kim373 (kim373) wrote,
kim373
kim373

Category:

Забытая Донецко-Криворожская Республика: советский прототип Новороссии. Ч.2

Ход партии 2:2. Но самое интересное началось дальше. Как нетрудно заметить, до сих пор все действия по обособлению Кривдонбасса носили ответно-превентивный характер сдерживания пронемецких самостийников. Но в 1918 году проанглийская партия большевиков перехватила инициативу и разыграла гамбит.

Ленин развернул кипучую деятельность по отмене завоёванной Россией победы над Центральными державами, издав «Декрет о мире» и вступив в активные переговоры по сдаче победителей на милость побеждённым — редчайший в истории случай. Но переговорный процесс большевики затягивали по знаменитому принципу «ни войны, ни мира», подталкивая агонизирующих австро-германцев к заключению сепаратного мира с самими собой, то есть с прогерманской партией украинских националистов. Для ускорения процесса организовали силами большевистских боевиков 8 февраля (по новому стилю) январское восстание в Киеве, поставив самостийников перед выбором: либо сюда входят немецкие войска, либо самостийникам сделают «секир башка» красные муджахиды. Уже на следующий день после волшебного пенделя делегаты Центральный рады выехали в Брест-Литовск, где заключили сепаратный мир между УНР и Четверным союзом, открыв немцам дорогу на Украину. Фигура была выставлена на съедение.

kri06

Большевики ликовали. Указывают на характерный эпизод: когда в январе 1918 года на переговоры в Брест-Литовск прибыла делегация Центральной рады УНР, немцы стали настойчиво спрашивать возглавлявшего российскую делегацию Льва Троцкого, признаёт ли он эту вторую делегацию как легитимную. По словам Бориса Нольде, Троцкий заявил на это, что, в полном соответствии с принципами самоопределения, русская делегация «не имеет возражений против участия украинцев в переговорах» и в конце концов сказал, что «признает украинскую делегацию самостоятельной делегацией, а не частью делегации русской», хотя ещё два месяца назад большевики не признавали ни легитимность Центральной рады, ни УНР.

Уже через день после заключения мира между УНР и Центральными державами люди «товарища Артёма» в Харькове объявили о создании Донецко-Криворожской советской республики в составе Советской России. К фигуре подтянули окружение. Любители романтизировать образ «Артёма» как основателя независимого Кривдонбасса регулярно ломают зубы об один факт: будущий защитник ДКР поддерживал заключение Брестского мира.

kri07

Немцы стали есть подставленную фигуру почти сразу же, направив войска на территорию Украины… в версии УНР. Большевики же включили домашнюю заготовку со словами, что Донецко-Криворожская республика — не Украина, ни за какие Брестские миры ответственности не несёт и вообще на всякий случай находится в составе Советской России (!), а с точки зрения «защиты от интервентов» — и в составе Советской Украины (!!), хотя, вообще-то, является самостоятельной республикой (!!!). А кто не верит, может прочесть доклад наркома С. Васильченко на съезде по созданию ДКР, который якобы списан с доклада Дитмара:

«По мере укрепления советской власти на местах, Федерации Российской Социалистической Республики будут строиться не по национальному признаку, а согласно особенностям национально-хозяйственного быта. Такой самодостаточной в хозяйственном отношении единицей являются Донецкий и Криворожский бассейны. Донецкая республика может стать образцом социалистического хозяйства для других республик. В силу этого Донецкий и Криворожский районы должны иметь самостоятельные органы экономического и политического самоуправления».

Пытавшийся возражать Николай Скрыпник был шельмован товарищами по партии как украинский националист, которые восклицали в адрес недотёпы, что после победы мировой революции национальный вопрос потеряет своё значение, а значит, и организовывать советские республики надо не по национальному признаку, а по экономическому.

Корнилов в своей знаменитой статье «15 мифов о Донецко-Криворожской республике» утверждает, что ДКР имела все признаки самостоятельной республики вплоть до собственных бонов, армии и дипломатических сношений, отчего во многих отношениях была более легитимным образованием, чем та же УНР. Этого было достаточно, чтобы хотя бы демонстративно противопоставить что-то потянувшимся за «Русским Руром» немцам.

В апреле 1918-го правительство Донецко-Криворожской республики выпустило заявление, ради которого и затевалась вся кривдонбасская эпопея. В заявлении этом совнарком обвинял во вторжении сразу все стороны: и немцев, и пронемецкую Центральную раду, и… Великороссию (далее выделение наше):

«Киевское Правительство Рады вторглось в пределы нашей Донецко-Криворожской Республики. В то же время оно предлагает Правительству Федеративной Российской Республики прекратить братоубийственную войну и начать переговоры о демократическом мире. Как будто оно воюет с Великороссией, а не с рабочими и крестьянами нашей Республики… Мы, Правительство Республики, заявляем: никакого мира без признания нашей Республики обеими сторонами быть не может».

kri05

Источник: kornilov.name

Вместе с тем немцы шли, не встречая никакого сопротивления. Правительство ДКР, успешно отмежевавшись и от Украины, и от Великороссии, вначале бежало из Харькова в Луганск, а затем в Царицын (Волгоград). Авторы Кривдонбасского гамбита спокойно признали ДКР временно оккупированной территорией и стали ждать того, что было ясно ещё на стадии заключения Брестского мира: Германия и Австро-Венгрия пали осенью 1918 года. После этого ликвидировали и Донецко-Криворожскую республику за ненадобностью, а области Донецкого и Криворожского бассейнов передали Украине. Гамбит сработал.

Оставалось отыграть назад ненужные уступки. В. Корнилов указывает, что в 1919 году Совет обороны РСФСР под руководством Ленина принял следующее постановление: «Просить т. Сталина через Бюро ЦК провести уничтожение Кривдонбасса». На что товарищ Сталин взял под козырёк: «Никакого Донкривбасса не будет и не должно быть».

Активный участник гражданской войны Лев Троцкий в книге «Моя жизнь» писал (как и выше, лучшие места выделены жирным):

«Я отвечаю Ленину: «Домогательства некоторых украинцев объединить вторую армию, тринадцатую и восьмую в руках Ворошилова совершенно несостоятельны. Нам нужно не донецкое оперативное единство, а общее единство против Деникина… Идея военной и продовольственной диктатуры Ворошилова (на Украине) есть результат донецкой самостийности, направленной против Киева (т. е. украинского правительства) и южфронта».

Убедившись на опыте, как трудно справиться с недисциплинированными самостийниками, Ленин в тот же день собирает заседание Политбюро и проводит следующее решение, которое немедленно посылается Ворошилову и другим заинтересованным: «Политбюро Цека собралось первого июня и, вполне соглашаясь с Троцким, решительно отвергает план украинцев создавать особое донецкое единство. Мы требуем, чтобы Ворошилов и Межлаук выполняли свою непосредственную работу… или послезавтра Троцкий в Изюм вызовет вас и подробнее распорядится. По поручению Бюро Цека Ленин».

Уроженец Харькова Валерий Межлаук был одним из учредителей ДКР, а уроженец Лисичанска Климент Ворошилов — красноармейским военачальником на донецком участке боевых действий. Ленин и Троцкий сказали им прямым текстом: харэ, товарищи донбассцы, с Донецкой республикой завязываем, Кривдонбасс цэ Украина.

Но Донбасс воспринимался частью России даже после успешного для большевиков окончания гражданской войны на Юге России, о чём свидетельствует подготовленный знаменитый коммунистический плакат «Донбасс — сердце России». Олег Шевкуненко отмечает, что хотя в 1921 году Донбасс уже находился «в составе, искусственно созданного, большевиками государственного образования под названием „Украина“, в сознании людей эта территория по-прежнему воспринималась как Россия».

kri08

Последний взбрык «донецкой самостийности», основанной на хозяйственно-экономическом, а не национальном признаке, произошёл в 1923 году, когда 12-й съезд РКП(б) по предложению А. Рыкова одобрил план по проведению эксперимента по выделению промышленных районов Украины в особую область с передачей ей ряда функций центральной власти. Но взятый Сталиным курс на коренизацию поставил на этих планах последний крест: Донкривбасс цэ Украина, таварыщи.

Если в отношении исторической Малороссии возможны хотя бы теоретические рассуждения о её особом украинском пути, то тотально русский Кривдонбасс, как и вся Новороссия, был отрезан и передан в руки украинских селюков в приступе зашкаливающей наглости. То, что ещё в 1918-м считалось противовесом украинскому национализму, вдруг объявлено исконной украинской землёй. То, что всегда считалось частью Юга России, вдруг провозглашено юго-востоком Украины. То, что именовалось борьбой трудящихся Донбасса за свои права, вдруг названо освободительной борьбой украинского народа. То, что заявлялось как прогрессивная альтернатива устаревшему национальному принципу выделения советских республик, вдруг именовано «донецким сепаратизмом». Это ограбление века оказалось слишком грязным даже для всеядной советской пропаганды, поэтому тему предпочитали замалчивать. Предпочитают замалчивать и сегодня.

Таким образом, цепочка тезисов по Донецко-Криворожской советской республике оказалось следующей:

1. Область Донецкого каменноугольного и Криворожского железнорудного бассейнов представляла в начале ХХ века один из крупнейших в Европе промышленных кластеров.

2. Кривдонбасс считался неотъемлемой частью России даже после включения в состав Советской Украины. Для его дерусификации Сталиным в 1920-х годах была специально запущена политика украинизации. Как видно, не принесшая плодов даже спустя век непрерывных усилий.

3. Изъятие большого Донбасса из состава России путём пришивания его к самостийной Украине было целью как немецких, так и английских режиссёров революционной смуты 1917-1918 годов.

4. Донецко-Криворожская республика была создана по инициативе большевиков, принадлежавших проанглийской партии во главе с «Большим Томом» («товарищем Артёмом»), как противовес пронемецкой Украинской народной республике, претендовавшей на Кривдонбасс. Противостояние Харькова и Киева в 1917-1919 годах целиком объясняется этой логикой.

5. Дальнейшая передача Кривдонбасса из состава Советской России в состав Украины была актом колоссального бандитизма, приправленного прямым отрицанием и большевиками собственной позиции годовой давности. Всё указанное послужило причиной замалчивания темы ДКР как в УССР, так и в её прямой идейной наследнице современной Украине.

В конце 1980-х в союзных республиках под патронажем КГБ создавались всевозможные интернациональные движения и «фронты», которые, по замыслу, должны были служить противовесом для центробежных националистических настроений и способствовать сохранению Советского Союза. В УССР было создано «Интердвижение Донбасса», предоставленное, например, как вышеупомянутым Владимиром Корниловым, так и его старшим братом Дмитрием. Считается, что именно это интердвижение разработало нынешний стяг Донецкой народной республики. Согласно легенде, интернационалисты выбирали между красно-синим флагом УССР и красным флагом Донецко-Криворожской республики. В конце концов, решили добавить к красно-синей гамме флага советской Украины чёрную полосу, символизирующую уголь. В таком виде красно-сине-чёрный триколор был унаследован борцами за независимость Донбасса от Украины.

Если подобное происходит с основными символами, которые суть средоточие идеологии, то что говорить о самой идеологии. Параллели между большевистским Кривдонбассом и нынешней ДНР-ЛНР во главе с Захарченко очевидны. И там, и здесь борьба ведётся не за воссоединение с Великороссией (по крайней мере, публично), а за призрачную самостоятельность. И там, и здесь вовсю раскручивается не национальная, а классовая эстетика борьбы пролетариата (простых работяг) с буржуазным капиталом (олигархами). И там, и здесь поразительная двоякость позиций в духе «мы за отделение от Украины, но мы за территориальную целостность Украины», «мы за Брестский мир (Минские соглашения), но мы против его условий», «мы против немецких интервентов (киевской хунты), но мы будем с ними договариваться». И там, и здесь бешеное копошение международных авантюристов. Явление старого английского пекинеса Сергея Кургиняна народу Донбасса только кажется неожиданным. В 1980-х Ервандыч уже участвовал в создании интердвижений. И там, и здесь после розыгрыша партии фигуры пустят в расход.

Но есть и различия. На шахматной доске нет СССР. Нет «Русского Рура» Кривдонбасса, вместо которого огрызок ДНР-ЛНР в неполных границах. Нет больше симпатии русских к украинцам, а с ней нет возможности продолжать украинофильскую политику Кремля. Нет будущего у единой и неделимой самостийной Украины, что понятно, кажется, уже и самим украинцам. И наоборот, есть идея Новороссии, чего не было в период красной революции. Есть русская ирредента, чего не было в эпоху интердвижений. Но главное — есть знание о том, кто, когда и как разыграл партию с Донецко-Криворожской республикой. А значит, есть шанс эту партию переиграть.

Так русские в своей истории обычно и поступали.

Tags: Донбасс, Новороссия, Украина, история, революция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments