-Венгрией галичане.

Источник

укроп

История украинского национализма: часть II

UA2

Другим и гораздо более радикальным направление национализма было галичанское. Собственно, именно оно сейчас и преобладает на современной Украине. Дело в том, что когда говорят, что на Украине раскол на восток и запад, не все до конца понимают, о чем идет речь и какое событие произошло в 1939 году. А тогда произошло событие даже более серьезное, чем объединение ФРГ и ГДР. Тогда, согласно условиям пакта Молотова-Риббентропа, к УССР была присоединена Галиция, находившаяся в составе Польши. Галиция традиционно была населена украинцами, но при этом они никогда не жили на территории Российской империи, если не считать мифических времен Ярослава Мудрого, когда еще и народов-то не было толком. То есть, к украинцам, традиционно жившим в РИ, присоединили совершенно особое племя боевых галичан, распрогандированных еще в Австро-Венгрии. К тому же, в отличии от традиционно православных украинцев, все галичане были униатами-грекокатоликами, которые сами по себе отдельный разговор. И если немцы жили в разделенном виде 45 лет, то&nпbsp;в данном случае объединились народы не только с разной историей, но даже и верой, поскольку униаты еще в 1596 году перешли под власть Папы Римского, сохранив только византийский обряд.

Накануне Первой мировой войны Галиция находилась в составе Австро-Венгрии. При этом в Галиции существовало широкое русофильское движение. Конечно, отчасти оно поддерживалось и финансированием со стороны России. Австрийцам тоже работали над местным населением в своих интересах. Например, когда началась война, среди украинцев Галиции для войны с Россией без проблем набрали 7 тысяч «усусов» — украинских сечевых стрельцов, которыми командовал Эрцгерцог Вильгельм Франц Габсбург-Лотарингский, известный как Василь Вышиваный.

Тот неловкий момент, когда шутки про австрийский генштаб — не шутки.

Тот неловкий момент, когда шутки про австрийский генштаб — не шутки.

Что касается русофилов, то после начала Первой мировой все они по спискам были отправлены в концлагеря Талергоф и Терезин, где были либо казнены, либо умерли. Выжить удалось меньшинству. Кстати, на одном из этих процессов свидетелем обвинения выступал прадед Тягнибока.

Talerhof-almanah

Собственно галичанский национализм стоял на двух вещах: скаутской организации «Пласт», где из маленьких укрят лепили боевых укров, и на грекокатолических священниках, которые были настроены ультранационалистически и внушали подобные же мысли пастве. Огромное количество видных персон в украинском националистическом движении составили дети униатских священников.

Бойцы «Пласта»

Бойцы «Пласта»

По итогам первой мировой войны Галиция отошла к Польше, что доводило украинских националистов до бешенства. Если в Австро-Венгрии им жилось относительно неплохо, хоть и без национальной автономии, то поляки оказались страшными шовинистами. Сразу после войны была создана «Украинская войсковая организация». Она стала последним звеном в цепочке: «папа — грекокатолический священник» — детство в «Пласте» — «служба в Австро-Венгерской армии» — «УВО». Одним из главных ее создателей стал бывший прапорщик австро-венгерской армии Евгений Коновалец — наполовину русин, наполовину поляк. Коновалец перед самой Октябрьской революцией бежал из русского плена в Киев, где возглавил отряд сечевых стрельцов, охранявших Центральную раду. После того, как немцы назначили Скоропадского, стрельцов расформировали.

Учредительный съезд ОУН. Коновалец — по центру в нижнем ряду.

Учредительный съезд ОУН. Коновалец — по центру в нижнем ряду.

Главными целями УВО были диверсии, саботаж, теракты, убийства и ограбления в Польше. Коновалец дружил с судьей по фамилии Шухевич и на протяжении года снимал у него комнату, много времени проводя в беседах с его 14-летним сыном Романом Шухевичем, который после общения с Коновальцом загорелся идеей украинского национализма и вступил сначала в «Пласт», а затем и в УВО, где начал лично участвовать как в акциях саботажа, так и в убийствах. К слову, Коновалец наладил старые связи с немцами, которые решили использовать радикальных укробойцов против поляков, и с удовольствие готовили диверсантов из УВО.

Кроме УВО существовало еще несколько организаций украинских националистов, в основном молодежных. Однако они не играли такой роли. В 1929 году на базе УВО состоялось объединение всех националистических организаций в Организацию Украинских Националистов (ОУН).

Дмитрий Донцов, укротитель монголокацапов.

Дмитрий Донцов, укротитель монголокацапов.

Главным идеологом ОУН, сложившим в читаемые буквы витавшую в воздухе идею борьбы с жидомоскалями, был Дмитрий Донцов — единственный москаль среди галичан. Он родился на территории Российской империи и происхождение у него было самое карнавальное, вплоть до итальянцев в роду. Учился он в Петербурге и начинал как марксист. Однако позднее уехал в Галицию и у него «открылись глаза». Он возненавидел марксистов за интернационализм и стал пламенным украинским шовинистом. После начала Первой мировой Донцов смекнул, что к чему, и устроился на хорошую ставку в австро-венгерском министерстве правды. Он возглавлял «Союз освобождения Украинцев». Главной целью организации было отторжение территории Малороссии от России и создание независимого украинского государства под мудрым протекторатом Австро-Венгрии. С этой целью агитаторы ездили по лагерям для военнопленных и агитировали среди малороссов. Он даже успел побывать министром телеграфов при Скоропадском, но в 20-е годы отошел от политики и сосредоточился на фантазиях, на которых и выросли юные «пластунята». Краткое содержание идей Донцова не блещет оригинальностью: «украинцы — избранная раса, немцы — хорошие, москали и пшеки — нелюди».

987724986

Именно в это время прошел новый призыв в ОУН и на смену сечевым стрельцам пришла ультрарадикальная галицийская молодежь, которая десятилетие росла при поляках. Примерно тогда же в ОУН появились ее будущие лидеры: Бандера, Стецько и Шухевич, хотя последний уже успел активно поучаствовать в акциях старого УВО. Были среди этой волны и довольно примечательные персонажи. Так, Лев Ребет был евреем, но это маленький штришок.

Наиболее необъяснимым активистом ОУН был Рихард Ярый, который имел настолько мутную биографию, что исследователи до сих пор теряются в догадках: а это вообще кто? Буквально, до сих пор так и не могут установить, кем он был по происхождению и чем занимался в детстве. Есть версии, что Ярый — венгерский еврей, судетский немец, наполовину чех, наполовину еврей, австрийский аристократ. Сам он представлялся сыном казака. Примечательно, что когда немцы проверяли его на предмет возможного сотрудничества, выяснилось, что в месте, где он родился, вообще никто не помнит никакой семьи Ярых. Также точно не установлено, чем он занимался до Первой мировой. Есть версия, что до революции его звали Рихард фон Яри и он являлся сотрудником австрийской разведки. С началом революционных событий он оказался в галицкой армии ЗУНР, после революции спекулировал лошадьми, женился на еврейке, уехал в Германию, купил там себе виллу и вступил в ряды украинских националистов. Причем не просто вступил, а сразу возглавил разведку организации (неплохо для спекулянта лошадьми), а затем стал представителем ОУН при НСДАП(!).

Рихард Ярый, то ли патриот Украины, то ли смотрящий от взрослых держав.

Рихард Ярый, то ли патриот Украины, то ли смотрящий от взрослых держав.

Что касается разведок, то в качестве предположений высказываются версии, что Ярый работал на немецкую, английскую, советскую и польскую разведки. Также высказываются версии, что именно он организовал раскол в ОУН в 1940 году. Он же является одним из создателей батальона «Роланд», ставшего одним из двух украинских национальных формирований в составе Вермахта, созданных до войны. Осенью 1941 его вместе с другими лидерами украинских националистов отправили в концлагерь. Возможно, для вида, поскольку отпустили Ярого намного раньше остальных, практически через год, тогда как остальные сидели до 1944. После войны он жил в Вене, в советской оккупационной зоне, причем советские прекрасно знали кто такой Ярый, но не делали никаких попыток арестовать его. Более того, имеются даже свидетельства, что Ярый однажды зашел в советскую оккупационную администрацию и велел отпустить задержанного ими украинца с супругой. В общем, типичный товарищ Артем.

bandera

Самым известным персонажем этой волны националистов, безусловно, является Степан Бандера. Надо сказать, что Бандера — это такой украинский Мандела, который просидел в тюрьме весь экшен и был скорее живым символом движения. Родился он в семье грекокатолического священника, придерживавшегося ультранационалистических взглядов и воспитывавшего детей в соответствующем духе. Главной мечтой детства Бандеры было вступить в «Пласт», и он таки добился своего. Бандера с детства отличался проблемами с психикой, в частности, страдал садомазохизмом. Он регулярно занимался членовредительством, вгонял себе под ногти иголки, гулял голым на морозе, душил кошек. Позднее, когда уже начинался этап превращения Бандеры в мифологического героя, странности психики были объяснены гениальным образом: он просто с детства готовился к пыткам. К слову, чудик добился своей «подготовкой к пыткам» только того, что заработал лютый ревматизм уже в юном возрасте.

Поначалу Бандера в ОУН выполнял функции пропагандиста и распространителя нелегальных изданий. Однако в скором времени на него обратил внимание Габрусевич — также галичанин и сын униатского священника, и назначил его ответственным за пропаганду в регионе, а спустя год отправил к немецким инструкторам в разведшколу (контакты с ними наладил Коновалец). После прохождения спецподготовки Бандера стал краевым проводником, т.е. главой регионального отделения. По времени это совпало с голодом в УССР, ОУНовцы даже провели несколько акций протеста, а позднее попытались убить советского посла, но не смогли этого сделать, ограничившись убийством секретаря из посольства. Однако главными врагами ОУНовцев оставались поляки, ненависть к которым просто зашкаливала.

6659684

В 1934 году ОУНовцы убили министра внутренних дел Польши Перацкого, в ответ поляки схватили ряд известных им националистов и устроили над ними суд. Считается, что Бандера не участвовал в самом убийстве, но занимался разработкой его плана. На суде ему предъявлялось то же самое. На 99% все были уверены, что подсудимых повесят, тем более, что они и не думали отпираться, однако повешение внезапно заменили на пожизненное заключение. Бандера просидел в тюрьме до сентября 1939 года, когда администрация тюрьмы убежала в страхе перед наступлением немцев. К тому моменту советские войска захватили Западную Украину и превратились в главных врагов ОУНовцев, которых теперь почти не интересовали поляки. Коновалец уже был убит Судоплатовым, его фактическим преемником стал не Бандера, а Андрей Мельник, остававшийся на свободе.

Небожитель Шептицкий.

Небожитель Шептицкий.

Мельник тоже был из галичан, в свое время служил в отряде сечевых стрельцов. Он имел тесные связи с немцами, а также с униатским небожителем — митрополитом Шептицким. Шептицкий был выходцем из аристократического рода и имел обширные связи еще в старой Австро-Венгрии с руководством государства. Он в совершенстве говорил на иврите, в свое время «по заданию партии» организовывал униатские общины в Российской империи. После прихода на Западную Украину большевиков он писал Сталину письма, в которых ругал его за безбожие, но Сталин наглого священника пальцем тронуть не посмел. Во время немецкой оккупации Шептицкий слал приветственные письма Гитлеру и благословлял Бандеру на бой с москалями, а когда немцы начали преследовать евреев, то принялся писать гневные письма с проклятиями Гиммлеру и Папе Римскому. И чего бы немцам не стереть зарвавшегося попа в порошок? Так ведь тоже тронуть побоялись. Видимо, тоже испугались его окладистой бороды. В начале 1944 года Шептицкий еще приказывал униатским священникам переплавлять колокола на пушки для Великой Германии, а уже в середине года слал поздравительные телеграммы Великому Сталину, хвалил его за толерантность к религии и называл коммунизм богоугодным учением, параллельно проклиная бандеровцев. Тут бы и шлепнуть Сталину гитлеровского пособника, ну, в крайнем случае, под суд отдать, но нет, снова побоялись тронуть.

Товарищ Мельник.

Товарищ Мельник.

В общем, у Мельника были серьезные друзья, однако и Бандера приобрел славу за время заключения в польской тюрьме. Мельник настаивал на тесном сотрудничестве с Германией, Бандера — на опоре на свои силы. Дело кончилось, прямо как у большевиков, расколом на ОУН(б) и ОУН(м). Б — бандеровцы, а М — мельниковцы. У бандеровцев изначально был серьезный перевес и к 1943 году мельниковцы представляли собой маргинальное меньшинство.

Через неделю после нападения Германии на СССР ОУН провозгласила создание независимого украинского государства. Главой виртуального государства был назначен Ярослав Стецько — галичанин и сын священника. Немцы от такой хуцпы пришли в ярость и вызвали всех лидеров националистов на «переговоры», на которых всех их арестовали и бросили в концлагеря. Из видных деятелей на свободе остался только Шухевич, который еще до войны успел стать немецким офицером.

Роман Шухевич.

Роман Шухевич.

В немецких концлагерях погибли два брата Бандеры, которых до смерти забили поляки. В конце 1944 года немцы выпустили всех националистов, надеясь на их помощь. Действительно, в этом году произошла активизация УПА, что заметно по изменившемуся отношению со стороны советской армии, которая включила УПА в число своих «официальных врагов». Тогда как до 1944 года партизаны, участвовавшие в столкновениях с отрядами УПА, в случае пленения повстанцев чаще всего расстреливали командиров, а всех остальных отпускали по домам, выдав по затрещине.

Однако после заключения в концлагере Бандера практически отошел от дел и упустил момент, на территорию Западной Украины он так и не вернулся, а руководителем подполья ОУН и частей УПА стал Шухевич, партизанивший до 1950 года, пока не был застрелен при штурме его укрытия.

После окончания войны за Бандерой развернули охоту американцы и коммунисты, поэтому он пошел на сотрудничество с британской разведкой, которое, однако, не принесло серьезных плодов. Какое-то время он жил в Мюнхене и протянул аж до 1959 года, пока к нему наконец не подобрались. Убийство осуществил Богдан Сташинский, по легенде завербованный КГБ после того, как был задержан за безбилетный проезд. В 1957 году он убил Льва Ребета, а в 1959 — Бандеру. При этом оба раза он ушел с места преступления и не был пойман, но в 1961 году внезапно перебежал из ГДР в ФРГ и заявил немецким властям, что это он совершил убийство. Отсидел 8 лет и исчез в неизвестном направлении, есть версия, что он до сих пор жив и живет в ЮАР под вымышленным именем.

Богдан Сташинский, лучший друг украинских националистов.

Богдан Сташинский, лучший друг украинских националистов.

После смерти Шухевича главой УПА стал Василий Кук, который вскоре был арестован, но просидел довольно недолго, после чего покаялся, был отпущен и отрекся от движения, вдобавок написав письма заграничным ОУНовцам, чтобы те признали советскую власть. После этого он спокойно жил в СССР и умер только в 2007 году.

ОУН, начиная с 50-х годов, фактически законсервировалась и существовала только на бумаге в эмиграции. Однако к концу 80-х повеяли ветры перемен и организация вышла из спячки сначала в Канаде и США, а после падения СССР легализовалась и на Украине.

Униатство2

Из этой небольшой, но поучительной истории мы можем сделать вывод, что родовой чертой украинского национализма является его связь с религиозными фанатиками из местечковой греко-католической церкви. Что это означает в плане претензий галичан на всю Украину (и вообще обоснованности таких претензий) каждый пусть додумает самостоятельно.

Источник

Сводки с фронта. День 31.01.15 г.

31.01.15. Сообщение от "Русской весны".

"В Чернухино идут ожесточенные бои. Ополчение штурмует блокпосты оккупационных войск.
По сообщениям с мест, в Чернухино сейчас "ад". На всех позициях оккупационных войск идут стрелковые бои, работает все, что есть у обеих сторон.
Жители поселка также пишут в соцсетях: "Посёлок обстреливают укропы!!! Лично слышал и видел!!! Ополчение по их точкам стреляет, а укропы по нам!!"
Волонтер так называемой АТО Татьяна Дюрдь сообщила о немалых потерях в 128-й бригаде: "Чорнухино. 128-я (бригада). 5–200-х (убитых) - не из Закарпатья. 11–300-х (раненых). Ребята успели мне сказать, что какая-то другая бригада из-за недостатка сил покинула пост (важный). Толком я не услышала кто, потому что слышала преимущественно взрывы. Ожесточенные бои. Ребята держатся, но много суток не спали".


От ополчения:

"Сообщения от очевидцев. ВСУ обстреливают Горловку со всех сторон. Много разрушений в городе. Идет тотальное уничтожение горловского мирного населения. Обстрелы продолжаются уже более 5 часов."


31.01.15. Сообщение от Эдуарда Басурина.

"За истекшие сутки у противника убито 57 человек, ранено около 40 человек, подбито 5 танков, 7 БМП и БТР, а также уничтожено 12 орудий полевой артиллерии и РСЗО.
За ночь каратели потеряли 35 человек убитыми и ранеными, уничтожены две единицы полевой артиллерии, два БТР, одна БМП. Обстановка в Новороссии по-прежнему остается очень напряженной.
Наиболее активные боевые действия велись на Дебальцевском направлении.
Ожесточенные боестолкновения с карательными войсками происходили в районах Углегорска, на северо-восточной окраине Дебальцево и южнее населенного пункта Чернухино.
Наиболее интенсивному обстрелу подверглись Донецк и его пригороды. В районе донецкого аэропорта позиции ВС ДНР подвергались обстрелам 9 раз. Огонь велся с огневых позиций фашистских войск со стороны Опытного и Авдеевки."


31.01.15. Сообщение от ополченца.

"Ну что же, Никишино теперь полностью наше и укрепленные районы вокруг тоже стали за нами!
Также продолжаются бои за Чернухино. Колонна ВСУ пробивается в котел. Её накрывают с номерных высот, Лозового, Углегорска и Санжаровки. По дороге бьет все - от БТР и БМП до Ураганов. Колонна не маленькая, так что нужно её уничтожить полностью чтобы побольше навредить врагу.
Бои также идут в районе Красного Пахаря. Тут мы продолжаем атаковать Мироновский и Мироновку. А ВСУ продолжают пытаться выбить нас с Красного Пахаря! Наши укреп-районы атакуются с Троицкого - эти районы прикрывают дорогу от Красного Пахаря к Санжаровке. Весь котел в огне, уничтожаем укров со всех орудий!"