kim373 (kim373) wrote,
kim373
kim373

Забытая депортация - 3

Вы знаете, если уж мы упомянули русских...
В тот момент, когда Красная Армия вышла к границе с Германией, Сталин жёстко запретил любые расправы над местным населением. Широко известен факт его резкого отзыва на призывы Ильи Эренбурга "убей немца", когда тот, фактически, призывал к расправам над мирным немецким населениям.

Между тем, то, ЧТО сотворили немцы на оккупированной советской территории, самих их тогда, в 1945 году, очень часто приводило в ужас именно от осознания возможного размаха справедливого и закономерного возмездия русских немецкому населению.

И вот, пожалуйста.
После войны и до сего времени в Германии частенько вспоминают массовые изнасилования немок советскими солдатами. Им это помнится.

Нет, помнятся им не немецкие сёла, сожжённые на манер Хатыни. Не немецкие города, где люди сотнями тысяч умирали на улицах от голода на манер Ленинграда. Не рвы под каким-нибудь Лейпцигом на манер Бабьего Яра. Не советские душегубки на улицах Берлина на манер Краснодара и Таганрога. Это им не помнится.
Не помнится им тем более и такая, на фоне всего прочего, мелочь, как изнасилованные советские женщины.

И вот, оправившись от давнего испуга за жизнь, они вспомнили о том, что надо же что-то помнить. В чём-то обвинить проклятых варваров. И, если уж не за душегубки, то хотя бы за изнасилования.

Между тем, ещё в знаменитой серии книг о пресловутой Анжелике (это которая маркиза ангелов), встретилась мне однажды одна хлёсткая фраза. Примерно так. "Когда армия под развёрнутым флагом вступает в завоёванный город, его женщины неизбежно теряют свою честь". Это Анна и Серж Голон не про Красную Армию, это они про то, как привычно воевали всегда в цивилизованной Европе.

Когда вы своей ордой однажды летним утром перешли советскую границу, вы думали о том, что потом на вашу землю придут миллионы чужих мужчин, голодных по женскому телу? Которых вы заставили идти через тысячи смертей и тысячи километров?
Вы думали об этом?
Так чего вы ждали? И на что вы жалуетесь?

Между тем, даже эти насилия советское командование пресекались самым жестоким образом. Всё по тому же знаменитому указанию Сталина.

Мне в связи с этим, с давних ещё пор помнится одна история.
Слышал я её от одной женщины, участницы войны.

В 1945 году она служила в Венгрии. Была кем-то по медицинской части, кажется санинструктором. И вот однажды вечером она случайно увидела в окне одного из домов, что наши военные "обижают" (она так тогда выразилась) какую-то местную женщину. В селе этом был расположен штаб, и она тут же бросилась в политотдел. Офицер, к которому она обратилась, отреагировал немедленно. Сразу же взял солдат из комендантского взвода, она их привела к тому дому, и все участники той истории были тут же арестованы. Потом уже, задним числом, она узнала, что тех отправили в трибунал и осудили.

Кстати, рассказала она этот эпизод не как воспоминания о войне, а мимоходом, как предысторию. Потому что сама история для неё началась как раз незадолго до той памятной беседы. Когда случайно встретился ей один из осуждённых тогда офицеров. Он к тому времени стал каким-то (с её слов) "большим начальником". При случайной встрече узнал её, угрожал рассчитаться. Он ведь отсидел тогда до самой смерти Сталина. Вышел, когда прошла та самая знаменитая амнистия. Холодным летом 1953 года.

Вот такую историю я тогда услышал. Своими собственными ушами.
И вот сравните её с тем, что вешают всем нам на уши по этому поводу. Я понимаю, что для многих из вас и она - стукачка, и тот, кто арестовывал - кровавый упырь и гебешник.
И гадский Сталин, который поощрял всяческие безобразия наших военных за границей, если не сам организовал их.
А этот - боевой офицер, прошедший всю войну и брошенный в самом её конце в застенки НКВД. Жертва необоснованных сталинских репрессий, так сказать.
Привычная сегодня картина состояния умов.

Но я опять отвлёкся.

Итак, сравните поведение в Германии Красной Армии с тем, что вытворяли над немцами после войны чехи с поляками.
Это как раз примерно то же самое, на что могли рассчитывать немцы после прихода в Германию тех советских солдат, чьих родных они убили или замучили в годы оккупации. И чего, тем не менее, не случилось. И не потому не случилось, что русский человек, якобы, отходчив. Сказки всё это. Легенды и мифы. В многомиллионной Красной Армии хватало всяких. Даже по элементарной теории вероятности среди миллионов нормальных людей обязательно должно было быть и определённое число уродов и чудовищ, которые, дай им слабину, такого бы там натворили...
Только вот не натворили. Даже самые уроды не натворили. Не смогли почему-то натворить.
О причинах этого явления повторяться не буду. Сами не маленькие, догадаетесь.
Если захотите.

Да, кстати, поляки...
Я ещё не говорил о поляках.

То, что вы прочли только что о судьбе чехословацких немцев, это, как ни странно, цветочки по сравнению с тем, что вытворяли с немцами в Польше.

К Польше в 1945 году отошли бывшие германские земли Силезия, Восточная Померания, Западная Пруссия и Восточный Бранденбург. Соответственно, поляки выселили 1,6 млн. человек из Силезии, 1,8 миллионов человек из Померании, свыше 1 миллиона человек из Западной Пруссии (включая Данциг), 600 тысяч человек из Восточного Бранденбурга. Из мест компактного проживания немцев на территории собственно Польши было выселено в Германию ещё около 400 тысяч.

Уже зимой 1945 года проживавшие в Польше немцы стали пробираться на запад. Беженцы... Та же самая картина, что была у нас летом 1941 года. Только с поправкой на сезонный антураж.

Пробирались немцы через земли, населённые поляками. К весне 1945 года целые польские деревни специализировались на грабежах немецких беженцев - мужчин убивали, женщин насиловали. Ну, грабили, само-собой.

2 мая 1945 года премьер-министр временного правительства Польши Болеслав Берут издал указ, согласно которому вся брошенная немцами собственность автоматически переходила в руки польского государства.

Здесь тоже, как и в Чехословакии, этнические немцы должны были носить на одежде или белую повязку на рукаве, или повязку со свастикой.

Но поляки показали себя более рачительными хозяевами, нежели чехи. Те старались немцев побыстрее выпихнуть из страны. Поляки, те нет. Более того, здесь старались держать немцев в Польше чуть ли не вплоть до 1950 года.

Уже к лету 1945 года польские власти начали сгонять оставшееся немецкое население в концентрационные лагеря.

Но только взрослое население. Поляки же не звери, правильно? Поэтому детей в лагеря не отправляли. Их передавали либо в приюты, либо в польские семьи. Как бы то ни было, но дети выжили. Стали поляками, конечно, когда выросли. Но, главное, выжили.

А вот взрослым пришлось тяжелее. Они использовались на принудительных работах, восстанавливая порушенную Польшу. Заметим при этом, что, если в СССР восстановлением и строительством занимались немецкие военнопленные (мужчины, естественно), то Польшу восстанавливали невоенные немцы, в основном старики и женщины.

Это и понятно. Откуда полякам было взять собственных немецких военнопленных?
Во всяком случае, в больших количествах? Как известно, Польская армия под командованием генерала Андерса предпочла в 1942 году покинуть СССР. Ну, понятно, по чисто политическим причинам. Аккурат к моменту разворачивавшейся тогда битвы под Сталинградом. Небезопасной, как известно, для жизни и здоровья.

Сформированные позже две польские армии состояли поэтому, как это ни странно звучит, во многом из советских военнослужащих. Что, после эвакуации армии Андерса, было в общем-то объяснимо.

Впрочем, это уже снова немного не по теме.

Итак, в отличие от Чехословакии, в Польше этнические немцы (и немки) содержались, в основном, в концлагерях и работали на восстановление польской экономики.
Казалось бы, всё это лучше, чем пулемётные расстрелы, вызванные "народным гневом".

Если бы не одно "но".
Смертность.
В зиму 1945-1946 годов смертность в некоторых лагерях достигала 50%.

13 сентября 1946 года Берут подписал декрет об "отделении лиц немецкой национальности от польского народа". Согласно этому указу этнические немцы должны были быть интернированы в Германию. Впрочем, хозяйственные поляки даже свой собственный декрет выполнять не очень торопились, вовсю используя дармовой труд интернированных немцев.

В лагерях же продолжалось насилие над немецкими заключенными. Так, в лагере Потулице в период между 1947 и 1949 годами от голода, болезней и издевательств со стороны охранников погибла половина заключенных.

Окончательная депортация немцев с территории Польши была начата только после 1949 года. По оценкам Союза изгнанных немцев, общие потери немецкого населения в ходе изгнания из Польши составили около 3 миллионов человек.

Наверное, эта цифра завышена. На сколько? Не берусь гадать. Да и не имеет это большого уже значения, во всяком случае, в рамках настоящей статьи.
Скажу просто. Их было много.

В других странах, Венгрии и Румынии депортации протекали поспокойнее, без таких уж явно выраженных зверств.

Но и тоже. В Венгрии уже 15 марта 1945 года у этнических немцев была конфискована земельная собственность. А к концу 1945 года началась депортация немцев в Германию. Собственно, выселялись они не столько как немцы, а как "изменники и враги народа". Иное дело, что вполне достаточным доказательством измены и враждебной деятельности являлось наличие немецкой фамилии (ещё раз напоминаю о существовании когда-то где-то в этих местах Австро-Венгерской империи). Или указание в анкете своим родным языком немецкий.

А раз вина в измене доказана, то что ж... Врагам народа и не положено уезжать из страны с какой-то личной собственностью на руках.

Самым мягким, по общему признанию, было отношение к депортируемым немцам в Румынии. У них, правда, тоже кое-что было конфисковано: автомобили, велосипеды, радиоприемники и прочие опасные для государства вещи, но в целом немцев здесь особо не притесняли. Не расстреливали, во всяком случае.


В советские времена коммунистическое руководство события эти у нас замалчивало, называя тех, кто, хотя бы заикался о них, реваншистами. Была такая солидарность молчания между социалистическими государствами. Странами Варшавского договора. Соучастниками.
Потому и давали они единым фронтом во главе с СССР общий отпор "реваншистским силам и поджигателям новой войны" по поводу любой попытки вспомнить те самые события.

Теперь бывшие страны восточного блока с большим пылом обличают Россию за советские преступления коммунистической диктатуры. С выражением, так сказать, обличают.

Только вот забыли отряхнуть красноречивый пух с собственных портретов. И забыли, что у России сегодня нет больше внятных поводов для того, чтобы помогать им уворачиваться от всё более громко задаваемых вопросов.

Впрочем, правительство Германии, как раньше, так и сейчас, не собирается претендовать на бывшие немецкие земли. И полагает просто (в редакции разных кабинетов за разные годы) те же декреты Бенеша, например, "юридически ничтожными". За давностью лет.

При этом ясно, что этим жестом Берлин как бы протягивают руку Праге, говоря о том, что они об этих декретах забыли и не собираются ворошить прошлое. А вот чехи с такой постановкой вопроса не согласны. Нет, они тоже (и тем более) не хотят это самое прошлое ворошить. Но полагают при этом, тем не менее, что пресловутые декреты Бенеша сохраняют свою юридическую силу.

То есть, продолжают утверждать, что немцы были депортированы ЗАКОННО.

Вот здесь мы с вами и подошли к подзаголовку настоящей статьи.
Бывают ли правильные депортации?

Вопрос этот, как это сейчас выясняется, имеет вовсе не риторический или литературный, а вполне конкретный и жизненный смысл.

Получается, что такие депортации правильными всё-таки бывают.
Более того, получается, что таковыми их полагает почти вся насквозь гуманная Европа. Надо только, чтобы проводились эти депортации не советскими варварами. Достаточным условием признания подобных депортаций правильными и законными является то, что они проводились просвещёнными европейцами.
Вот и всё.

Споры об этом периодически поднимаются в последнее время в Германии и тех странах, откуда немцы были депортированы. В Чехии, например, идет дискуссия о так называемых преступлениях депортации. Но чехи держат мёртвую оборону и отказываются их признавать.

Вот, например, великий чешский гуманист и писатель, бывший долгое время президентом этой страны. Вацлав Гавел. Совесть Европы. Эта совесть неустанно разоблачала прошлые преступления коммунистической диктатуры. Но почему-то скромно помалкивала из пресловутой тряпочки о преступлениях собственной страны. Впрочем, что это я? Помалкивала... Зубы показывала, если кто-то о них заикался. "Не было этого, не было, реваншисты проклятые".

Впрочем, какая Европа, такая и совесть.

Несколько лет назад в прессе, по-моему в "Известиях", промелькнуло любопытное сообщение. Сейчас точно не помню, жена кого-то из правивших в Германии деятелей, кажется, даже, жена прежнего немецкого канцлера г-на Шредера, имела неосторожность что-то публично сказать по поводу тех депортаций.
Что тут началось в тихом европейском семействе. Чешское правительство начало срочно консультироваться с польским правительством. Их парламентарии дружно обратились в ПАСЕ с требованиями осудить реваншистские устремления среди правящих кругов Германии...

Тогда германскому правительству пришлось долго по этому поводу извиняться и объяснять, что кто-то что-то не так сказал, а кто-то что-то не так понял...

Боже избави, я ни в коем случае не предлагаю оправдывать действия Сталина по насильственному переселению народов СССР лишь на том основании, что точно такие же действия совершили и другие, не тоталитарные, а сплошь из себя демократические страны.

Оправдывать сталинские депортации нельзя. Но задаться вопросом по поводу европейских депортаций можно.

Потому что это преступление (а это преступление, раз преступлением является депортация чеченцев, крымских татар и других народов СССР) и сейчас не считается преступлением. Более того, любое упоминание вслух кем-то из немцев о самом факте этой депортации и сейчас расценивается как проявление реваншизма.

Не любят вспоминать об этом в Европе. Это Россию они постоянно призывают каяться. Потому что сами они - светочи свободы. Я имею в виду Чехию с Польшей. Я имею в виду Венгрию и Румынию. Я имею в виду США и Англию, давшие разрешение на это преступление. Давшие на это разрешение вместе с СССР, конечно. Но СССР за его преступления осудили. В том числе осудили и указанные мной страны. А совершённое ими самими не то, что не осудили, но даже не собираются это обсуждать.
До сих пор.
Вы хорошо устроились, ребята...

Источник
Tags: ww2, ВОВ, Восточная Европа, Германия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments