kim373 (kim373) wrote,
kim373
kim373

Мессопотамия: вандалы XXI века

Войны и террор уничтожают уникальные памятники древней культуры



Этих памятников больше нет, как и экспонатов мосульского музея, уничтожение которых боевики сняли на видео

Бойцы «халифата», который создаётся группировкой «Исламское государство» («ИГ»), не только жестоко и изощрённо убивают людей. Не только искореняют любое инакомыслие на подконтрольных им территориях. Не только угрожают стабильности в огромном регионе, торгуют ворованной нефтью, наркотиками и органами своих жертв. В последнее время они прибавили к своим многочисленным преступлениям ещё одно – преступление против культуры. Что с этим делать?

В январе боевики разгромили две крупные библиотеки в городе Мосул, где было сожжено около 10 тысяч томов, среди которых редчайшие фолианты по культуре, философии, истории. Потом в интернете появилось видео, на котором боевики разрушают артефакты древних цивилизаций, находившиеся в музее того же Мосула. Памятники разбивали кувалдами и отбойными молотками. Затем игиловцы уничтожили развалины древнего ассирийского города Нимруд (здесь, кстати, исламисты закончили дело американцев – развалины значительно пострадали ещё в ходе вторжения в Ирак в 2003 году). Одновременно сровняли с землёй руины древнего поселения Хатра. Наконец, очередной акт вандализма произошёл 8 марта – «воины халифата» начали уничтожение остатков ассирийского города Дур-Шаррукин.

Всё это вызвало бурю возмущения в мире. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун резко осудил действия экстремистов. На что, впрочем, в «ИГ» не обратили никакого внимания. Вернее всего, подобной реакции верхушка террористов и добивалась. Такая структура, как «ИГ», может существовать, лишь разрушая, а что – человеческие жизни или древние артефакты – не важно. Возмущение мировой общественности только поднимает акции «халифата» среди радикальных исламистов…

Да и ничего нового игиловцы не изобрели. Ещё в 2001 году их духовные предшественники – афганские талибы – разрушили две огромные статуи Будды в Бамианской долине. Статуям было без малого 1000 лет, и мусульмане, которые владеют этой территорией с XI века, до той поры на них не покушались. Однако лидер талибов мулла Омар сказал:

– Бог един, а эти статуи поставлены для поклонения, что ошибочно. Они должны быть разрушены, чтобы не быть объектом культа ни сейчас, ни в будущем.

И каменных будд не стало…

Омару вторят нынешние идеологи радикального исламизма. Так, проповедник из Кувейта Ибрагим аль-Кендари недавно предложил разрушить египетские пирамиды и Сфинкса. Резон тот же: «Положить конец идолопоклонству». С аль-Кендари полностью согласился «халиф» Абу Бакр аль-Багдади, назвавший уничтожение пирамид «религиозным долгом».

То, что до сих пор мусульмане довольно спокойно относились к «языческому наследию», свидетельствует, что в лице «ИГ» и подобных структур мир столкнулся с некой новой и зловещей модификацией ислама.

– «Исламское государство», уничтожающее памятники культуры, демонстрирует нам реальную цивилизационную угрозу, – убеждён Александр Яковенко, посол России в Великобритании. Да и, конечно, далеко не он один.

[Spoiler (click to open)]

Потери, нанесённые варварством игиловцев, катастрофичны для мировой культуры. И дело не только в том, что уничтожены уникальные произведения искусства (например, шумерская скульптура шеду – крылатого быка с человеческим лицом из мосульского музея). Едва ли не ещё страшнее, что наука больше не получит никакой информации от древних развалин. А ведь сегодня принято консервировать такого рода памятники, приостанавливать раскопки – потому что археологические методы совершенствуются чуть ли ни ежегодно и через десяток лет мы могли бы гораздо больше узнать об Ассирии, копая Нимруд, Хатру и Дур-Шаррукин. Которых больше нет…

Война беспощадна к культуре. И современная война – не исключение. Конвенция и Протокол о защите культурных ценностей в случае вооружённого конфликта были приняты межправительственной конференцией весной 1954 года в Гааге. Этот документ до сих пор является актуальным, сегодня даже более, чем раньше. На смену межгосударственным конфликтам, при которых культурные ценности хотя бы формально оберегаются, приходят децентрализованные столкновения, гибридные войны, ведущиеся порой откровенными бандитами и варварами. Такая форма военных действий ещё опаснее для памятников культуры.

По результатам войн, вызванных распадом Югославии, ЮНЕСКО предприняло ряд новых мер по защите культурных ценностей. В частности, международный трибунал по бывшей Югославии вынес решение о том, что разрушение культурных ценностей наказуемо, как и преступление против человечности. После варварского погрома в музее Мосула ЮНЕСКО призвало к экстренному заседанию Совета Безопасности ООН по вопросу сохранения культурного наследия в Ираке.

Не совсем, правда, понятно, какие механизмы воздействия могут быть на людей, цинично пренебрегающих международным правом. На территории, контролируемой «ИГ», по оценке специалистов, находится около 2000 древностей. Ведь здесь – сердце «плодородного полумесяца», место зарождения самых ранних цивилизаций. Древние предметы тут можно выкопать повсеместно. Рай для археолога. Собственно, тут и зародилась археология как наука. Теперь надо всем этим нависла страшная опасность.

Павел Виноградов, редактор отдела социальных проблем «НВ»

Нимруд – древний город в Месопотамии. Его руины находились к юго-востоку от города Мосул, у реки Тигр в Ираке. Основан в XIII веке до н. э. царём Салманасаром I, позже стал столицей Ассирии. В 612 до н. э. был разрушен мидийцами и халдеями. В 1955 году во время раскопок здесь были обнаружены глиняные плиты с клинописью, датируемые 672 годом до н. э. Эти записи послужили важным пособием для изучения ассирийского права и религии. В конце 1980-х годов в четырёх царских захоронениях неподалёку от Нимруда обнаружен набор ювелирных изделий конца X века до н.э. По значению их можно сравнить с находками в гробнице египетского фараона Тутанхамона.

Дур-Шаррукин («Крепость Саргона») – столица Ассирии в последние годы правления Саргона II. Город строился с 713 по 707 год до н. э. Однако из-за внезапной гибели царя строительство было прекращено и столица перенесена в Ниневию. В конце VII века до н. э. город был разрушен мидийцами. Ныне здесь расположено поселение Хорсабад, где до сих пор живут ассирийцы.

Хатра, или Эль-Хадр, – город в составе Парфянского царства на территории Северного Ирака. Город был основан до нашей эры, разрушен в 257 году нашей. Хатра, сочетающая в себе эллинистическую и древнеримскую архитектуру с арабским декором, была включена в Список всемирного наследия ЮНЕСКО и считалась наиболее хорошо сохранившимся памятником Парфии.

дилемма

Покупать или не покупать артефакты у боевиков?

Около сотни артефактов с подконтрольных игиловцам территорий всплыли в Британии. Профессор археологии Дэвид Джилл прошёлся по некоторым лондонским галереям в поисках награбленных ценностей. В одной из галерей хранитель открыто заявил:

– Мы только что получили эту вещь из Сирии.

Это говорит о том, что «ИГ» не только уничтожает древности, но и ворует их с целью последующей продажи. Вырученные средства, разумеется, идут на финансирование террористической деятельности. В связи с этим возникает этическая дилемма: покупать или не покупать награбленное боевиками.


Иван Стеблин-Каменский, профессор кафедры иранской филологии Восточного факультета СПбГУ:

– Можно ли покупать произведения искусства или археологические находки у террористов? Никогда раньше об этом не задумывался. Ведь ещё недавно такое вообще невозможно было представить… Поэтому я не берусь судить, правильно ли поступают те английские галереи, которые такие предметы покупают. Но скажу за себя. Если пофантазировать и представить себе, что мне предложили купить какой-нибудь предмет из Нимруда или Дур-Шаррукина…

Думаю, для начала я бы его как следует рассмотрел, чтобы убедиться в его подлинности. И если бы оказалось, что это действительно древний артефакт, и если бы цена, которую мне назвали, была для меня приемлемой – скорее всего, да, я бы его купил.

Этично ли это? Вопрос неоднозначный. Наверное, среди работников музеев и галерей найдутся и такие, кто посчитает это невозможным, кто не захочет давать террористам ни копейки. И по-своему они тоже будут правы. Но с другой стороны, если ничего не покупать у «ИГ», то эти очень ценные для науки произведения искусства просто исчезнут. И что делать, если у нас нет другого способа сохранить их? Мне кажется, сделка с боевиками в данном случае всё-таки будет меньшим из зол. Тем более что деньги террористы в любом случае добудут.

Борис Перлов, ведущий научный сотрудник отдела Древнего Востока ГМИИ им. А.С. Пушкина:

– Исламисты поняли, что наряду с деньгами, которые они получают за нефтяные скважины, очень неплохие деньги они могут получить за древние артефакты. Эти вещи пользуются спросом. Но не знаю, у кого поднимется рука приобрести артефакты из разрушенного древнего города. Ни один музей мира, зная, откуда эти вещи происходят, награбленное, полагаю, не купит. Но могут купить коллекционеры или владельцы антикварных лавок.

Семён Багдасаров, директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии:

– Деятельность «ИГ» очень сильно напоминает то, что было, когда американцы в 2003 году вторглись в Ирак. Тогда расхищение исторических ценностей достигало фантастического размера. Достаточно сказать, что штаб-квартира оккупационных сил находилась на месте раскопок Вавилона. Неплохое место нашли! Мало того, когда американцы вошли в Багдадский музей, оттуда были изгнаны все смотрители, охранники, специалисты по антиквариату. Люди потом рассказывали, что у американцев явно были карты расположения не только залов музея, но и хранилищ. Прямо на территорию музея садились вертолёты, загружались ящиками с ценностями, и затем это всё вывозилось в Штаты.

Многие хранители музея говорят, что сначала вывозили конкретные вещи, потом вошли солдаты и просто вырывали из памятников золото. Потом или всё это расходилось на чёрном рынке, или подделывались сертификаты, свидетельствующие, что эти вещи были якобы легально найдены. Есть статуэтка, которую официально продали, – шумерская «Львица из Мемнона», примерно третьего тысячелетия до н. э. Её продали за 57 миллионов с лишним долларов… Сейчас в США по самым скромным подсчётам находится 90 тысяч артефактов.

от автора

На мой взгляд, ответ – в самой природе древних памятников. Они уникальны и невосполнимы. Как ни цинично звучит, но на месте убитых родятся новые люди, будут отстроены разрушенные дома и предприятия. А уничтоженные свидетельства древности останутся лишь в памяти и в описаниях. Поэтому думаю, что, если есть хоть малейшая возможность их спасти, надо спасать, даже если заплаченные за них деньги пойдут на усиление «ИГ». Исламисты всё равно найдут источники финансирования, а древности уничтожат.

Другое дело, что большая часть ценностей осядет в частных коллекциях и уйдёт из научного оборота, что похищенные из древних руин вещи вырваны из археологического контекста и несут уже гораздо меньше информации. Но по крайней мере они продолжат физическое существование.

история вопроса

Индия. 6 декабря 1992 года в городе Айодхья 150 тысяч индуистов разрушили мечеть Бабура (Бабри масджид). Она была построена в 1528 году по приказу основателя династии Великих Моголов императора Захира ад-дин Мухаммада Бабура.

Бывшая Югославия. В 1999–2001 годах косовские албанцы сожгли и разрушили 112 сербских православных церквей в Косово и Метохии (Сербия). Среди них 8 монастырей и 30 храмов, построенных в ХIII–ХVI вв. В их числе храм Святой Троицы на холме Русиница вблизи города Сува-река, где хранилась коллекция рукописных книг ХIV–ХVIII вв.; монастырь Марка Коришского, где были уникальные фрески; храм Богородицы Одигитрии (1315 года) в селе Мушутиште. Во время антисербских погромов в марте 2004 года было повреждено или уничтожено ещё 36 церквей.

Афганистан. В марте 2001 года боевики движения «Талибан» уничтожили две гигантские статуи Будды, высеченные в скале в долине Бамиан в Афганистане (культурный ландшафт долины включён в Список всемирного наследия ЮНЕСКО). Уникальные скульптуры высотой 55 и 38 метров были созданы предположительно в VI веке. Экстремисты обстреляли их из орудий, а затем взорвали.

Мали. В 2012–2013 годах боевики исламистской группировки «Ансар ад-Дин» и «Движения за единство и джихад в Западной Африке» сровняли с землёй храмы и мавзолеи в городах Тимбукту и Гао. Кроме того, они разграбили одну из библиотек Тимбукту, где хранились манускрипты. Покидая Тимбукту под натиском французских и малийских военных, исламисты подожгли хранилище рукописей.

Египет. После «революции» 25 января 2011 года страна утратила огромную часть своего культурного и архитектурного наследия. В частности, в огне погибла уникальная библиотека научного центра, значительно пострадал памятник колониальной архитектуры – здание совета шуры (верхней палаты парламента). Из Египетского музея в Каире были похищены десятки ценностей. В августе-сентябре 2013 года сторонники отстранённого от власти президента-исламиста Мухаммеда Мурси подожгли и серьёзно повредили 37 христианских церквей в Каире, эль-Файюме и других городах.

Сирия. За годы гражданской войны поступило 14 тысяч сигналов о незаконных раскопках в районах, находящихся под контролем вооружённой оппозиции. В стране было частично разрушено или полностью уничтожено более 100 христианских храмов, около 2000 мечетей, 290 исторических памятников. В июле 2014 года боевики уничтожили почитаемую как мусульманами, так и христианами мечеть и гробницу пророка Ионы в Мосуле. Кроме того, радикалы взорвали построенную в XIV веке мечеть пророка Джирджиса (Георгия Победоносца). В октябре 2014 года экстремисты разрушили в иракской провинции Салах-эд-Дин мавзолей Имама Дура, построенный в XI веке. 21 февраля 2015 года боевиками «ИГ» была взорвана одна из древнейших мечетей на территории Ирака – аль-Фарук в провинции Анбар, заложенная в первой половине VII века.



Источник

Tags: ИГИЛ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments