December 28th, 2015

ZORG

История неудачников и убийц

Так можно было бы назвать украинскую историю, написанную с классовых позиций. И что греха таить – если убрать из описания событий XVI-XVIII ст. искусственную патриотически-романтическую риторику, то в результате получим историю социальных низов, которые только то и делали, что страдали, бунтовали, восставали и убивали. При этом не имея ни конкретной цели, ни программы дальнейшей организации жизни, ни представления о том, на каких морально-этических принципах базируется общество. На эту тему можно было бы написать тома. В частности честно признаться, что наш современный украинский исторический нарратив мало чем отличается от советского. Признаться в том, что наши историки-интеллектуалы, которые освободились от классового подхода, так и не смогли предложить обществу нового исторического канона. Одним, возможно, помешала интеллектуальная лень, а другим не хватило смелости открыто выступить с призывом деконструировать классовый исторический канон.

До поры до времени использования советского классового подхода к украинской истории не очень вредило, потому что государство, по сути, оставалась советской. Но вызовы, поставленные Оранжевой революцией и Революцией достоинства, красноречиво сигнализируют, что с историей, в которой есть место только социальным низам, казакам, гайдамакам и повстанцам нужно что-то делать. Тем более, что эту «бунтарскую» историю кладут в основу современной исторической политики государства. Для того, чтобы понять проблематичность таких подходов, нам придется написать краткое введение к истории проблемы.

Интродукция в историю православно-крестьянских неудачников

[Spoiler (click to open)]
Как по мне, проблема кроется в самом конструировании украинской истории. Не знаю, готово ли современное украинское общество воспринять или хотя бы без эмоций задуматься над тем, нужна ли нам так отчетливо классово окрашенная история? Потому что если взглянуть на тот ее вариант, который преподается в школе, а потом дублируется в университете, то окажется, что история украинцев – это история разбойников, шалопаев, погромщиков и коллаборационистов.

Странно, но на академическом уровне есть великолепные исследования по истории украинской шляхты, о формах сосуществования в условиях религиозной и этнической многообразия, механизмы функционирования общественных и государственных органов в Средневековье и ранний период Нового времени. Но все это почему-то блекнет в школьных и университетских программах, где отчетливо доминирует классовая модель. Мы преподаем своим детям классовую историю, сводя украинцев к одной социальной группы – крестьян. Шляхтичей и аристократов клеймим «предательством», потому что они сменили конфессию, а значит, перешли в лагерь врага. Остается спросить: а кто в условиях благородно-монархической власти тогда был «нашим»? Кто был носителем той настоящей, незапятнанной, украинской идентичности? К сожалению, «правильный» украинский ответ – опять же крестьяне.

В коллективной памяти украинцев крестьяне и в дальнейшем остаются, извините за тавтологию, самыми украинскими украинцами. Согласно канонизированной еще Михаилом Грушевским украинской концепции истории, крестьяне всегда были носителями и защитниками истинной православной веры, не мирились с социальным и религиозным гнетом, а следовательно, и национальным. Внимание, здесь и кроется первая подмена понятий. Таким выводом мы программируем наше молодое поколение на то, что украинцы – это социальные низы, которых безжалостно эксплуатировали враги, которые, как правило, были другой (не православной) веры и другого этнического происхождения. Мы очень легко, поскольку власть не украинская, отдаем свою шляхту и аристократию полякам и россиянам. Так же поступаем с надзирателями, чиновниками и военными.

Ограничивая «украинцев» крестьянами и православным клиром, который сам часто лихорадочно искал, по чью сторону стать, мы пренебрегаем шляхтой, которая перешла в римо-католицизм и вместе с православными фанатиками того времени клеймила униатов, по крайней мере становимся по стороне их убийц и обидчиков. А униаты того времени – это не просто межконфессиональный компромисс и довольно интересные перспективы на будущее, это также шанс вырваться за пределы «русского мира». Тогдашние униаты – это новые школы, издание книг и наука. Униаты – это модернизирующий закостенелое украинское общество фактор, это, если хотите, шанс спастись от прямой полонизации.

Сосредоточение украинской истории исключительно на селянстве может иметь множество негативных последствий для тех, кто с таким историческим багажом хочет отправиться в будущее. Случилось так, что крестьян в Средневековье и ранний период Нового времени постоянно порабощали и эксплуатировали. Они были почти бесправными в отношениях со своими феодалами. Кто только не чинил им вред! И это совсем не украинский феномен. Так было везде: во Франции, Испании, Германии, Польше. В Германии даже разразилась настоящая Крестьянская война (1524-1525), которая унесла почти 100 тыс. человеческих жизней. Но почему в Германии никто не ставит это событие в основу национального исторического нарратива, хотя идейных оснований у немцев гораздо больше, чем у украинцев.

Украинский феномен историописания состоит в том, что создатели исторического гранд-нарратива «вычистили» его до стерильного крестьянского уровня. Сведя все к одной социальной группе, они тем же заставляют последующие поколения украинцев, которые изучают историю в школе, солидаризироваться с вечно эксплуатируемыми крестьянами-неудачниками. Вместе с тем, мы прививаем молодым украинцам убеждение, что настоящим патриотам не нужно соблюдать никаких морально-этических принципов. Во имя идеи социальной справедливости (одного класса) они имеют право убивать стариков, детей и женщин, пытать врагов, вырезать целые деревни и городка. И все ради мифической справедливости, которую повстанцы даже для себя так никогда и не сформулировали. Мы не знаем, как должна выглядеть справедливость предводителей гайдамаков Гонты и Зализняка. Мы только знаем, что, совершив Уманскую резню, они провозгласили себя князьями и военачальниками.

Понятно, что детей надо учить и состраданию. В данном же случае мы можем сочувствовать тяжелой судьбе крестьян, но не имеем права на ней зацикливаться, а тем более – пытаться восстановить социальную справедливость задним числом.

Отождествление в украинских учебниках социального гнета с национальным фатально влияло и влияет на украинских патриотов. Они вырастали с социально эксклюзивистским убеждением отомстить за обиды, причиненные украинскому народу, то есть крестьянам. А теперь представим себе, что целые поколения поляков или испанцев вырастают с убеждением отомстить историческим магнатам за их издевательства над крестьянами, экстраполируя всю свою ненависть на дальних потомков тех магнатов. Абсурд? Да, но этот абсурд и дальше царит в наших школьных учебниках. Он заседает в академических кабинетах и на университетских кафедрах. Вместо того, чтобы переосмыслить историю Украины, освободить ее от доминирования социальных аутсайдеров, большинство наших специалистов неуклонно следуют – возможно, даже не осознавая этого – марксистско-ленинскому классовому подходу. Новое же качество истории должна была бы заключаться в том, чтобы не сводить все украинство к маргинализованной православно-крестьянской группе.


Славных прадедов плохих?

Известно, что историческая наука проникает в публичное пространство несколькими путями. Первый, наиболее эффективный и распространенный, это преподавание истории в школах. Какие формулировки и подходы будут заложены в детские головы, так оно и будет перетекать от поколения к поколению. Существуют, правда, случаи, когда рядом с официальными функционируют альтернативные знания, которые формируются под влиянием семьи, семейной и локальной истории. Есть еще один важный фактор влияния на коллективное историческое сознание общества – это историческая политика государства. Это те же самые учебники, коммеморативные практики и финансирование разнообразных программ, проектов, торжеств и др.

Современную историческую политику украинского государства иначе как провальной назвать нельзя. Во времена Януковича, когда в этой плоскости орудовал печально известный министр Табачник, она была просто вредной. Теперь она отдана на откуп всяким невеждам и аферистам. Складывается впечатление, что Киеву безразлично, что происходит, например, с коммеморацией в провинции. Неужели высоких чиновников, которые оседлали старые криминальные схемы и продолжают обогащаться, не интересует, каким несчастьем для государства может обернуться установки в Умани памятника «героям» Уманской разные – Гонте и Зализняку?

Понятно, что Гайдаматчина больше подходила для советского исторического канона. Украинские крестьяне восстали и вырезали до ноги своих эксплуататоров. Правда, не уточняя, как эксплуатировали украинцев римо-католические и еврейские младенцы, которых «герои» любили натыкать на свои пики. Тем более не заморачивали свою голову тем, каким образом, вырезая в ноги евреев в синагоге, насилуя женщин и разрезая животы беременным, а также рассекая римо-католиков и униатов, повстанцы защищали православную веру.

И черт с ней, с той советской интерпретацией! Давайте посмотрим на проблему, как этого от нас требуют ультра-патриоты, «украинскими глазами». В чем заключалось геройство поступка Теса, который сломал присягу и, будучи сотником надворной милиции, которая должна была защищать город, перешел на сторону бандитов? Почему мы не задумываемся над тем, что, будучи обычным крестьянином, Иван Гонта дослужился до сотника и что таких гонт было предостаточно. Почему мы должны воспитывать симпатии у современных украинцев к предателю, а не к тем, кто исправно выполнял присягу?

Таких «почему» может быть множество. Но ответ один – потому, что в украинском историческом сознании царит советско-российско-православная интерпретация истории. Более детальное разъяснение этого феномена мы можем получить в кратком описании коммеморативных практик за последние несколько десятилетий. Ни для кого не тайна, что Гайдаматчина была движением, инспирированным Российской империей. Направлялась она на ослабление Барской конфедерации. Православный фанатик и заодно российский агент Мельхиседек Значко-Яворский настолько увлекся антиунийной пропагандой, что даже согласился стать курьером между Екатериной II и польским королем Станиславом Понятовским. Он не только представил польскому королю «Экстракт некоторой части несправедливостей», но и убежал на Запорожье, будучи обвиненным в шпионаже в пользу России и Запорожья. А там начал подстрекать казаков выступить на защиту истинной веры православной.

Начали распространяться фальшивые слухи о «золотой грамоте» от царицы на вырезание всех поляков и евреев, а заодно и униатов. И это подействовало. Бывший монах Мотронинского монастыря Максим Зализняк сплотил вокруг себя ватагу из тысячи смельчаков и отправился спасать от ляхов, евреев и униатов православную веру. Дальнейшее спасение вошел во все исторические анналы под названием Уманская резня. Во имя православной веры, а с последующими интерпретациями – социальной и национальной справедливости Иван Гонта и Максим Зализняк замучили почти двадцатитысячное население Умани. Резали, вешали и жгли всех шляхтичей и их семьи, убивали евреев, не милуя ни старых, ни малых, ни женщин. Вырезали до трех тысяч евреев, укрывшихся в синагоге. Также устроили настоящую охоту за униатами, особенно василианскими учениками. И убивали не только их, но и тех, кто их укрывал. По себе «герои» оставили, без преувеличения, горы трупов и пролили реки крови.

И что? Национальный поэт-пророк Тарас Шевченко написал очень талантливую поэму «Гайдамаки». Уверен, что Шевченко даже не думал, что кто-то в будущем возьмет на щит его талант и превратит эту позорную событие в украинской истории на образец для подражания. Потом, в советское время, начал твориться настоящий культ гайдамаков. Улицы Гонты появились в Киеве, Львове, Житомире, Дубне, Виннице и даже Умани. Во Львове «сердце» бывшей еврейской участки – Плац Векслярский – назвали площадью Колиивщины.

Продолжая советско-российскую традицию, 24 октября 2009 года в Христиновке Черкасской области, на деньги меценатов был установлен 12-метровый памятник Ивану Гонте. На открытии выступили глава областной администрации, архиепископ УПЦ КП и пресс-секретарь этой же церкви епископ Евстратий. О чем же говорили представители светской и духовной власти? Говорили о том, что «памятник напоминает, как во времена духовного и телесного падения отсоединился украинский народ». Говорили, что шляхта закабалила наш народ и отдавала церкви еврейским арендаторам, а Гонта спасал наших людей. Епископ Евстратий пошел еще дальше – он поставил в один ряд борцов за волю Украины Зализняка, Гонту, Мазепу, Петлюру, Бандеру. В завершение добавив, они все боролись за свободу и независимость своего народа. Финита ля комедия.

После поражения арабской коалиции, за которой стоял Советский Союз, в войне против Израиля в 1967 году, в нездоровых головах советских пропагандистов появился коварный план – установить в Умани, на месте резни, памятник Гонте и Зализняку. Проект начали разрабатывать в 1968 году, но впоследствии остановили. И вот, в независимой Украине, которая находится в состоянии войны и невероятно нуждается в международной поддержке, в Умани успешно реализовали советский замысел – установили памятник Гонте и Зализняку. И сделали это в ноябре 2015 года. Если поляки уже даже «привыкли» к тому, что украинцы сразу после выступления польского президента в Верховной Раде принимают законы, направленные на прославление ОУН, то для хасидов, которые каждый год десятками тысяч приезжают на могилу цадика Нахмана, это будет диким «сюрпризом». Одним словом, создаем проукраинскую коалицию на международном уровне...

А нашим правителям пора бы уже понять, что историческая политика – это политика государства. И за нее придется отвечать.

Если кому-то кажется, что мы у себя дома вправе ставить памятники всем, кому заблагорассудится, или если кто-то скажет, что мы имеем полное право чтить своих национальных героев, то я предлагаю тем «самостийникам» потом даже не апеллировать к международному сообществу о помощи. Если вы считаете героями тех, кто резал тысячами мирное население, то вам в другую сторону. «Русский мир» – ваша природная среда. Он достаточно антизападный, антикатолический, антисемитский и антиукраинский. В нем царят свои морально-этические принципы и единственно правильная вера. А Украине, надеюсь, в другую сторону.


(Перевод с украинского)


via

Павел Шипилин о статье

Униат умеет глядеть на вещи не только как лишь все в 404. Главное ценное, до чего доходит автор - не было у "украинцев" своей самостийной "элиты". То же самое писал в своих трудах об исторических белорусах еще в позапрошлом веке М. Коялович (в Белоруссии шляхетство польское и литвинское, средний класс - сплошь евреи, и лишь простые люди - русские, бело-русские). В том и трагедия Западной и Юго-Западной Руси. Как интересно, должно изворачиваться современному самостийнику - записывать всех польских шляхтичей и малоросских дворян РИ в "национальную украинскую" элиту? Интересно посмотреть на это будет.

Местами автор довольно весело отжигает, например. когда упоминает "Русский мир", например, когда говорит, что уния была "шансом вырваться из "Русского мира". Как раз уния была шансом остаться в "Русском мире", если таким термином можно назвать то, что было в те годы. Именно «русской» в XIX веке называло греко-католическую веру всё население Галиции. «Русским» львовяне окрестили и униатский кафедральный Собор святого Юра, «русскими» были и другие храмы католиков восточного обряда. Другое дело, шанс этот в истории был упущен, а униаты стали и остаются больше украинскими националистами, чем католиками.

Связывание униатов со "школой, книгами и наукой" также несколько смело. Никакими особыми прорывами в области просвещения униаты не прославились.

Ну и бандерложье низкопоклонство перед якобы "белой и пушистой" Западной Европой тоже ничего себе... Антисемитизм, вспыхивающий то там, то здесь, побоища типа Варфоломеевской ночи, антихристианскую лгбт-шность, геноциды целых народов, типа ирландцев и американских индейцев - це не Европа. Тоже "Русский мир" виноват, наверное.
СМЕРШ

Стервятники. Влад Колесников – неудачная сакральная жертва

Оригинал взят у oleglurie_new в Стервятники. Влад Колесников – неудачная сакральная жертва





Ну вот и получили, мрази, своего первого кровавого мальчика. Свою первую сакральную жертву. Почти несовершеннолетнюю.

Вцепились в покойника мертвой хваткой и давай его зацеловывать, посыпать головы свои пеплом, и выставлять несчастного, как затравленного мстительной властью за то, что мальчонка при жизни что-то там пытался писать в фейсбуке про «Крым не наш», украинский гимн пел и в армии служить отказался. Некоторые и дальше пошли, рассказав удивленному миру про то, что проклятые агенты ФСБ тайно отравили 18-летнего русофоба Колесникова. Ну, прямо так собственноручно и отравили. Чтобы впредь никто не смел ходить в футболке с флагом Украины и надписью: «Вернуть Крым!».

И заработали мельницы круглосуточно. И лили мрази на них воду безостановочно. Такой фарт им вышел – ушел из жизни неуравновешенный пацан Владик Колесников, который недавно отметился в соцсетях, как «борец с режимом». Ушел под их дружное науськивание – «Давай, Владик! Не бойся! Фас, мальчонка. Фас!». А как узнали про то, что он отравился, так эти мрази места себе от счастья не находили. Такая удача! Похлеще, чем Магнитский получается.

Да что говорить. Тут все написано:




Прочитали? И как? Согласен, дух идет мерзостный. Какая же победная, злорадная радость прет из этих моральных уродов, отрабатывающих свой очередной номерок на смерти Колесникова. Больше крови! Еще больше! Пальчики по клавиатуре или айфончику – и пошло дерьмо по трубам. Разумеется, никто из них не удосужился даже узнать подробности про смерть этого самого Влада или поговорить с его родителями и друзьями. Им всем некогда. Надо же срочно использовать такой невероятный шанс, как «смерть оппозиционера» в России.

И вдруг случилось неожиданное. Совершенно синхронно это хоровое пение прекратилось. Фонтан захлебнулся и иссяк. И больше про покойного 18-летнего Влада Колесникова «убитого российской властью» не промелькнуло ни одного слова.  Вся российская оппозиция, украинские и западные СМИ, еще недавно умывавшиеся в слезах скорби, в едином порыве… заткнулись.

Дело в том, что произошли два события, которые и заставили эту публику резко отлезть назад и спрятаться по пещерам.

Во-первых, отец Влада Колесникова заявил, что многие пытаются «делать политику» из самоубийства сына. Павел Колесников уверен, что молодого человека подтолкнули к суициду те, кто разделял его взгляды.

— Те люди, которые поддерживали его взгляды, они его провоцировали. Я с ними не общался, но видел в соцсетях, как ему писали «Влад, давай. Влад, вперед». Я убеждён, что его спровоцировали на самоубийство и сейчас из этого делают политику, — рассказал отец Влада Колесникова— Никаких осознанных желаний суицида у него не было. Это мое мнение. Он совершенно нормальный ребенок, но доверчивый и достаточно бесхарактерный. Если бы «Радио Свобода» и «РБК» не совались в чужую жизнь, его смерть можно было предотвратить. За это хочется призвать к ответу. Довели человека до самоубийства, и теперь на этом снимают политические дивиденды».

После этого заявления большинство «борцунов» сразу же замолчало. Кое-кто пошел менять памперсы, так как запахло совершенно обоснованным уголовным делом по статье 110 УК РФ «Доведение до самоубийства», предусматривающей до пяти лет лишения свободы.

И тут грянуло второе событие, окончательно испортившее этим моральным уродам их большой праздник на костях.

Все началось с официального сообщения Следственного комитета по Самарской области: «25 декабря 2015 года в вечернее время, двое 18-летних жителей города Жигулевск распивали спиртные напитки, а один из них употребил ещё психотропные средства и энергетические напитки. Через несколько часов ему стало плохо. Вернувшийся домой его отец, вызвал бригаду скорой помощи, но спасти юношу не удалось. Второму молодому человеку была оказана медицинская помощь. В настоящее время его жизни и здоровью ничего не угрожает. Начата доследственная проверка, назначено судебно-медицинское исследование. По предварительным данным смерть молодого человека произошла в результате отравления».

А депутату Госдумы и журналисту Александру Хинштейну стали известны подробности смерти Колесникова: «Я общался со следователями, никакого самоубийства там не было. Летом Колесников переехал из Подольска в Жигулевск, где политической деятельностью уже не занимался. Тем не менее, у него остался дружок, страдающий шизофренией - такой диагноз был выставлен психиатрами. В тот день они встретились. Стали выпивать. У его друга был с собой галоперидол – психотропные препараты, которые он, возможно, принимал по назначению врача. Когда приятель отключился, Колесников, видимо, решил усилить эффект от спиртного галоперидолом. Когда его отец вернулся домой, то вызвал скорую. Откачать парня не успели. Я беседовал с оперативниками по поводу политической деятельности Колесникова в Жигулевске. Они казали, что здесь он никаких проблем им не доставлял, разве что пару постов в ФБ написал, на этом и закончил. Видимо, в последнее время Колесников переживал расставание с девушкой. Следовали нашли у него в комнате неотправленные письма некой даме. О политике в тех посланиях не было ни слова».

На этом можно было бы поставить точку, принеся соболезнования семьи умершего Влада Колесникова. Но у меня еще остались вопросы к тем, кто без малого двое суток устраивал пляски на крови этого юноши, зарабатывая очки и монетки.

Ау, мрази! Почему вдруг так быстро и одновременно заткнулись? А нет ли у кого-нибудь из вас желания принести извинения семье и близким покойного, а также всем тем, кого вы успели обвинить в смерти Колесникова? Понятно, что вопрос риторический, безответный. Этим нелюдям сейчас не до ответов и соболезнований – им надо искать нового умершего, более подходящего на роль жертвы. Для продолжения банкета.






Русские

Я русский. Я тот самый "колорад"...

Оригинал взят у ropdoctb_poccuu в Нашел в инете... Подписываюсь под каждым словом
Оригинал взят у pivopotam в Нашел в инете... Подписываюсь под каждым словом
Я - русский. Я тот самый "колорад".
Совдеповский отстой, рашист и вата.
Я тот, кто любит водку и Парад,
я - отпрыск победившего солдата.

Я самый натуральнейший москаль,
воспитанный на "мама мыла раму".
Я тот, кому детей донецких жаль,
кто презирает Штаты и Обаму.

Не радуйтесь. Мы - не перевелись.
Нас много - не привыкших жрать от пуза.
Нам человечность прививала жизнь
в палатах умиравшего Союза.

Мы выжили, конечно же, не все.
Но выжившие - крепче стали.
Мы, русские, трёхкратно обрусев,
из праха вашей совести восстали...

Для нас святое - Родина и мать,
нас мир боится, потому, что знает:
Кому "умом Россию не понять",
тому она привычно объясняет,
что есть на свете, окромя жратвы,
порядочность, достоинство, и совесть.

И наше, русское "иду на вы" -
для вас, тупых, увы, плохая новость.
Не трогайте Россию, господа.
Запомните: нас бьют, а мы - мужаем.
Услышьте нас. А если нет, тогда
нагрянет смерть за новым урожаем...

На вшивость нас не стОит проверять,
Американец, ты не есть мессия.
Подумай, брат: не Сирия, РОССИЯ.
Подумай, и не трогай нашу мать.

© Copyright: Владимир Кобец, 2015
Главный

Как начинаются мировые войны (18+)

Оригинал взят у gwinplane в Как начинаются мировые войны (18+)
Первая мировая война в лицах, мордах и кенгурятах.


Акт первый. Начало ХХ века.

Германия (веско). Мне нужны колонии.

Британия (не менее веско). Хуй тебе.

Франция (поглаживая свои колонии). Поддерживаю предыдущего оратора.

Германия (увеличивая армию). Хуй мне, значит...

Франция (нервно). Британия, по-моему, нас будут бить.

Британия (высокомерно). Не нас, а вас.

Франция (нервно). Блядь!

Германия. Эй, Австро-Венгрия, что делаешь?

Австро-Венгрия (незаметно ощупывая Сербию). Да так, ничего.

Сербия (незаметно ощупывая Албанию). Ай! Россия, меня кто-то трогает.

Россия (незаметно ощупывая Турцию). Пока я с тобой, тебя никто не тронет.

Австро-Венгрия (издевательски). Ути, какие мы оптимисты.

Франция (шёпотом). Россия, а как насчёт… Ну, ты понимаешь…

Россия (громко). Уебать Германию?

Франция (морщась). Тише, блядь…

Германия (услышав). Нихуя себе! (в сторону) Австро-Венгрия, ты со мной?

Австро-Венгрия. Конечно. Колоний много не бывает. Эй, Италия, третьей будешь?

Италия (неохотно). Возможно.
Collapse )