kim373 (kim373) wrote,
kim373
kim373

Русофобия

Оригинал взят у seva_riga в Русофобия
Ну слава Богу, хоть кто-то об этом начал говорить не на кухне. Хотя мое предложение гораздо радикальнее - вопросами изучения русофобии должны заниматься НИИ, а само существование должно восприниматься, как одна из реальных национальных угроз.
Однако, на безрыбье и рак - рыба:




Весь мир недолюбливает русских, да даже русские сами себя недолюбливают. Фраза кажется знакомой, но автора не вспомнить. Может, потому что его нет. Если существуют такие выражения без авторства, но до боли знакомые, то и содержание их не из воздуха.


Проблема русофобии действительно не из воздуха появилась. Она существует, она насущна. Но почему-то она никому не интересна.

Точнее — никем не поднимается на высший уровень, не выносится на международные площадки. Не обсуждается в ООН или ОБСЕ. Во всяком случае так было.

Но кое-кто попробовал это изменить.

25 и 26 сентября в «Президент-отеле» в Москве слово «русофобия» прозвучало столько раз, что сосчитать не представляется возможным. Звучало оно из уст экспертов международного уровня, в том числе и иностранцев. Однако задача у всех спикеров не пропаганда явления, а борьба с ним.

Мероприятие носило название «Русофобия и информационная война против России».

Его организовали Фонд развития институтов гражданского общества «Народная дипломатия» и Международная мониторинговая организация CIS-EMO при поддержке межфракционной группы по защите христианских ценностей Государственной думы РФ.

О многообразных вызовах и угрозах России, в том числе цивилизационной идентичности страны и ее отношениям с другими странами, а также о влиянии украинского национализма на экстремизм в РФ, русофобии в Белоруссии и не самом приятном образе нашей страны в западных СМИ корреспонденту Федерального агентства новостей рассказал один из организаторов конференции, политический аналитик CIS-EMO Станислав Бышок.






Несмотря на то, что проблема русофобии отнюдь не нова, а ее важность сложно переоценить, на тот уровень, который для себя определили организаторы конференции, ее не выносили никогда. Видимо, именно поэтому оказалось, что желающих высказаться на эту тему невероятно много.


Тренд

С 2011 года CIS-EMO и «Народная дипломатия» изучают протестную активность в России. Одним из ее, как выразился Станислав, «трендов», помимо вполне справедливых (борьбы с коррупцией, требования честных выборов и других правильных направлений), является русофобия. Особенно она проявляется в описании и отношении к событиям на Украине.

Началось все, согласно результатам исследования организаций, с Евромайдана.




«Кто-то прямо, а кто-то косвенно говорит, что украинцы выше русских, потому что у них в душе нет рабства и покорности и они могут сменять власть, которой недовольны. А крымские татары еще более свободны: вообще не привыкли жить под чьей-либо властью. Никто не говорит открыто, что русские — это плохо, но из контекста следует, что в любых конфликтах, инцидентах русские — это люди второго сорта, подверженные диктаторским комплексам, но внутренне слабые, способные существовать только под тоталитарной и жесткой властью, не дающие существовать другим народам, как внутри страны, так и на постсоветском пространстве», — констатирует собеседник Федерального агентства новостей.





Причина популярности этого «тренда» кроется в истории. Большинство изменений, которые требует определенная часть населения России, связаны не с опорой на традиционные внутренние формы или своей историей, а с желанием перестроить все на западный манер.




«Проблема в том, что когда мы опираемся исключительно на западный опыт, то обязательно сталкиваемся с подспудной русофобией. На протяжении веков она там присутствовала, — объяснил Бышок. — Если мы импортируем западные образцы, то импортируем и соответствующее отношение к России, в котором еще с наполеоновских войн Россия определяется как отсталая страна, не способная ничего предложить миру и угнетающая окружающие народы. Даже те люди, кто, может, никогда себя не назовет русофобом и не считает себя таковым, смотрят на Россию глазами западного русофоба».





Разумеется, за границей есть и обратные тенденции. Но так выходит, что они являются, подтверждающими правило исключениями.

В качестве примера эксперт привел французскую партию «Национальный фронт» и ее лидера Мари Ле Пен. В чем только женщину-политика ни обвиняют: и в ксенофобии, и в фашизме, а в конце обличительных речей обязательно следует — «а еще она поддерживает Россию».


Дьявол в деталях

Другая важная сторона угроз и вызовов России — информационная война, начавшаяся с кризиса на Майдане. СМИ начали активно критиковать Януковича, а когда тот ушел в тень, перешли на нашу страну.




«Если мы откроем сайты именитых ресурсов, которые половина мира читает, скажем, Би-би-си, CNN, Guardian, Independent, Wall Street Journal, то в 95% материалов, касающихся России, найдем «дьявола в деталях». Вроде бы написано о каких-то фактах, имевших место вещах, но присутствуют примечания вроде «ну, мы же все понимаем, что это Россия, что там возможно нарушение прав человека, там не соблюдается конституция, мы понимаем, что так исторически сложилось: у них же был большевизм» и так далее», — рассказал эксперт.





Именно таким образом, заметил он, и создается общая атмосфера. То есть в любой контекст вплетаются «русофобские идеологемы». Западный потребитель, который, может, не особо осведомлен о российских реалиях, постепенно, читая такие тексты, копит негативное восприятие России, привыкает к критике и слегка презрительному отношению к ней.


Качество против количества

Проблему обозначили, а значит, нужно ее решать.

На вопрос, что можно противопоставить русофобии и информационным атакам, Бышок отвечает — «качество».




«Например, те люди, которые собрались на нашей конференции, эксперты в своих областях: историки, политологи, юристы. Люди, которые свою позицию и видение вреда русофобии, как для нашей страны, так и для Запада, обосновывают четкими историческими фактами, политологическими дефинициями и так далее. Мы не ставим своей задачей перекричать русофобию, потому что мы не крикуны на базаре, в отличие от наших оппонентов. Мы намерены создать экспертную площадку и в дальнейшем хотим расширять ее», — делится планами наш собеседник.





Организаторы конференции, к слову о качестве, сделали ставку на широкую палитру мнений. Нужно говорить о проблеме, поднимать ее и постоянно обсуждать, так как, заверяет Бышок, уже давно пора заниматься этим вопросом: на международном уровне о русофобии говорить почему-то не принято.




«Например, на съездах ОБСЕ любят поднимать проблемы цыган, мигрантов, антисемитизм всегда обсуждается. Русофобия — никогда. Голоса порой слышны из Прибалтики, где русским выдали паспорта не граждан. Я, кстати, думал, что это такая байка, но потом один мой знакомый из Латвии показал мне такой паспорт. На нем написано «alien» — чужой. Человек родился в этой стране и живет там, но на его паспорте написано «чужой», — сетует эксперт. — Конечно, проблема с такими паспортами очень важна, но тема на самом деле гораздо шире. Собственно нам и хочется, чтобы говорили не только о проблемах русскоязычных в Прибалтике, но и о проблемах русскоязычных везде».






От общего к частному

Разговор о русофобии можно вести долго, но общими фразами тут не отделаться, тем более с такими масштабными задачами. Конкретика имеется. Почти все доклады на конференции в «Президент-отеле» подробно изучают ту или иную сторону русофобии.




«В первый день обсуждалась русофобия на постсоветском пространстве с упором на Украину, во второй день выступали в основном представители Европы, рассказывая о проблемах явления в своих странах. Среди них, кстати, представитель Сербии (Стеван Гайич). Страны, которая считается одной из самых дружественных нам. Однако там в течение многих лет процветают русофобские движения. Представитель Швейцарии — известный писатель (Ги Меттан). Его книга повествует о тысячелетнем противостоянии России и Запада. Она была несколько раз переиздана, и мы хотим перевести ее на русский язык. Двое представителей Франции, один из них — потомок белых эмигрантов (Димитри де Кошко), которые вместе с Врангелем уходили в 20-е годы из Крыма», — рассказал Бышок.





Сам он презентовал два экспертных доклада, в составлении которых принимал непосредственное участие.

Первый — «Влияние украинского кризиса на экстремистские движения в России».




«Под экстремистскими движениями мы понимаем не только традиционные ультраправые или исламистские движения, но говорим еще об экстремизме среди «левых» и проявлениях его среди либерал-демократов. Мы ничего не выдумываем и основываемся только на заявлениях представителей этих лагерей. Экстремизм — более широкое понятие, чем предполагалось. Украинский кризис сказался на радикализации многих течений. Теперь многие говорят нечто вроде: «раз украинцы могут устроить государственный переворот, то и мы тоже». Показательна также ситуация с Крымом. Некоторые не признают его возвращения в состав России и заявляют, что Крым не наш. Мы никого не хотим привлекать к уголовной ответственности, но ведь в УК РФ есть статья за сепаратизм. Если они говорят, что один из субъектов РФ не является таковым и его нужно отторгнуть, то чем это отличается от сепаратистов, к примеру, чеченских или татарских? Получается такой «демократический» сепаратизм», — раскрыл содержание доклада Бышок.





В другом докладе, соавтором которого он является, идет речь об экстремизме в украинской политике после Евромайдана. Там составители говорят о политических партиях, личностях и добровольческих батальонах, которые были замечены в экстремизме или преступлениях против мирных граждан.

«У нас все запротоколировано», — подчеркивает собеседник ФАН.

Он также счел нужным отдельно отметить доклад своих коллег из Фонда «Народная дипломатия». И заострил внимание на нем Бышок не зря.

Тема его, как минимум, неожиданная.




«Доклад называется «Белорусский национализм против Русского мира». Название говорит само за себя. Белоруссия считается братской страной, но что там происходит в политическом плане, мало кто знает и понимает. Готовили доклад двое специалистов по Белоруссии. Один из них родом из Минска. Они, опираясь на факты, описали, как происходит с виду вялотекущее, но достаточно жесткое насаждение русофобских доктрин. Впервые об этом заговорили с такой большой фактологической базой. У нас принято считать, что Лукашенко пророссийский президент и что он вечный. Но он не вечный, и любой, кто придет ему на смену, будет гораздо менее пророссийским», — подытожил эксперт.






Вместо итогов

Организаторы конференции «Русофобия и информационная война против России» разместят все доклады и экспертные материалы, представленные на мероприятии, в Сети. Они также постараются привлечь как можно больше СМИ.

Тема заявлена достойная, и говорить о ней можно много дольше, чем два дня, однако хочется не слов, а дела.


Егор Калабин, riafan.ru

Tags: русофобия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments