June 10th, 2015

Новороссия

3 причины обострения украинского кризиса этим летом

Я редко поднимаю тему Украины, но сегодня я хочу поговорить именно об этом. И я хочу объяснить – почему делаю это именно сейчас.

За последние месяцы я общался с различными экспертами, которые анализируют ситуацию на Украине с самых разных сторон, включая возможности ведения информационной войны и возможности решения вопроса военным путем. Все опрошенные мной эксперты говорили о том, что, с большой долей вероятности, летом этого года мы увидим новое обострение конфликта на Украине – перемирие закончится и начнется новый виток гражданской войны.

Примерно неделю назад стал вырисовываться очень конкретный временной интервал для возможного начала боевых действий. Есть риск, что конфликт перейдет в активную военную фазу между 15 июня и 15 июля.

Судите сами:

Первый фактор: Украина приближается к дефолту, а МВФ многократно угрожал Киеву, что если будет дефолт, то Украина не получит следующих траншей кредита. Решение МВФ должно быть принято примерно 15 июня. Эту дату они могут двигать, но не сильно. Если Украина не получает денег, то есть большая вероятность того, что киевский режим начнет новый виток войны, чтобы отвлечь население от коллапса экономики.

Второй фактор: 15 июля истекают санкции, которые Евросоюз принял против России. До этого момента будет саммит ЕС, на котором будут решать продлевать ли санкции до конца года, вводить ли новые или отменить все санкции. Понятно, что до начала саммита у Москвы будут причины вести себя очень аккуратно. А вот после саммита, особенно если будет решено продлить санкции, все может измениться.

Третий фактор: до 30 июня, должен быть подписан финальный договор с Ираном по ядерной программе. Запад не может его подписать без России. Этот фактор может заставить Запад сдерживать Киев от начала каких-то активных боевых действий, просто чтобы Россия в ответ не сорвала переговоры по иранской ядерной программе. А вот после 30 июня Запад может решить, что уже можно спустить киевский режим с поводка.

Все эти факторы указывают на то, что, с большой вероятностью, мы увидим этим летом продолжение войны на Украине.

Есть довольно распространенное мнение, что дефолт Украины может стать спусковым крючком для нового витка войны, и есть серьезные аргументы в поддержку этого мнения. Что происходит после дефолта?

В случае Украины, дефолт гарантирует продолжение обвала гривны и жесточайший бюджетный кризис. Дыру в бюджете страны можно будет закрыть только с помощью печатного станка, что еще сильнее обесценит национальную валюту. Это означает, что для значительной части жителей Украины еда и любой импорт станут роскошью. Аргентина и Россия пережили дефолты и экономики этих стран быстро восстановились, но Украина – не Россия и даже не Аргентина, у нее нет своей нефти и нет положительного торгового баланса, а значит дефолт для Украины будет очень серьезной проблемой. Тем более, что МВФ в случае дефолта угрожал оставить Украину без денег.

В воскресенье министр финансов Яресько заявила, что договориться с кредиторами о прощении долгов не удалось. Война может быть неплохим выходом для Киева. Как минимум, можно будет ввести военное положение и просто расстреливать участников голодных бунтов. Как вы думаете, есть риск что Порошенко начнет войну, просто потому что война все спишет?

Еще одна причина возможного возобновления войны на Украине – это кризис вокруг Приднестровья. Сейчас Приднестровье находится в фактической блокаде, и от Киева можно ожидать любых провокаций.

В этой ситуации вызывает тревогу тот факт, что Порошенко назначил Саакашвили губернатором Одесской области. Возникает вопрос: зачем? Зачем Саакашвили в Одессе? Некоторые эксперты считают, что Порошенко просто заменил бывшего губернатора, который был близок к Коломойскому, для того, чтобы закрепить контроль Одессы за собой и для того, чтобы насолить Коломойскому. Другие считают, что Саакашвили нужен в Одессе для того чтобы атаковать Приднестровье.

Еще один тревожный сигнал по ситуации на Украине поступил в субботу из Государственной Думы. Цитирую заявление первого зампреда комитета Госдумы по международным делам Леонида Калашникова:

«Решение о предоставлении президенту права на использование войск может быть принято Госдумой и Советом Федерации в любой момент, потому что с каждым днем обстановка на Украине становится всё более напряженной, на территории ДНР и ЛНР проживают российские граждане, поэтому я допускаю, что ситуация может развиваться по сценарию Приднестровья».

Скорее всего, Калашников имел в виду сценарий Приднестровья 1992-года, когда Россия вмешалась своими войсками в приднестровский конфликт. Ждет ли нас повторение подобного сценария?

В соцсетях и блогосфере я часто сталкиваюсь с «диванными патриотами», которые очень активно доказывают окружающим, что «Путин слил и предал Донбасс», и на этом основании требующих немедленной смены власти. Вступать с ними в полемику – довольно бесполезное дело, так как любого, кто с ними не согласен они объявляют врагом России. Сегодня я хочу ответить им цитатой человека, которого нельзя обвинить в симпатиях к Кремлю.

Это Павел Раста – известный активист левых движений, который сейчас воюет на стороне ДНР. В ответ на лозунг «Новороссию слили! А если не слили, то сливают! Бегите, а то вас сольют тоже!», он написал следующее:

«Я что-то не вижу укропского флага над Донецком. Как ни напрягаю зрение. А ещё я не вижу дефицита в оружии и провизии. И ещё много в чём дефицита не вижу, о чём в эфире говорить не собираюсь. Да, нам тяжело. Здесь вообще жизнь нелёгкая, хотя, об этом вы в курсе: так громко слёзы льёте по судьбе нашей тяжёлой, что иногда я даже на секунду верю в вашу искренность и начинаю думать, что нашу действительность вы воспринимаете не как очередную компьютерную игру. Но не лёгкая жизнь не означает «слив». Она означает войну. Только и всего. И уж совершенно точно она не является поводом для трусливого бегства, о котором вы голосите. Хотя, быть может, дело в другом? Ведь "человекам" свойственно судить других по себе и пытаться выровнять других под свой плинтус. И если вы трусливо сидите на диване (при этом, изрыгая «патриотические» истерики), то, вполне возможно, подсознательно стремитесь сделать такими же трусами всех остальных?»

http://yablor.ru/blogs/evolyuciya-divannih-patriotov/5061274 5 июня 2015 г.

Никакого «слива» не будет. Украинский кризис, в той или иной форме, будет разрешен в пользу России и по другому быть не может. Я в этом не сомневаюсь. И время совсем уже скоро покажет, кто в итоге окажется прав.
Оригинал: http://politrussia.com/world/3-prichiny-obostreniya-378/

http://cont.ws/post/92845

Донбасс

«Милитаристы» против «миротворцев»?

Первая статья цикла

Едва ли не каждый день приходится читать панические материалы о «попустительстве агрессору» со стороны российских властей, о том, что украинская армия достигла невиданной мощи, о «предательстве России», которая якобы за свой счет содержит киевских путчистов и равнодушно взирает на захлебывающийся кровью Донбасс. И вопрос: «Почему нельзя было прихлопнуть хунту, пока она не укрепилась?» постоянно звучит в эфирах телепередач, в социальных сетях, даже в бытовых спорах кухонных политиков.

Думаю, что на эту тему придется написать еще не один материал. Хотя бы потому, что по мере очередного обострения ситуации в Донбассе, агрессивных заявлений Киева в отношении Приднестровья и неприкрытых угроз США в адрес России, вопрос: «Доколе терпеть будем?» - будоражит даже самых уравновешенных и выдержанных экспертов.

Поскольку патриотичный дискурс в СМИ был изначально задан Стрелковым, который, как «герой сопротивления Новороссии» и был автором мифа о «миротворце Суркове», то давайте со Стрелкова и начнем. При этом следует оговориться, что ситуация с противостоянием «милитаристов» и «миротворцев» давно уже ушла далеко и зашла слишком далеко по сравнению с тем временем, когда ее можно было трактовать как личное противостояние харизматичного партизана и помощника президента. «Милитаристское» движение начало активно оппонировать российской власти с радикальных позиций, Стрелков давно перестал быть его иконой или единственной иконой (порядком подрастеряв авторитет и харизму в ходе крайне неудачной пиар-кампании), а под прицелом неконструктивной критики оказался уже не Сурков, а Путин и вся система российской власти в целом.

Собственно, больше полугода назад, в одном из материалов, посвященных только структурировавшейся тогда «милитаристской оппозиции» я предупреждал, что для стабильности России «милитаристы», играющие на вполне понятном желании населения победить быстро, «малой кровью и на чужой территории», критикующие государственную власть за ее якобы подчиненность интересам олигархов и пытающиеся сформировать в обществе устойчивое чувство недоверия к президенту и правительству, сеющие подозрения в «предательстве на самом верху», значительно опаснее либералов, с которыми «милитаристы» якобы борются.

Либералы слабы, маргинальны, непопулярны, не имеют серьезного лидера, народ не готов поддержать их капитулянтскую позицию в российско-американском глобальном противостоянии. «Милитаристы» же работают аналогично своим предшественникам в 1915-1917 годах, когда под такие же крики об измене на самом верху и о неспособности власти отстоять интересы России, был свергнут Николай II, а за ним пали династия, монархия и Россия, которая только благодаря счастливому стечению обстоятельств и только к 1940 году смогла вернуть (а только в 1945 году окончательно закрепить) потерянные в результате «патриотической» активности территории.

Так как же все начиналось весной 2014 года?

На протяжении марта и начала апреля месяца российская власть концентрирует на границе Украины войска, по своему составу и группировке крайне напоминающие потенциальную армию вторжения. Путин получает разрешение Совета Федерации на использование армии за пределами России, а легитимный на тот момент президент Украины Янукович обращается с просьбой о помощи в подавлении мятежа. Собственные заявления Путина, позиция российских СМИ и даже уверенное обещание Януковича на пресс-конференции в Ростове-на-Дону скоро («раньше чем вы думаете») вернуться в Киев не оставляют сомнений в том что Россия готова оказать военную поддержку «Русской весне» в формате значительно превосходящем крымский.

В конце апреля, что-то происходит. Риторика российской власти и СМИ меняется, войска отправляются в места постоянной дислокации и конфликт начинает развиваться по затяжному сценарию. В версии «милитаристов» «5-я колонна в Кремле заставила Путина пойти на уступки и попытаться договориться с США за счет Донбасса».

Версия бредовая и годится только для того, чтобы пугать домохозяек. В украинский кризис оказались изначально плотно вовлечены силовики. Чтобы понять их позицию достаточно вспомнить, как до сих пор переживают российские генералы, что им в 2008 году «не дали взять Тбилиси». Это и понятно – военные существуют чтобы побеждать, а материальным выражением победы является парад в поверженной столице противника. Позиции ФСБ, СВР, МИД может быть технологичнее армейской прямолинейности, но не менее патриотичны. Финансово-экономический блок правительства мог настаивать на отсрочке активной фазы конфликта, мотивируя это реальной необходимостью подготовить экономику к возможным санкциям, но его позиция играла бы существенную роль только в ситуации неизбежности санкций.

Напомню, что реальные санкции были введены только после того, как над Донбасом был сбит малайзийский «Боинг». То есть, в начале весны риск вполне мог казаться оправданным.

Что в это время делают «милитаристы». Оценивая ситуацию как преддверие российского вторжения на Украину, они повторяют провокацию польского эмигрантского правительства в Лондоне, по чьему указанию 1-го августа 1944 года началось Варшавское восстание.

«Милитаристы» (они об этом сами не стесняясь пишут) считали, что ввод российских войск на Украину должен состояться в последнюю неделю апреля – в начале мая. В это время в Донбассе, Одессе, Харькове, Запорожье, Днепропетровске, Херсоне, Николаеве, с разной степенью интенсивности и с разными успехами, но по одному сценарию развивается сопротивление в рамках «Русской весны», армия Украины колеблется, структуры МВД выжидают, даже наиболее американизированная СБУ не вызывает полного доверия Киева. И вдруг 12 апреля в Славянске появляется какой-то отряд, какого-то Стрелкова (который называет себя полковником ФСБ, хоть по данным «Википедии» вышел на пенсию прапорщиком, что более соответствует возрасту, образованию и сроку службы). Уже 13 апреля этот отряд оказывается участником перестрелки на блокпосту, в ходе которой гибнут офицеры СБУ. 16 апреля эти же люди нападают на колонну 25-й Днепропетровской воздушно-десантной бригады ВСУ. Обходится без жертв, но десантников заставляют отдать технику, личное оружие, а часть из них убеждают присоединиться к ополчению.

И именно 13 апреля Киев объявляет о начале АТО с привлечением вооруженных сил, а в результате первых стычек с ополченцами украинская армия и спецслужбы получают убитых товарищей, за которых надо отомстить. Власти Киева на примере Днепропетровской бригады, которую собирались расформировать и едва ли не полным составом судить, демонстрируют военнослужащим, что договоренности с ополчением чреваты большими неприятностями. Кстати, переформированная и усиленная днепропетровскими нацистами 25-я бригада до сих пор остается одним из наиболее боеспособных соединений ВСУ.

«Милитаристы» хотели совсем немного – к тому времени, как на Украину войдут российские войска  иметь некий кусок «освобожденной территории» под своим контролем, чтобы можно было войти в новую власть. Они, ведь, не скрывают, что мечтали создать в «Новороссии» такое государство, которое они хотели бы видеть в России. Четко по лекалам Варшавского восстания, которое тоже начиналось ради того, чтобы встретить РККА в «самостоятельно освобожденной» столице с уже готовым «правительством».

Теперь поставим себя на место российской власти. В момент острого противостояния с Вашингтоном (причем не на одной только украинской площадке), когда требуется принять безупречно выверенное и до последней детали просчитанное решение, от которого, без преувеличения, зависит судьба России, в Донбассе вдруг появляется неизвестный фактор в виде группы «милитаристов», которые начали собственную войну и собираются строить «альтернативную Россию в Новороссии». И ждут, что Путин пошлет войска, даже не для поддержки «Русской весны», а для удовлетворения их  политических амбиций.

Я не преувеличиваю. Через несколько месяцев после ухода с Донбасса, в одном из своих интервью Стрелков именно так и сказал, что он начал войну и ожидал, что Путин его поддержит. Вообще-то, будь он хоть прапорщик, хоть полковник, хоть генерал-полковник, хоть действующий, хоть в отставке, самостоятельное начало войны от имени сверхдержавы и выдвижение требований к президенту и главнокомандующему вооруженными силами сверхдержавы караются расстрелом на месте. Сам Стрелков, по его же утверждениям, в Славянске и за меньшие грехи расстреливал.

Так вот, «милитаристы» внесли в ситуацию фактор неопределенности, который вполне мог помешать российскому руководству принять окончательное решение. Могли быть и другие причины, вероятнее всего был даже комплекс причин, среди прочего в качестве основной включавший и неготовность Европы адекватно оценивать возможные активные действия РФ на Украине. Но и «милитаристский» фактор следует учитывать. Ответственный руководитель не может принять решение, влекущее за собой глобальные последствия, когда критическая точка позиции контролируется непонятными самозванцами, которые могут быть идеалистами в той же мере, что и провокаторами.

Так что стеная о судьбе Донбасса «милитаристам» было бы не худо вспомнить, что весной 2014 года они пытались использовать это самое население как расходный материал в интересах своего внутрироссийского политического позиционирования. И частично им это даже удалось. Иначе бы сегодня мы не беседовали о проблеме «милитаристов».

Впрочем, как я уже писал выше, это дела давно минувших дней, обратиться к которым нас вынуждает необходимость адекватной оценки некоторых псевдо-патриотических мифов. Полный же анализ «милитаристской позиции» в войне в Донбассе требует слишком много места и ни в один, ни два материала не поместится.

Поэтому, продолжение следует...

Ростислав Ищенко, обозреватель МИА «Россия сегодня»

http://cont.ws/post/92680

Главный

Что сближает Путина и Папу Римского Франциска I

На 10 июня намечен визит президента России Владимира Путина в Ватикан. Исторически Москва, претендующая на статус центра православия, и Святой престол находились в очень сложных отношениях, однако сегодня их позиции близки как никогда. Политические и идеологические ориентиры Путина и Папы Франциска I во многом похожи. Это делает встречу российского лидера и понтифика интересной и важной для них обоих. О том, что именно способствовало такому положению вещей, читайте в статье аналитика Центра международных исследований (Италия) Марко Ди Лиддо, перевод которой подготовил Российский совет по международным делам (РСМД).

В 1991 году распад Советского Союза не только ознаменовал начало формирования нового политического баланса сил в Европе, но и перевернул страницу в дипломатических отношениях между Ватиканом и Москвой после 70 лет холодной войны, отмеченных идеологической и ценностной конфронтацией между католицизмом и коммунизмом.

Поразительно, что за относительно короткий период времени Кремлю и Святому престолу удалось пройти путь от открытого геополитического противостояния, кульминацией которого стала поддержка Ватиканом польской «Солидарности», до общности взглядов на многие внешнеполитические, идеологические и ценностные вопросы. Взять хотя бы войну в Югославии и Косово — тогда и Святой престол, и Кремль выступили противниками действий США и НАТО на Балканах.

После прихода к власти Владимира Путина отношения между Россией и Ватиканом продолжали укрепляться за счет сочетания прагматического сближения позиций по различным аспектам международной политики, а также благодаря стратегическому и идеологическому видению, отличающемуся общностью взглядов на некоторые вопросы. Понтификат Франциска I мог бы стать основой для дальнейшего развития такого подхода.

Все это означает, что визит Владимира Путина к Святому престолу, запланированный на 10 июня 2015, станет тем самым пробным камнем, благодаря которому можно будет оценить потенциал будущего диалога между Москвой и Ватиканом.

Во-первых, и Владимир Путин, и Папа выступают против исламского фундаментализма как террористической идеологии. Оба лидера придерживаются единого мнения о необходимости установления прочных и долгосрочных контактов с умеренными представителями исламского мира, которые позволили бы добиться изоляции наиболее радикальных движений, а в случае необходимости и дать решительный отпор действиям джихадистских групп, угрожающих мирной жизни и безопасности обширных регионов — от Кавказа до Средней Азии, от Ближнего Востока до Африки и Европы. Путин и Папа Франциск I знают, что некоторые монархии Персидского залива (Катар и Саудовская Аравия) оказывают скрытую поддержку «Аль-Каиде» и «Исламскому государству», а также их сторонникам и союзникам в Средиземноморском и Ближневосточном регионах. То, как функционирует «ось» Москва — Святой престол, можно понять на примере сирийского кризиса: поддерживая Башара Асада, или, точнее, светскую баасистскую власть, Россия и Ватикан руководствовались разными соображениями, ставили перед собой разные цели и шли к ним разными путями, но при этом именно режим Асада мог гарантировать как соблюдение геополитических интересов (Путин), так и защиту католических и православных меньшинств от джихадистского фанатизма.
То же самое касается диалога с Ираном. И Россия, и Ватикан абсолютно уверены в необходимости возвращения Тегерана в центр ближневосточной политической жизни и постепенного снятия международного бойкота, инициированного Соединенными Штатами. И хотя иранская ядерная программа внушает серьезные опасения, католическая церковь твердо верит, что пространство для маневра в переговорном процессе с Тегераном сегодня значительно шире, нежели в отношении других ближневосточных реалий. С точки зрения Ватикана, Исламская Республика — один из ключевых участников противостояния ваххабизму Саудовской Аравии. Кроме того, Иран влияет на политику Хезболлы в Ливане — государстве, которому Папа Франциск I уделяет особое внимание из-за того, что там проживает значительное число христиан.


Папа Римский Франциск I, 29 мая 2013 года
Папа Римский Франциск I, 29 мая 2013 года

Однако на встрече Путина и Папы Франциска I 10 июня 2015-го неминуемо будет обсуждаться и украинский кризис, и ветер новой холодной войны, который веет сегодня в Европе. Что касается событий в Донбассе и отделения Крыма от Украины, Ватикан придерживается исключительно осторожной дипломатической линии, сочетая постоянные призывы к миру с упреками в адрес Запада и России, пеняя им на неспособность наладить конструктивный диалог. С большой долей уверенности можно предположить, что на нынешней встрече Папа Франциск I обратится к президенту России с призывом сделать все возможное для снижения градуса напряженности и обеспечить соблюдение духа и буквы вторых Минских соглашений.

Следует подчеркнуть, что Украина всегда была яблоком раздора между Ватиканом и Москвой, главным образом из-за противоречий между Украинской униатской и Русской православной церквями. Представители православной церкви не раз обвиняли Ватикан в «нечестной» прозелитической деятельности среди православного населения. «Революция достоинства» и последовавшая за ней гражданская война донельзя обострила противостояние католицизма и православия: одна из церквей присоединилась к проевропейскому альянсу, другая встала на пророссийские позиции. Вполне естественно ожидать, что Путин попытается склонить Ватикан к нейтральной позиции по Украине в обмен на определенные гарантии защиты прав католиков как на Украине, так и в России. Задача, стоящая перед Путиным, непроста: российской дипломатии придется столкнуться с очень жесткой позицией польского и американского духовенства, отнюдь не склонного к компромиссам.

Учитывая политический вес Ватикана в Италии и Европе, Путин, возможно, попытается заручиться поддержкой Святого престола в конфликте с приверженцами непримиримого антикремлевского курса, так называемыми санкционными ястребами. В Италии, где про- и антироссийские позиции представлены в приблизительно равных пропорциях, малейшее выражение симпатий Ватикана легко склонит чашу весов в одну из сторон. Однако и в этом случае разыгрываемая партия беспрецедентно сложна: ватиканская дипломатия не может игнорировать то, что международное сообщество обвиняет Кремль в непосредственном участии в войне на Донбассе.

В столь непростых условиях диалог Москвы и Ватикана будет неизбежно строиться по формуле ad hoc — то есть в зависимости от быстро меняющейся конъюнктуры.

Однако если абстрагироваться от текущего кризиса, можно констатировать наличие несомненной общности позиций Владимира Путина и Папы Франциска I. Оба они критически относятся к процессам политической, экономической и моральной глобализации, уничтожающим многообразие человеческой жизни и навязывающим единую — стандартизованную и унифицированную — модель существования всем народам и государствам. Оба не симпатизируют «однобокой» политике США и отрицательно относятся к международным последствиям этой политики. Оба считают необходимым пересмотр нынешнего миропорядка в пользу многополярности и учета политико-экономических реалий бурно развивающихся стран (БРИКС и Ко).

А главное — они оба признают важность традиционных ценностей, ключевое значение семьи, национального своеобразия и христианских принципов как основы существования общества. При всей своей открытости современным реалиям Папа Франциск I остается прежде всего иезуитом, а значит — стихийным консерватором, сторонником неделимости этики и политики и их ориентированности на религиозные заповеди. Что же касается Путина, с самого начала строившего «путинизм» как пригодную к экспорту модель, основанную на сочетании рыночной экономики, принципа главенства государства, управляемой демократии и консерватизма, он вполне может найти благодарного слушателя в лице Ватикана. И не будем забывать, что глава Кремля может стать посредником в процессе примирения католиков и православных.

http://cont.ws/post/92822

источник

Новороссия

Павел Раста: Эволюция диванных патриотов

Оригинал взят у nyka в Павел Раста: Эволюция диванных патриотов


Доброго времени суток, друзья.

Есть в марксистской философии такое понятие – «превращённая форма». Не скрою, оно мне очень нравится и я далеко не первый раз уже о нём вспоминаю. Что поделаешь, если к нашему современному политическому бытию оно применимо в каждом втором случае. И это ещё по самым, что ни наесть, оптимистическим оценкам. Так вот, если сильно упростить определение Маркса, то суть сего явления состоит в следующем: превращённая форма – это нечто, что полностью изменило содержание, порой, даже на прямо противоположное, сохранив при этом старую оболочку. То есть, грубо говоря, перед нами всё та же конфета, которая выглядит, как конфета, ведёт себя, как конфета, имеет форму конфеты, а вот внутри её уже совершенно другая субстанция, не имеющая ничего общего с кондитерским производством. Произошло скрытое перерождение, опознать которое можно, часто, лишь по ряду побочных проявлений. Но это теория. А теперь поговорим о практических делах наших скорбных.

Collapse )



Главный

Логика Путина против логики Стрелкова

Оригинал взят у pavel_shipilin в Логика Путина против логики Стрелкова
Если верить некоторым отечественным политологам и политикам, Владимир Путин и его окружение мало или совсем не думает о безопасности России и ее населения. Из чего чаще всего делается вывод: в Кремле засели предатели, которые влияют на волю президента и заставляют его сдавать интересы Отечества в угоду олигархически-либеральному крылу, спаянного неразрывными узами с мировым капиталом.

Для того чтобы разобраться, так ли это, нам нужно попытаться понять, как и кем принимаются самые важные решения.

Collapse )

Главный

Мы можем достигнуть цифрового суверенитета

Оригинал взят у crimsonalter в Мы можем достигнуть цифрового суверенитета


События начала XXI века внесли важные уточнения в понятие суверенитета страны. Политический суверенитет мало что значит, если он не подкреплен экономическим суверенитетом и информационным суверенитетом. Без экономического суверенитета враг может просто обрушить экономику страны, а уж поменять власть будет всего лишь делом техники. Без информационного суверенитета происходит египетский сценарий — народ сам уничтожает свое правительство под чутким зарубежным руководством. Благодаря Эдварду Сноудену в поле публичного интереса появился еще один важный аспект суверенитета — цифровой.

Collapse )
Новороссия

Интервью добровольца Андрея, обороняющего Широкино.

Оригинал взят у etoonda в Интервью добровольца Андрея, обороняющего Широкино.


"Вестник Новороссии (далее "ВН"): - Добрый день, Андрей. Расскажи пожалуйста, откуда ты родом и чем занимался до войны?

Алексей (далее "А.") - Родился и вырос я в Ульяновской области. Там же занимался боксом. В 18 лет ушел в армию. Служил в спецназе ВДВ. В 2010 году уволился в запас по истечению контракта. Служил потом в полиции в спецназе наркоконтроля...
Collapse )