kim373 (kim373) wrote,
kim373
kim373

Бородай: «Стрелков по факту уже воюет на стороне противника»_Ч.2

Начало

Вы можете вспомнить тот момент, когда узнали, что Стрелок оставил Славянск и Краматорск?

Я в Москве в очередной раз был. У меня такая функция была, что приходилось раз в три-четыре недели выбираться туда. Звонят из Донецка: мол, появился и с ним войско «варваров», возвращайся скорее. Я через день, через два приехал в Донецк, когда он там появился. За это время он успел совершить шаг, которым он сейчас чрезвычайно гордится – свержение мэра Донецка Александра Лукьянченко.

Взял власть?

Это вообще полный идиотизм. Был мэр Донецка Лукьянченко. Никому ничем не мешал. Местные о нем очень хорошо отзывались, даже самые «лютые дээнэры». Он, кстати, ни фига не «ахметовский». Говорят, он с Ахметовым периодически ссорился. И когда на него давили, сразу говорил: я в отставку уйду. И все его уговаривали не уходить. Я сам  с Лукьянченко общался несколько раз, и он никаких претензий по поводу ДНР не выражал. И ничего не требовал. Один раз попросил переставить блокпост около путиловского моста на 100 метров в любую сторону, чтобы не мешать проезду общественного транспорта. Просто хороший хозяйственник, искренне любивший свой город. Пока война не добралась до Донецка по-настоящему, он был очень ухоженным городом. Киев, пока был законный мэр Лукьянченко и сохранялась иллюзия двоевластия, давал под него зарплаты бюджетникам. Меня это устраивало, потому что город хоть какой-то жизнью жил. У меня-то денег на зарплаты не было и в помине. Чего его трогать было?

А зачем тогда Стрелков снял его?

Стрелков его вызвал и говорит: присягай ДНР! Лукьянченко сразу понял: если он присягнет ДНР, то сразу станет «преступником» и «террористом» – и денег у него у него в городской казне не будет. Он говорит Стрелкову: не хочу. Игорек на это ему ответил: тогда расстреляю на следующий день. Забавно, что он требовал присяги ДНР, хотя ни он сам, ни его бригада никакой присяги ДНР не приносили. Вот тогда Лукьянченко взял ноги в руки и учесал в Киев. В результате я на следующий день приезжаю и говорю ему: «Ты что, дурак, Игорек? Ты зачем все это сделал? Ну, чего ты добился?». Он: «Но это же киевский мэр». Я: «Какой он киевский? Он местный хрен, который тут сидел. Он хоть как-то город обеспечивал нормально. Ты сам будешь управлять? Давай, валяй. Ты мэр теперь». Он: «Нет, я не мэр». Я: «Ах, ты теперь не мэр? Как все разрушить, так ты у нас главнокомандующий, и непонятно с какого рожна лезешь не в свою компетенцию.  А как отвечать за последствия твоих дурацких решений, ты говоришь, что ты не мэр». Он: «Ну, я найду мэра». В итоге он привел молодого парня - Пашу «Бешеного». Говорит: «Вот, он будет». Я с Пашей и до этого был знаком, он колонны водил и вроде неплохо это делал. Спрашиваю: «Паш, ну что, будешь мэром? У тебя будут такие, такие и такие функции». Паша, выслушав, все это говорит: «Ой, блин, я мэром не буду. Не надо, не потяну». Тогда я к Стрелкову: «Что-то твой мэр мэром быть не хочет. Удивительно, почему же?» Стрелков мне в ответ: «Ну, тогда я не знаю». О простых людях, которые жили в Донецке, у нашего Игорька голова не болела совсем. Он, видимо, полагал, что их не существует. А я понимал, что они существуют, и от их существования зависит и существование Донецкой Народной республики. Чем все это закончилось? Тем, что и. о. мэра Донецка стал  человек Ахметова.

А как Стрелку в голову пришло отдать приказ об эвакуации из Донецка? Он что, уже был окружен?

Дело в том, что вся территория ДНР была в оперативном окружении. «Дырки» на территорию России оставались только в ЛНР. И до них-то надо было добираться, как говаривал Захарченко, «воровскими дорогами». Я это на себе хорошо почувствовал. Сам не раз проскакивал туда-сюда. Иной раз удачно, а иной – не очень.

Так как был отдан приказ об эвакуации?

Да так же, как и любой другой. Только о нем, естественно, быстро узнал Антюфеев. Он примчался к Игорю и заставил его этот приказ отменить. На что имел все  полномочия, так как на тот момент исполнял обязанности главы республики и, соответственно, главнокомандующего. Дело в том, что когда я покидал территорию республики, то подписал распоряжение, согласно которому все мои полномочия на время отсутствия  переходят моему первому заместителю Владимиру Антюфееву. Секрет полишинеля состоял в том, что Игорь наш Иваныч, хотя и именовал себя главнокомандующим, на самом деле им не был. Он был министром обороны с очень широким кругом полномочий. Но главнокомандующим в любой стране, даже в таком государстве, как ДНР, по крайней мере, формально является ее верховный руководитель.

А Игорь Иванович?

А Игорь поупирался: все, мол, трындец. Надо выходить, а то нас сейчас всех задавят. Но, делать нечего – приказ отозвал. Игорек же знает, кто такой Владимир Юрьевич. И опыт негативного общения у них уже был.

С кем, с Антюфеевым?

Конечно. Еще в Крыму.

А в чем он заключался?

Он имел какое-то отношение к тому, что Крым полковник Стрелков покинул  «униженным и оскорбленным». Игорек под конец той короткой эпопеи ухитрился изрядно «накосячить» и даже ожидал своего ареста российскими правоохранительными органами. Но Сергей Аксенов за него тогда заступился.

Еще раз, я все же не могу понять, так если он такой «неадекват», то зачем его надо было брать в Донбасс? Он ведь потом «накосячил» и в Славянске, и чуть было не «накосячил» в Донецке.

А где у нас тогда были толковые, храбрые, героические командиры? На заднице сидели. Медали за присоединение Крыма примеряли. Стрелков не раздумывал и гарантий не требовал. Он сам в бой рвался. И он ведь не трус и не дурак. И опыт у него серьезный. И харизмы хватает. Все это – факт. Он только в какой-то момент сорвался. И это не столько его вина, сколько беда. К тому же, поймите, что Игорь, как и все мы, изначально рассчитывал на спринтерский забег. Помните песню Высоцкого о том, как спринтера заставили бежать на длинную дистанцию? Вот с Игорем это и произошло, Он «рванул на десять тыщ, как на пятьсот – и спекся». Я, когда стал премьером ДНР, тоже думал: ну, сколько это премьерство будет продолжаться: пять дней, неделю или целых две недели?

Почему все же было принято решение о снятии Стрелка с поста министра обороны? С чем это было связано: с тем, что его не любили другие командиры? С тем, что у него был российский паспорт, а не украинский?

Был целый комплекс причин. И не надо их противопоставлять друг другу. Конечно, руководство Республики с точки зрения международной общественности выглядело довольно вызывающе: премьер-министр Бородай – москвич, его первый зам, хотя и уроженец Риги, но тоже москвич, и самая известная фигура в правительстве Игорь Стрелков – москвич. Конечно, когда стали вырисовываться контуры переговорного процесса, эта ситуация стала нетерпимой. Ослабление «боевого духа» полковника Стрелкова, скажем вежливо, тоже играло роль. Его политические выходки и попытки узурпировать власть в республике, яркие выступления перед прессой, его присутствие на всяких форумах. И вообще, в конце своего пребывания он уже был номинальной фигурой, утратившей реальные рычаги управления. Его приказы не выполнялись, а он ничего об этом не знал. Работал альтернативный штаб, который их корректировал. Даже части его «личной» Славянской бригады часто шагали совсем не в ту сторону, в которую он их направил. Многие донецкие формирования, такие, например, как «Оплот» и «Восток», в принципе не подчинялись Стрелкову. Ходаковский вообще ни на одном его штабном совещании не был – ко мне приезжал, а «Оплот» я специально на заседании правительства передал Стрелкову в оперативное подчинение. Но только в оперативное. И снабжение у «Оплота» и «Востока» тоже было отдельное, что очень бесило министра.

А почему он на вас обиделся?

Конкретных причин несколько. О некоторых я, извините, умолчу, а то совсем уже будет постмодерном отдавать. Ну, вот, в частности, из-за ареста его соратницы Вики-Вики. Точнее из-за того, что он сам ее освободить не сумел и при этом страшно оскандалился, вступив в публичный конфликт с тем же Антюфеевым. А я позже Вику-Вику не стал освобождать, хотя у меня и была такая возможность. Так он и заявил мне уже в Ростове: «Не прощу этого тебе никогда, мстить буду». Ну, вот и мстит. Понятно, что проблема не этой тетке была, а в порушенном авторитете «легендарного командарма». А вообще-то, ларчик просто открывается. Игорь уже многие годы со мной люто конкурировал. И, положа руку на сердце, в этой конкуренции совсем не выигрывал. Я старался не обращать на это внимания. Ну, уж в ДНР-то он рассчитывал на реванш. Это ж война! А на войне – он главнее. Но судьба, в который раз повернулась к нему тылом. Опять, несмотря на всю его славу, я оказался формально главнее. Он министр обороны, а я глава республики. Это стало тяжелым ударом для гипертрофированного самолюбия «полковника Стрелкова». Я уж по-всякому там пытался его успокоить. Чуть не извинялся за то, что стал премьером.

Ведь и вправду не нарочно…

А что за истгория с Вики-Вики, в чем ее обвиняли?

Он знал о ее махинациях, тот же Хмурый целыми пачками документы ему на стол клал. Но Стрелков очень падок до лести. А Вика-Вика постоянно произносила фантастические монологи, вроде таких: «Игорь Иванович! Вы знаете, я никому не верю. Все сволочи. Все! Я себе не верю, а верю, Игорь Иванович, только вам! Только в вас я вижу свою надежду. Россия за вас! Я за вас умереть готова!» После этих завываний, Игорь, который еще полчаса назад собирался Вику-Вику сам арестовывать, начинал «плыть» и давал этой даме новые полномочия и повышения. При этом сам Стрелков никогда ничего не крал. В этом я абсолютно уверен. Его это все просто не интересует. Он в другие игры играет. Но к чужому воровству почему-то он относится очень легко. Мол, все воруют – и эти не лучше, не хуже…

А за что, кстати, Стрелков арестовал «народного мэра» Славянска Вячеслава Пономарева?

Не знаю. Стрелков мне прислал какого-то парня с запиской: этот имярек является теперь мэром Славянска, а старого я держу в подвале. Комичная очень записка. Я ее даже сохранил для истории.

Расскажите, как вообще появился этот знаменитый псевдоним «Стрелков» и отчество «Иванович»?

Ну, Вы же понимаете, что Игорю Ивановичу никогда не хотелось быть «Игорем Всеволодовичем Гиркиным»?

Потому что Гиркин – это "еврейская фамилия"?

Ну, конечно. «Подозрительная», по крайней мере. А как вы хотите? С таким экстерьером трудно быть «коренным дроздовцем». Поэтому в общей компании Игорь всегда был мишенью для шуток. Добродушных, конечно. Но, шуток про себя «полковник Стрелков» не понимает и не любит.

А он стал «Стрелком» в Донбассе или еще раньше?

В Чечне. В заключение нашего, на мой взгляд, слишком затянувшегося разговора об Игоре Гиркине-Стрелкове, хочу сказать следующее: мне очень его жалко. Он сумел зубами вырвать у истории свой шанс стать народным героем. Но, несмотря на опыт реконструктора, не выдержал до конца предназначенной ему роли. Достойно уйти не смог. И сейчас стремительно превращается в мужской вариант покойной Валерии Новодворской. Он уже более полугода сидит в Москве и истошно, как крачка, орет. Он льет грязь на всех своих соратников, кроме личного окружения. И если бы он «поливал» только нас – «отставников ДНР»: меня, Антюфеева, Безлера, Хмурого (ему тоже «на орехи» досталось) и других. Некрасиво, конечно, но история нас рассудит. Но он «разоблачает» и тех, кто сейчас укрепляет республику и воюет за нее: Захарченко, Кононова, Пургина. Захарченко, вон, уже второй раз ранен за эту войну. Игорек за всю свою военную карьеру – ни разу (новгородские посиделки на немецкой мине – явно не в счет).

Он «разоблачил» даже организацию референдума в Крыму, хотя не имел к ней никакого отношения. Он противоречит реальности – уже полгода вопит о «сдаче Новороссии», хотя республики продолжают держаться и укрепляться. Он пытается дестабилизировать положение, в них подпитывая внутренние деструктивные силы (мифические органы власти Новороссии) и обещая «вернуться и перевешать всех предателей». Он жестко критикует военное строительство в республиках, а их вооруженные силы между тем закрывают дебальцевский котел. Игорек из Москвы недоволен – они «плохо» отвоевывают те территории, которые он так «красиво» в свое время сдал. Конечно, в этом потоке лжи и нелепостей он, прежде всего, топит себя сам. Но приходится констатировать факт – Игорь Стрелков уже давно воюет в информационной войне на стороне противника. Он делает это невольно, руководствуясь собственными, сугубо личными, мотивами. Но, это мало что меняет.

Нуждается в констатации и еще один факт. Игорю за последние месяцы кое-что удалось. Он таки стал политической фигурой федерального масштаба. Хотят это замечать в Кремле и на Старой площади или не хотят. Другое дело, что политик он не просто оппозиционный, а крайне деструктивный. Его расчет прост: в стране кризис, власть долго не продержится, и в неизбежной гражданской войне Игорь Гиркин-Стрелков возглавит часть «патриотических сил» и станет диктатором того, что останется от России. Лично я думаю, что шансы на осуществление этой простой программы совсем минимальные. Но, к сожалению, они, все же, есть. Я думаю, некоторые читатели зададутся вопросом – а так ли уж плох этот вариант? Плох. Хотя бы потому, что, во-первых, реализация Игоря Стрелкова как полноценного политического лидера возможна только через кровавую гражданскую войну. А во-вторых, диктатор из Игоря получится очень низкого качества.

Источник

http://cont.ws/post/76632

Ответ Полковника на интервью Бородая

Tags: save donbass people from ukrainian army, ДНР, Стрелков, война на Украине, точка зрения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments