kim373 (kim373) wrote,
kim373
kim373

БОГ НЕПТУН НЕ ЛЮБИТ УКРАИНУ. ГЛАВА 3. НЕ СЪЕМ, ТАК ПОНАДКУСЫВАЮ (1)

Итак, в 1996 году советский Черноморский флот был разделен, и теперь Киеву предстояло создавать собственные военно-морские силы. Как известно, суверенные рубежи незалежной Украины с первого дня ее существования подвергались постоянной опасности. Как и положено уважающему себя государству, руководители Украины с самого первого дня независимости и принялись играть в войну – разрабатывать доктрины, формировать концепции и раздумывать над планами будущих войн.

Наиболее воинственным был первый президент Л.М. Кравчук. Принятая в годы его правления военная украинская доктрина представляла собою настоящий шедевр. Кравчук еще находился под влиянием эйфории от внезапно упавшей на голову президентской короны и обилия доставшихся ему воинских соединений бывшего СССР, а потому планы у него были соответствующие — этакий коктейль из Атлантического вала в Нормандии, линии Мажино и линии Маннергейма одновременно. Согласно кравчуковской доктрине, по всему периметру украинской державы строилась глухая оборона и колючая проволока, дабы никто (а в особенности москали) не смогли помешать пануванню у своей сторонке.

Через несколько лет и реформ выяснилось, что панувать особо не получается. Потому кравчуковская доктрина разом «устарела». Точнее, её и раньше никто особо не рвался выполнять, но в начале 2000-х годов стало очевидно даже обывателю – воевать с кем-либо украинская армия и ВМСУ способны только при помощи компьютерных симуляторов, да посредством командных баталий в игре Red Alert. Кроме того — потребовались скидки в цене на газ, какие-никакие инвестиции, возобновление дозированной дружбы народов в интересах дальнейшего поддержания жизнедеятельности самой незалежной Украины

Одним словом, концепцию пересмотрели. В новой военной доктрине Л.М. Кучмы, главной надежей и опорой украинской армии выступало НАТО, и Украина в первый раз попыталась в это самое НАТО устремиться. Однако дружить с Россией при таких раскладах было сложно, а потому через несколько месяцев слова о стремлении в альянс как-то из документов испарились.

Надо ли говорить, что едва взяв в руки президентскую булаву, В.А. Ющенко, объявил и новую военную доктрину, подразумевающую полное братание с натовцами.

[Spoiler (click to open)]

Эмблема ВМС Украины

Взявший у него реванш на выборах президент В.Ф. Янукович, хотя и пылал страстью к НАТО, однако, памятуя опыт предшественников, стремится туда весьма деликатно, чтобы ничего в документах не было зафиксировано, не забывая делать политесы и России.

Забегая вперед, скажем, что после прихода в 2014 году к власти в Киеве хунты, вопрос о деликатности отпал сам собой и П.А. Порошенко снова бросился в объятья НАТО куда с большей решимостью, чем все его предшественники.

Таким образом, на сегодняшний день, начиная с 1992 года, на Украине поменялось уже шесть военных доктрин. Нет сомнений, что эта доктринная чехарда продолжится и в дальнейшем, ибо это такая любимая украинская забава. Ну, а теперь вопрос, как вообще возможно при таком феерической смене доктрин не то, что строить, а даже поддерживать боеготовность ВМСУ? К какой войне и против кого готовиться, на кого нападать и от кого обороняться, учить ли своих моряков лихим морским баталиям или же, наоборот, учить, как получше затаиться в базах, прикрывшись минными полями? А потому украинские адмиралы нашли в данной запутанной ситуации единственно возможный выход — они перестали готовиться к любой войне вообще, а просто жили и не тужили, стараясь откусить от флотского пирога свой сладкий кусочек.

Журналист А. Маслов пишет: «В романе Джорджа Оруэлла «1984» есть специальное приложение про «новояз» – особый квази-язык, созданный тоталитарным режимом именно для обслуживания своей идеологии. Причем, созданный именно потому, что сама тоталитарная идеология абсурдна, лжива и полна противоречий. Так что «новояз» выступает как заслон здравому смыслу; на нем ничего «неправильного» просто и подумать нельзя – просто потому, что слов таких нет.  Однако фантазии Оруэлла – это именно фантазии, в реальности соорудить «новояз» не получится. И основания для такого оптимизма дают события… на Украине. То есть, именно там, где никогда в реальности не существовавший «украинский язык» выполняет функции «новояза», придуманного и внедряемого именно для обслуживания идеологии «украинства». А поскольку идеология эта сводится к нехитрому тезису насчет того, что «Украина – не Россия», то и «украинский язык» должен быть прежде всего нерусским. Таким, в котором не «победа», а «перемога»; не «измена», а «зрада»; не «самолёт», а «литак»; не «вертолёт», а «гвинтокрыл»; не «микроб», а «дрибноживець»…

До недавнего времени украинские «зрады» и «перемоги» столь иронических оттенков не имели и воспринимались русским ухом просто как иностранные слова – странные по звучанию, но и только. Однако лингвистическая истерия, связанная с «революцией гидности», очень быстро превратила слова укро-новояза во вполне употребляемые и в русском языке. Но только с особыми смысловыми оттенками. В частности, «перемога» из просто аналога «победы» превратилось в нечто похожее на победу пиррову. А «зрада» уже не банальная «измена», а результат собственного скудоумия, который срочно надо на кого-то свалить (желательно на москалей). При этом «свидомость», вместо «сознательности» счтавло синонимом идиотизма, а «щирый» вместо «искренний» стало обозначением хитрого дурака, «гидность» из «достоинства» обернулось «гнидностью». И ведь жаловаться щирым свидомитам не на что. Сами все придумали»

Наверное, мало кто знает, но в Львове в начале 90-х годов трудилась целая группа специалистов, сочинявших особый украинский военно-морской язык и переводивший на него «Корабельный устав» и другие документы. Разумеется, и из этого так же ничего путного не получилось. Если в природе не существовало никогда обычного технического украинского языка, то военно-технического, а тем более военно-морского технического и подавно.

Уже в 1992 году из Львова в Севастополь поступил пробный высокопатриотичный «Корабельный устав военно-морских сил Украины» на украинском языке. Вот тут-то и началось! Конечно, львовские филологи постарались от души и понапридумывали много такого, что и представить себе невозможно, но вот беда, выучить придуманное ими, а тем более применять в повседневной корабельной жизни было просто невозможно.

Один из экземпляров этого устава черноморцы переслали тогда нам в Главный Штаб ВМФ, и мы передавали его друг другу, смеясь до слез над безудержной фантазией никогда не видевших реальных кораблей львовских профессоров. Абсурдность этой затеей вскоре стала понятна и самым упертым националистам с погонами на плечах, ибо введение уставов, инструкций и технической документации на «мове» автоматически сразу же ставило крест на всей жизнедеятельности ВМСУ.

Современная корабельная техника и техническая документация столь сложны, что требуют для их обслуживания и понимания высочайшей профессиональной подготовки. Таких специалистов было в ВМСУ немного, причем, это были, как правило, русскоязычные перебежчики, не имевшие ни малейшего понятия обо всем многообразии украинской лингвистики.

К примеру, такая, достаточно сложная техническая команда, требующая от специалиста весьма квалифицированных действий: «Пускается обратимый преобразователь № 2. От обратимого отойти… Вышли на минимально контролируемый уровень мощности аппаратом… борта, начат разогрев». По-украински она будет выглядеть так: «Пускається оборотний перетворювач № 2. Від оборотного відійти… Вийшли на мінімально контрольований рівень потужності апаратом… борта, почато розігрівання.» Пока оператор будет соображать, что такое «потужность перетворювача», вполне можно заполучить серьезную аварию.

Помимо всего прочего, есть на флоте легендарные команды, которые звучат как песня, лаская слух настоящего морского волка. Даже через много лет после корабельной службы, услышав их, у старых моряков навертываются на глазах слезы. И есть от чего! Вы только послушайте, как звучит: «Медь драить, резину белить, барашки расходить и смазать!» Это же поэзия, а не команда! А теперь та же команда, но на «рідной мове»: «Мідь драїти, гуму білити, баранчики розхитати та змастити!» Почувствовали разницу! Тут уж ни о какой песне нет и речи, какие-то, то ли гумы, то ли гумусы, с розхитаченными да змаститенными баранчиками. Не команда, а бред собачий! Или вот еще из флотской классики: «Обмундирование чистить и починять, команде мыться в бане!» По-украински, это будет выглядеть так: «Обмундірвоаніє чистити та лагодити, команді митися в лазні!» Сравнили! Ну, не приспособлен украинский язык (сугубо деревенский по своей сути) к морской терминологии, да и к самой морской жизни. Хоть дословно переводи на украинский русские слова, хоть придумывай новые, все равно ни черта не получится, потому, как не дал бог Нептун своего благословления Украине на морской язык. Не дал! И никто из смертных изменить это решение не сможет.

Поэтому, что касается командных слов в ВМСУ, то никакого официального документа там нет до сих пор… Как говориться, каждый сам себе режиссер… Кто как переведет с русского, так и командует… Ну, а чтобы киевское начальство и львовская профессура остались довольны, построив на палубе личный состав, украинские офицеры, вначале, как можно громче, кричат:

«Шикуйсь! Струнко!», что в переводе с «мовы» означает: «Ровняйсь! Смирно!» После этого украинские военно-морские командиры уже со спокойной душой переходят на русский. Да и в повседневной жизни украинские моряки тоже обычно предпочитают именно русский язык, оставляя украинский для общения с киевскими начальниками и представителями прессы.

Интервью бедных украинских военоморов всегда выглядят очень смешно. Журналист задает вопрос по-украински. После этого следует томительная пауза — интервьюируемый мысленно переводит услышанное на русский, чтобы понять, о чем же его спрашивали, а потом, морща лоб, начинает сочинять ответ на украинском. И, только сочинив, медленно подбирая слова и периодически сбиваясь на русский, выдает ответ. Так всегда ведут себя люди, которые в повседневной практике пользуются другим языком, а не тем, на котором им задают вопросы. Отсюда и долгие паузы и мучительная мимика на лице. Ох, не легка ты, «державна мова»!

Еще в 1960-х годах у нас, севастопольских школьников, ходили анекдоты про «мову»:

- Как по-украински будет «дом»?

- Хата.

- А «брюки»?

- Штаны.

Весь юмор состоял в том, что хата и штаны – они и в русском языке имеются наравне с домами и брюками. Только смысловой оттенок имеют особый: если «хата», то непременно в деревне и под соломенной крышей, а если штаны, то плохо сшитые, мешковатые и без стрелок…

Ну, а как здесь не вспомнить классика русской литературы Ивана Тургеньева и его роман «Рудин», написанный в весьма неблизком от нас 1855 году: «Вот мы толковали о литературе, — продолжал он, — если б у меня были лишние деньги, я бы сейчас сделался малороссийским поэтом.

- Это что еще? хорош поэт!- возразила Дарья Михайловна, — разве вы знаете по-малороссийски?

- Нимало; да оно и не нужно.

- Как не нужно?

- Да так же, не нужно. Стоит только взять лист бумаги и написать наверху: «Дума»; потом начать так: «Гой, ты доля моя, доля!» или: «Седе казачино Наливайко на кургане!», а там: «По-пид горою, по-пид зелено’ю, грае, грае воропае, гоп! гоп!» или что-нибудь в этом роде. И дело в шляпе. Печатай и издавай. Малоросс прочтет, подопрет рукою щеку и непременно заплачет, — такая чувствительная душа!

- Помилуйте! — воскликнул Басистов. — Что вы это такое говорите? Это ни с чем не сообразно. Я жил в Малороссии, люблю ее и язык ее знаю… «грае, грае воропае» — совершенная бессмыслица.

- Может быть, а хохол все-таки заплачет. Вы говорите: язык… Да разве существует малороссийский язык? Я попросил раз одного хохла перевести следующую, первую попавшуюся мне фразу: «Грамматика есть искусство правильно читать и писать». Знаете, как он это перевел: «Храматыка е выскусьтво правыльно чытаты ы пысаты… » Что ж, это язык, по-вашему? самостоятельный язык? Да скорей, чем с этим согласиться, я готов позволить лучшего своего друга истолочь в ступе…»

К чему я это, а к тому, что придумывать искусственные слова типа «грае, грае воропае, гоп! гоп!» или «баранчики розхитати та змастити», а потом умиляться над ними — есть давняя малороссийская традиция.

Да и вообще в ВМСУ много было и остается забавного. Так, если в российском флоте, получив приказание, подчиненный отвечает командиру лихим и элегантным «Есть!», то в ВМСУ он ограничивается лишь одним протяжно-блеющим „Є!…”  Тут уже не только гуцульскими предгорьями веет, но и конкретным животноводством.

Вот такой он украинский флот, отдающий команды и говорящий на языке другой державы. Другого такого случая в истории мировых флотов я что-то не припомню… Ну, не химера ли это?

За все годы своего прозябания ВМСУ так и не стали настоящим флотом ни по боевой подготовке, ни по боевому духу, не по традициям. Вспомним, что если гимн Украины, это всего лишь калька с гимна Польши, то флаг военно-морских сил Украины – это калька с военно-морского флота кайзеровской Германии. Кто не верит, сравните эти флаги. Увы, но даже в этом Киев не создал ничего своего, как говорится, не хватило, ни ума, ни фантазии.



Флаг ВМС кайзеровской Германии                             Флаг ВМСУ самостийной Украины



Tags: ВМФ, Украина, уже история, украинизация, филология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments