kim373 (kim373) wrote,
kim373
kim373

Украина и Малая Русь: окраина и центр

1. Почему «Украина» — окраина, а не страна?

Трактовка, в соответствии с которой понятие «Украина» изначально означает не окраину, а целую страну, появилась в украинской околоисторической публицистике лишь в сравнительно недавнее время. Родоначальник украинской националистической историографии М. Грушевский, оперировавший такими забавными понятиями, как «древнеукраинские племена» или «Русь-Украина», все же считал слово «Украина» производным от «окраины» (древнерус. оукраина). Согласны с ним и поляки.

Однако эмигрантская публицистика уже приступила к мифологизации этого названия. Бывший член Центральной Рады С. Шелухин (юрист по образованию, не имевший специальной исторической подготовки) попытался вывести «Украину» из глагола «украяти» — отрезать. В противоположность ей «окраина», по его мнению, происходит от глагола «окраяти» — оградить, ограничить. Однако таких слов в древнерусском языке не зафиксировано. «Словник староукраїнської мови. XIV–XV ст.» также таких глаголов не знает. Зато он знает переход церковнославянского диграфа «оу» в букву «о»: например, глагол «окрасити» произошел от церковнославянского глагола «оукрасити». Так же и «окраина» произошла от «оукраина».

Тем не менее обуянные патриотическим порывом мифологизаторы не сдаются. Филолог Г. Пивторак (академик НАН Украины) предлагает иной вариант: он упоминает праславянское существительное «украй», которое якобы означает и границу, и обособленную территорию. Поскольку опять же в древнерусском языке такое слово не известно, приходится утверждать, что «Украина» — название праславянское. Вероятно, древние предки украинцев (праукраинцы? древние укры?) считали его сакральным и потому всуе не поминали… Зато они почему-то охотно произносили слова «край» (земля, конец, предел) и «краина» (край, область, окраина). Таким образом, вместо слова и корня «край», от которого и произошли «окраина» и «Украина», измышлено слово и корень «украй».


[Spoiler (click to open)]Слово «вкрай (украй)» есть в современном украинском языке, но это причастие, и означает оно «очень, слишком, чересчур, до краев», то есть имеет отношение к некой границе («І день встає в своїй красі, налитий сяйва вкрай» (В. Сосюра); «Овідій був украй здивований» (М. Рильський)). В данном случае очевидно, что это слово произошло от соединения предлога «в» и существительного «край». Но в таком случае откуда у «Украины» приставка «у-», если не от древнерусской «оукраины»? Неужели же «Вкраина/Украина» — это «Чересчурина»?..

Не поможет и современное украинское существительное «країна» (страна), ибо в древнерусском языке оно в таком значении отсутствовало, а «краиной» тогда называли опять-таки окраину.

Наличие многочисленных «(о)украин» в древнерусских летописях (на которое авторы данной гипотезы ссылаются как на аргумент в ее пользу) еще не означает, что это слово было связано с территорией всей Руси или означало всю территорию какого-либо княжества: переяславская, галицкая, псковская земли имели свои окраинные, пограничные территории («(о)украины»).

Первое летописное упоминание «оукраины», как известно, датируется 1187 г. и связано с князем Владимиром Глебовичем. Владимир Глебович — переяславский князь (1169-1187), внук Юрия Долгорукого, племянник и союзник Андрея Боголюбского и Всеволода Большое Гнездо, с 1183 г. активно участвовал в походах на половцев и обороне границ от их набегов, чем и прославился. Приведем пространный отрывок из Ипатьевской летописи:
«Сдоумав князь Стослав со сватом своим Рюриком поити на Половце в борзе изъездом поведахоуть бо им Половци близ на Татинци на Днепреиском броде и ехаша изъездом без воз. Володимер же Глебович приеха к ним ис Переяславьля с дроужиною своею испросися оу Стослава и во Рюрика ездети напереди с Черним Клобоуком. Стославоу же не любо бяшеть поустити Володимера напередъ передъ сны своими но Рюрик инии вси оубидишас зане бе моуж бодр и дерзок и крепок на рати всегда бо тосняся на добра дела князем же Роуским идоущим на ня и Щерных же Клобоук даша весть сватом своим в Половци. Половци же слышавше оже идоуть на ня князи Роустии бежаша за Днепр князем же Роуским не лзя бе ехати по них оуже борзо сполонился бяшеть Днепр бе бо весна и возвратишася во свояси на том бо поути разболеся Володимер Глебович болестью тяжкою еюже скончася. И принесоша и во свои град Переяславль на носилицах и тоу преставися мсца априля во 1ий днь и положен быс во цркви стго Михаила и плакашася по нем вси Переяславци бе бо любя дроужиноу и злата не сбирашеть имение не щадяшеть но даяшеть дроужине бе бо князь добр и крепок на рати и моужьством крепком показаяся и всякими добродетелми наполнен о нем же оукраина много постона. В то же лет оумре сн Борис великаго Всеволода и положен быс в цркви стое Бце сборное подле Изяслава Глебовича. В то же лет воева Кончак по Рси с Половци по семь же почаша часто воевати по Рси в Черниговьскои волости и на тоу осень быс зима зла велми такои же в нашю память не бывала николи же».

Итак, летописец отмечает не только боевые качества Владимира Глебовича, но и его тесные отношения с черными клобуками — кочевниками, жившими на окраине Руси и бывшими ее союзниками. Далее летопись поясняет, почему именно пограничная украина «много постона» о князе: хан Кончак начал постоянно разорять порубежные земли по реке Рось и черниговское пограничье.

Второе летописное упоминание 1189 г. связано уже с галицкой окраиной. В 1189 г. безудельный князь Ростислав Иванович (Берладничич, сын Ивана Берладника) «еха и Смоленьска в борзе и приехавшю же емоу ко оукраине Галичькои и взя два города Галичькыи и отоле поиде к Галичю». Из Смоленска князь прибыл на окраины Галицкой земли, где в свое время прославился его отец. Отсюда Ростислав и начал свой поход на Галич.

Третье летописное упоминание 1213 г. также связано с галицкой границей, причем летописец более подробно говорит о ней:
«Данилоу же возвратившоуся к домови и еха с братом и прия Берестии и Оугровеск и Верещин и Столп Комов и всю оукраиноу. Лестъко же велик гнев имея на Данилоу весне же бывши и ехаша Ляхове воевать и воеваша по Боугоу». Наименованы червенские города Забужья — галицкой окраины: Берестье (Брест), Угровеск (Угровск), Верещин, Столпье (Столп), Комов. Украинские публицисты предпочитают писать слово «Оукраина» с заглавной буквы, как бы вслед за летописцем. Однако это не так: в летописях заглавные буквы использовались только в начале повествования или раздела.

Еще более удивительно, что Пивторак в качестве аргумента приводит свидетельства летописцев XVI в. Так он цитирует Львовскую летопись под 1556 г.: «Крымской царь собрався хотех ити на царя и великого князя украйну, а пошел был на черкасы». Несколькими строками выше сказано: «А потому государь приговорил, с Тулы вышедши на поле, ждати, на которую царь Крымской украйну не поидет, на Рязань или в Одоев или в Козелеск, и царь и великий князь со всем местом поспети лзя, доколе не прийдет на украйну». Таким образом, указаны разные окраины России — Рязань, Одоев, Козельск, на которых ожидался крымский набег. Пивторак также приводит пример из Александро-Невской летописи (1563 г.): «Приходил ис Канева князь Михайло Вишневецкий на цареву и великого князя украйну, на Северские места». Летописец специально поясняет, на какую именно окраину пришел Вишневецкий, но украинскому академику сие не ясно. Это уже, как говорится, «вкрай», то есть слишком…

Итак, в документах нет ни одного примера упоминания «украины/оукраины» в значении страны или отдельного княжества Древней Руси. Между тем есть многочисленные примеры славянских «украин» и «краин», которые мифологизаторы не упоминают. В I Псковской летописи под 1271 г. говорится о селах псковской пограничной «украины». Так же называлось любое пограничье Московской Руси: «украина за Окой», «крымская украина», «казанская украина», «немецкая украина» и т. д. Существуют многочисленные крайны у Сербии: Хорватская, Банатская, Славонская… «Крайной» в собственном смысле слова называлась историческая область в современной Словении (словен. Krajina, нем. Krain, лат. Carnia) — еще одно славянское пограничье. В опубликованной в 1847 г. статье Ю. Венелина «Окружные жители Балтийского моря» сообщалось, что пограничные славянские земли между Одером и Эльбой издавна именовались славянами «Украиной», от чего появились немецкие названия «Marchia Ucrana», «Marchionatus Ukranensis», «Ucker-Mark».

Наконец, если понятие «украина» изначально означало целую страну, то с чем связан тот факт, что ее население (т. е. население южной Руси) упорно продолжало называть себя «рускими/руськими», а самоназвание «украинцы» в этническом значении стало распространяться в кругах интеллигенции лишь с середины XIX в. и широкое хождение приобрело не ранее 1917г.?

2. Если «Украина» — окраина, то «Малая Русь» — Русь центральная

Географический термин «великий» в мировой практике возникает как противопоставление понятию «малый» и имеет значение «обширный, внешний». «Малый» — значит «изначальный, центральный». Можно привести следующие примеры:
«Великая Греция» — территории, колонизированные греками (из собственно Греции), прежде всего Сицилия и южная Италия (с VIII в. до н. э.).

«Малая Азия» — греческое понятие: наиболее близкая грекам часть Азии, название которой было позднее распространено на все земли к востоку от Греции.

«Малая» и «Великая» Скифия у древних греков (Геродот, Страбон). «Малая Скифия» — черноморское побережье к югу от Дуная (Добруджа), ближайшие к грекам скифские земли.

«Малая Армения» — территория изначального формирования армянского народа (верховья Евфрата; название — с II в. до н. э.), «Великая Армения» — занятые позднее земли к востоку.

«Великая Швеция» (Великая Свитьод) — так именует исландский скальд Снорри Стурлусон территорию Русской равнины, на которую проникали шведские викинги.

«Малая Польша» (лат. Polonia Minor) — возникшее в XV в. понятие, охватывающее юг современной Польши с ее тогдашней столицей Краковом. Ныне существует Малопольское воеводство. Понятие «Великая Польша» (лат. Polonia Maior) включало в себя северную часть Польши и образовано от Великопольского княжества, присоединенного к Кракову в 1314 г. «Великобритания» (Великая Британия, лат. Britannia major) — термин, введенный Гальфридом Монмутским, автором «Истории королей Британии» (ок. 1136 г.), для обозначения крупнейшего из островов Британского архипелага. В это время историческое название Британия (Бретань) сохранялось за герцогством на северо-западе нынешней Франции, которое писатель назвал «Малой Британией» (лат. Britannia minor).

Есть и более современные локальные примеры: «Большая Ялта» — общеупотребимое обозначение территории, подчиненной Ялтинскому горсовету, «Большой Сочи» — территория Сочинского муниципалитета. Есть также «Большой Лондон», «Большой Париж», «Большой Нью-Йорк», «Большой Стамбул» и т. п.

Интересная аналогия может быть почерпнута из истории Украины: в июле 1917 г. при Украинской Центральной Раде был создан орган с официальным названием «Малая Рада», призванный заменять ее в перерывах между сессиями, готовить основные решения, созывать регулярные и чрезвычайные сессии УЦР. В состав Малой Рады входили члены президиума УЦР, представители от фракций и др. Малая Рада неформально контролировала деятельность УЦР и ее исполнительного органа — Генерального секретариата, являясь центральным органом принятия политических решений. В январе 1918 г. Малая Рада утвердила IV универсал УЦР о независимости Украинской Народной Республики.

Вернемся к исторической географии. «Внутренняя» и «Внешняя» Росия обозначены в классическом труде византийского императора Константина Багрянородного «Об управлении империей» (середина X в.): «Внутренняя Росия» — Поднепровье, «Внешняя Росия» — остальные земли Руси. С 1303г. греки именовали «Малой Росией» (Μικρὰ Ῥωσία, лат. Russiа Мinоr) географически ближайшую к ним Галицкую митрополию, включавшую территорию современной Западной Украины и Полесья. Остальная территория Руси получила именование «Великой Росии», то есть Большой Руси (Μεγάλη Ῥωσία, лат. Russiа Мaiоr).

Возникает необъяснимый парадокс: если житель Малой Польши знает, что живет в историческом центре своей страны, и не имеет психологического комплекса, связанного с этим эпитетом, то почему он возникает у жителя Малой Руси? Неужели же лучше называться Окраиной?




3. «Малороссияне» — официальное самоназвание православного русского населения Малой Руси

В современной работе, посвященной истории понятия «малороссияне», справедливо отмечено: «Политически нагруженным, причем сугубо негативным смыслом, понятие малоросс остается в украинском дискурсе и сегодня <…> что, конечно, затрудняет изучение понятия в исторической перспективе, но одновременно делает эту задачу еще более захватывающей». Со своей стороны я хотел бы отметить, что ранняя история означенного понятия становится тем более захватывающей в контексте ее соотнесения с понятием «украинец». Авторы процитированной статьи ставят перед собой такую задачу, но, к сожалению, не решают ее. Зачастую скорее наоборот. Например, утверждение, что «Летопись Самовидца» (начало XVIII в.) использует понятие «украинцы» в значении православного населения Малороссии и тем самым становится «последним примером последовательного употребления словаря первой половины XVII века», вызывает лишь недоумение. Для первой половины XVII века такое значение было совершенно не характерно, нет его и у Самовидца. Употребление слов «Украина», «украинный», «украинский» еще не означало, что среди них будут фигурировать и «украинцы». В качестве этнонима мы встречаем тут слова «Русь християне», «народ Руский», «Русин» (в ед. ч.).

В середине XVII в. и жители Московского государства, и православное население Речи Посполитой именовали себя русскими («русскими людьми», «рускими», «руськими», в ед. ч. — «русином»). В тексте Гадячского договора Выговского с Польшей говорилось о населении Украины как о «народе Руском» и «россиянах». Понятие «россияне/россияны» распространялось с середины XVII в., но оставалось книжным. Казаков, в том числе запорожских, на Москве именовали «черкасами» (иногда «черкесами»), однако это понятие не имело этнического значения и на всех посполитых православных не распространялось. Обе части Руси — и московская, и подляшская — сохраняли свое самоназвание, причем в обеих частях оно имело двойное звучание — и «Русь», и «Россия».

С конца XVI в. в контексте борьбы с унией активно распространялось понятие «Малая Русь» или «Малая Россия». В отличие от «Украины», понятие «Малая Русь», («Малая Россия») сразу было распространено и на Галичину, то есть было более общим. 23 марта 1653 года гетман Богдан Хмельницкий писал русскому царю: «Мы, видячи толикое гонение на веру нашу православную росийскую и на церкви восточные с таковым насильствием, что уже и к нам приближатися почали, Бога Всемогущего на помочь взявши, пойти против тех иноверцев помыслили есми, чтоб есми хотя украинных дом Божиих и самой столицы Киева, також части сие Малые Руси нашея, могли оборонить и впредь им не подавали в поруганье». Обращаясь к царю 17 февраля 1654 года, гетман благодарил его за то, что «нас, Богдана Хмельницкого, гетмана Войска Запорожского, и все Войско Запорожское, и весь мир православный росийский пожаловати, ущедрити, защитити и под крепкую и высокую свою руку царскую всеконечне прияти изволил милостиво». К концу XVII в. и особенно при гетмане И. Мазепе понятие «Малая Россия» окончательно вытесняет из документов любые иные именования.

В Москве понятие «Малая Россия» стало активно использоваться со времени Переяславской Рады. 27 марта 1654 г. оно вошло в царский титул. С этого же времени фиксируется форма «Малороссия» и «малороссийский» (в том числе «Малороссийский край»). Она вполне сочеталась с именем Украины: в документах как в Москве, так и в самой Малороссии упоминались «Украйна Малороссийская», «Малороссийские Украинные городы».

Источник
Tags: Малороссия, Украина, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments