kim373 (kim373) wrote,
kim373
kim373

Риму и папе нужен Путин

Спустя два дня после саммита «семерки», на котором Барак Обама говорил об изоляции России, Владимир Путин едет в Италию. Американцы уже называют визит новой попыткой расколоть Запад, хотя итальянцы сами пригласили Путина – и было бы странно, если бы Москва не воспользовалась их желанием сохранить отношения с Россией вопреки давлению США.

За последние полтора года Путин едет в Италию уже в третий раз – причем это вторая поездка после начала конфликта с Западом из-за Украины и попытки изоляции России от ЕС, предпринятой США. То, что именно Италия стала тонким местом западного единого фронта, неудивительно – эта страна уже давно является для нас третьим по важности партнером в Европе, после Германии и Франции.

«То, что именно Италия стала тонким местом западного единого фронта, неудивительно»

За 15 лет Путин был в Италии уже 10 раз (чаще – только в ФРГ), наш товарооборот рос огромными темпами, увеличившись на порядок – президент перед поездкой говорил о полусотне миллиардов долларов. Война санкций, естественно, привела к его падению – а для Италии торговля с Россией гораздо важней, чем для Германии и Франции. Конечно, и немцы с французами не хотят рвать с Россией ради атлантической солидарности, но итальянцы вообще не понимают, почему желание США утащить у России Украину должно сказываться на их экономике и планах по работе с Москвой.

В отличие от немецких элит, пока еще жестко прикрученных Вашингтоном и к тому же считающих себя объединителями Европы, и французских, разрывающихся между желанием восстановить особые отношения с Россией, нежеланием ссориться с США и поиском своего места во все более «немецкой» Европе, итальянские элиты более приземлены. К тому же внутриполитическая мозаика здесь сложнее, чем у немцев с французами, да и межрегиональные противоречия обостряются – единство страны вовсе не гарантировано.

Россия нужна Италии и как выгодный партнер (причем как в двусторонних, так и многосторонних проектах – например, итальянцы были одними из учредителей «Южного потока»), и как способ уравновесить влияние Германии, которую Рим всегда будет воспринимать как исторического соперника. Так что «блокаду» имени Обамы итальянцы надеются пережить – хотя и понимают, что настрой атлантистов более чем серьезен, и никто не даст им спокойно вести дела с Россией.

Смешно, что премьер-министру Маттео Ренци уже поставили на вид то, что в ходе баварского саммита «семерки» он был единственным, кто не сказал ни слова о российской агрессии. Причем написавшая об этом «Нью-Йорк Таймс» относит молчание Ренци даже не к публичным заявлениям, а к самой дискуссии на саммите, то есть к тому, что происходило за закрытыми дверями.

Неизвестно, точно ли Ренци молчал, слушая Обаму и Меркель, но на вопрос прессы о том, что он намерен сказать президенту Путину в ходе их предстоящей встречи в Милане по поводу ситуации на Украине, итальянский премьер отрезал: «Мне нечего объяснять президенту России. Он все знает сам». При этом, рассказывая о встрече «семерки», Ренци специально подчеркнул, что в ходе саммита шла речь о большой роли, которую Россия призвана сыграть в урегулировании важнейших и острейших проблем современных международных отношений.

Для Италии одной из важнейших международных проблем являются беженцы из Африки, поток которых вырос после того, как Рим вместе с Парижем, Вашингтоном и Лондоном свергли Каддафи и развалили Ливию. Италия хочет привлечь Россию к наведению порядка в Средиземном море, впрочем, Москва предпочитает укреплять свое присутствие в регионе через совместные военные учения с Китаем, военное сотрудничество с Египтом и поддержку Сирии.

Но Ренци и не ждет российского десанта в Триполи – ему важно сохранить и развивать экономические отношения с Россией. Для Путина молодой итальянский премьер уже седьмой по счету глава правительства этой страны, с которым он имеет дело. Из шести бывших премьеров дольше всех был у власти Берлускони – и именно с ним у Путина сложились самые доверительные связи, что, впрочем, не мешает ему поддерживать хорошие отношения и с неформальным патриархом левых Романо Проди. Сам Путин объяснил этот факт тем, что все его итальянские коллеги руководствовались интересами Италии – и надо сказать, что, как бы Берлускони ни обвиняли в коррупции (а он ведь типичный олигарх, богатейший человек Италии), в отношениях с Россией он действительно исходил из национальных интересов своей страны, а не атлантической солидарности (хотя, естественно, и пытался примирить одно с другим).

ю дону Сильвио, пытается тем не менее многому у него учиться – в том числе, похоже, и выстраиванию отношений с Россией. У Маттео Ренци репутация надежного атлантиста, сторонника евроинтеграции по англосаксонскому рецепту – но он в самом начале своей карьеры, да и непонятно, что будет, если платой за продолжение евроинтеграции станет независимость Венето или даже всего севера Италии.

После посещения выставки «ЭКСПО-2015» в Милане Путин отправится в Рим на встречу с Ренци и новым итальянским президентом Серджио Маттареллой. Увидится он и с Берлускони. Но для мировых СМИ главным событием будет его беседа с папой Франциском – даже сам ее факт уже вызвал недовольство американцев: еще бы, «наместник Христа благословляет ужасного тоталитарного диктатора и агрессора, представляющего главную угрозу миру».

Как пишет Corriere della Sera, американская дипломатия рекомендовала Ватикану не доверять Путину – «США, обеспокоенные возможной пропагандой Кремля, порекомендовали бы Ватикану опасаться Путина». Но, несмотря на давление со стороны Соединенных Штатов, правительства Киева и Европы, Ватикан до сих пор отказывается выступать против России по украинскому вопросу, пишет итальянская газета. Действительно, Ватикан не называл Россию агрессором, а сам конфликт на Украине папа Франциск охарактеризовал как «братоубийственное насилие».

«Еще раз выскажем свой призыв к международному сообществу восстановить диалог, который является единственным путем к миру и гармонии на этой многострадальной земле», – говорил папа еще в феврале этого года, указывая, что «победа» и «поражение» являются неправильными для определения конца войны на Украине: «Это война между христианами. С обеих сторон вы получили одинаковое крещение. И теперь воюете против христиан. Подумайте об этом нонсенсе».

Получается, что понтифик фактически разделяет позицию России о том, что на Украине идет гражданская война – в то время как позиция англосаксов строится на утверждении, что несчастная Украина стала жертвой российской агрессии. Отношение Ватикана к конфликту на Украине уже вызывало неудовольствие украинских униатов (греко-католиков, признающих верховенство римского папы), рассчитывавших убедить папу осудить Путина. Но иезуит Франциск прекрасно знает историю – в том числе и отношений католиков и православных, папского престола и России.

Главным препятствием на пути встречи папы с московским патриархом и раньше была Украина, через земли которой исторически пролегал путь католической экспансии в Россию (как военной, так и религиозной) – и тем более осложняет отношения нынешняя попытка Запада европеизировать, то есть поглотить.

Дело не столько в том, что Франциск не хочет углубления раскола между католиками и православными – просто как римский папа он лучше многих знает, что и более продуманные попытки отторгнуть от России часть ее территории (в том числе и вдохновленные римской церковью) оканчивались для Запада неудачей. Сейчас Ватикан заинтересован в сотрудничестве с Россией – не только на Ближнем Востоке, где христианское население уменьшается вследствие войн, западной агрессии и ответного роста исламизма, но и в самой Европе. Причем речь идет как о сохранении хоть в какой-то форме элементов католической Европы, так и о представлении европейских католических элит о будущем своего континента – Ватикан является своеобразным представителем интересов старой европейской католической аристократии, в которой многие которой недовольны тотальным наступлением атлантического англосаксонского постмодернистского проекта.

Католики в Старом Свете становятся не просто меньшинством – но все хуже обороняющимся меньшинством, вынужденным все больше отступать под давлением тоталитарного глобального проекта. А Путин в последнее время воспринимается в той же Европе многими как защитник традиционных ценностей, христианской морали – то есть союзник католического меньшинства.

Такое уже было в истории отношений России и католицизма – в конце 18-го века, после Французской революции с ее жесточайшим антиклерикализмом, в России нашли убежище два важнейших католических ордена, иезуиты и мальтийцы. Наступление нынешних англосаксонских глобализаторов на римскую церковь еще не дошло до масштабов якобинского террора – но Ватикан понимает, что процесс отпадения Запада от Бога просто так не остановить. И видят, что антикатолический ветер дует явно не из России.

Так что традиционалистам, даже столь разным, как Путин и Франциск, есть что обсудить и из текущей геополитической повестки, и из глобальных перспектив.



Tags: Путин, геополитика, католичество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments