kim373 (kim373) wrote,
kim373
kim373

Category:

Адмирал Игорь Владимирович Касатонов

Адмирал Игорь Владимирович Касатонов, потомственный моряк, сын известного адмирала, прошедший все ступени флотской службы, большая часть которой прошла именно на Черном море. Будучи командующим ЧФ, он знал и обстановку, и людей. Именно это в немалой степени помогло командующему спасти Черноморский флот для России.

— Касатонов прибыл командовать Черноморским флотом в сентябре 1991 года, уже после ГКЧП, когда Союз дышал на ладан.

Несомненно, высший генералитет предварительно психологически обрабатывали из Киева. Большинство легко «обрабатывались». Некоторые упирались. Так накануне присяги был сменен командующий Прикарпатским ВО генерал Скоков. Но наиболее жесткую позицию занял именно адмирал Касатонов. Новый украинец Морозов даже стал избегать его, видимо, опасаясь за чистоту своей только что приобретенной самоидентификации. В своих мемуарах Касатонов пишет: «И. Ф. Морозов сдался сам, сдал округ и при моем очередном звонке ему сказал: «Больше не звонить».

Адмирал Касатонов своей неуступчивостью выиграл битву за Черноморский флот и у Кравчука, и у Ельцина



[Spoiler (click to open)]Согласитесь, смешная ситуация. «Этнический» конфликт двух людей с русскими фамилиями! Думается, речь тут шла, прежде всего, о карьерных соображениях. Морозову пообещали сохранить высокий пост, и он «украинизировался». А Касатонов не мог поступиться принципами. Генералы-обыватели вступили в противостояние с адмиралом империи.

Впоследствии Касатонов вспоминал: «Никто никогда (ни тогда, ни позже) задач по сохранению флота мне не ставил, меня ни на что не подбивал, никаких условий не выставлял, наград не сулил… Меня вообще никто ни к чему не призывал. Конечно, эти начальники спасовали перед силой и волей обстоятельств, боялись за себя, хотели выжить… Необходимо было решение, и его принял я, объявив 5 января, что «ЧФ — флот российский, подчиняется Е. Шапошникову (тогдашний министр обороны СНГ. — Авт.) и В. Чернавину (главнокомандующий ВМФ объединенных вооруженных сил СНГ. — Авт.). Необходимо по флоту политическое решение. Мы готовы сотрудничать с МО Украины!» Моряки выполнили мой приказ: «Украинскую присягу не принимать!» Первой об этом объявила американская газета «Нью-Йорк таймс». В поддержку я получил из России сотни телеграмм от простых людей, от руководства — ноль. По форме это был мятеж. И совсем неожиданно для всех, в том числе и для России».

ИНТЕРВЬЮ С НАЧАЛЬНИКОМ РАЗВЕДКИ ЧФ

Мы разговариваем с тогдашним начальником разведки Черноморского флота адмиралом Соловьевым.

— Кравчук весь флот хотел забрать себе?

— Было бы желание наверху, флот бы весь остался российским. Никакого дележа не было бы. Но из Киева шли команды призывать на флот в 1992 году матросов только с украинской территории. Мы сразу понимали: если матросы только с Украины, присяга — украинская, значит, корабль автоматически становится украинским. Из Новороссийска кораблями привозили сюда российских моряков с российской присягой. Была команда из Киева в январе всем принять присягу Украине. Но присягу никто не принимал, так как у нас всех была мысль: давайте ждать до того момента, пока два Верховных главнокомандующих — Ельцин и Кравчук — не решат судьбу флота. И только после этого каждый вправе определиться, хочет он служить на Черноморском флоте Российской Федерации или на флоте Украины.

Для нас это было очень важно. Но нашлись такие люди, которые, как говорят, впереди паровоза: «Хотим служить Украине, принимать присягу!» Очень здорово повлияло на них общеукраинское собрание офицеров, которым руководил армянин Мартиросян — командир полка связи и председатель общественной организации «Союз офицеров Украины». Они рекомендовали Кравчуку побыстрее принимать присягу и определяться с составом вооруженных сил. С этого момента и началось. В Севастополь пошли директивы принимать присягу. Каждый начинал думать сам за себя.

— Касатонов прибыл командовать Черноморским флотом в сентябре 1991 года, уже после ГКЧП, когда Союз дышал на ладан. Как бы вы охарактеризовали его как личность?

— Первое, что сделал Игорь Владимирович, прибыв в Севастополь, это вывел флот в Средиземное море. Я тоже был в этом походе. Уже возвращаясь домой, в проливе Босфор, мы получили телеграмму, что ему дали третью звезду адмирала.

— Это был шаг престижа? Выход флота должен был показать, что он существует как боевая единица и, несмотря ни на что, присутствует в Средиземном море?

— Несомненно!

— Поход был осуществлен по приказу Касатонова?

— Обычно такие выходы согласовывают с главнокомандующим ВМС. Тот докладывает министру обороны. А если поход связан с заходом в порты иностранных государств, то это согласовывается с МИДом. Каждый выход корабля — это большая процедура согласований. Игорь Владимирович, конечно, был политик. Многие функции государства он взял на себя. Он иногда действовал по принципу: «Я так считаю!» А получится или нет, трудно было сказать. Потому что, как только он начал действовать политическими методами, сразу пошло недовольство со стороны руководства Украины: «Убрать его! Что это он так зарвался! Командует!»

— Какие политические решения он принимал?

— Из Киева говорят принимать присягу, а он говорит: «Не будем принимать!» Они говорят: «Не выходить!» А он выходит…

В разговор вступает старый сослуживец Соловьева адмирал Ковшарь: «Комендатура строем приняла присягу, он приехал — отменил эту присягу как незаконную».

— Это морская комендатура?

Соловьев: «Нет, комендатура города. Там был вообще инцидент. Комендант города Севастополя принял присягу на верность Украине. Сидит на втором этаже. Внизу — люди, которые не приняли присягу, пророссийски настроенные. Я сам лично там присутствовал. Идет тяжба: что дальше делать? Тот не уходит. Комендатура двойственного подчинения. В конце концов, настоял командующий, что это будет комендатура Российской Федерации. Тот офицер, что находился наверху, со временем оттуда ушел. С того времени комендатура до сих пор подчиняется российскому флоту. Касатонов был настойчивый. Он понимал: раз он командующий, то должен заниматься флотом.

Огромную ответственность, проявили в 90-е годы и моряки-черноморцы вместе со своим командующим. Борьба за сохранение флота была очень сложной. Каждый шаг, каждое продвижение вперед давалось ценой огромного напряжения, неимоверными усилиями. Много раз судьба флота и людей висела буквально на волоске.

http://vk.com/club63953314
Tags: ВМФ, Россия, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments