kim373 (kim373) wrote,
kim373
kim373

Categories:

БОГ НЕПТУН НЕ ЛЮБИТ УКРАИНУ. Глава 1. Рождение химеры (2)

Б.Б.Кожин.Тот самый.

К большому огорчению патриотов история военно-морских сил у Украины началась не так, как бы им хотелось. Все дело в том, что история нынешнего украинского флота началась с весьма неприглядной страницы – с вооруженного захвата группой заговорщиков СКР-112 (сторожевого корабля № 122) и угоном его в Одессу.

Символично, что одним из инициаторов мятежа и угона корабля стал только что снятый с должности за пропажу (а на самом деле за торговлю) оружия капитан 2 ранга Н. Жибарев, объявивший себя жертвой «московских властей». Впоследствии он с гордостью вспоминал: «13 июля 1992 г. я был отстранен от должности начальника штаба соединения. Вместе с моими подчиненными офицерами В. Устименко, В. Горобцом, В. Зарембой, С. Настенко мы решили совершить необычный поступок, который бы приковал внимание к 17-й бригаде кораблей охраны водного района Крымской ВМБ, потому, что видели пассивность руководства Министерства обороны Украины. В этом положении, по мнению многих офицеров, если не принять решительных мер, то нас перебили бы, как перепелок. Утром 21 июля на встрече с офицерами и мичманами СКР-112 команда решила идти в Одессу под государственным флагом Украины».

Свой поступок мятежники, разумеется, объясняли благородными мотивами, в частности «невозможностью» дальнейшего прохождения службы в условиях постоянных «унижений» со стороны командования бригады и флота, неясностью вопроса раздела ЧФ и создания ВМС Украины. Насчет «невозможности» службы — это, разумеется, полный бред, как являются бредом и придуманные на пьяную голову «унижения».

На самом деле все обстояло намного проще. Снятые с должностей за пьянство и развал работы, попавшиеся с поличным воры и просто несостоявшиеся на службе офицеры, т.е. вся «пена» Черноморского флота, сразу же смекнула, что в мутной воде развала великой державы можно урвать и свой шмат сала, если во время переметнуться на украинскую сторону. Считалось, что те, кто перебегут на украинскую сторону получат и лучшие должности, может даже адмиральские. Ну как тут не наплевать на присягу и офицерскую честь! Увы, практически все перебежчики-изменники первой волны были вскоре вышиблены и из украинского флота. Пьяницы, воры и бездельники не нужны нигде.

Хронологию угона СКР-112 по крупицам восстановил известный севастопольский писатель-маринист капитан 1 ранга С. Горбачев в своей книге «Феномен адмирала Касатонова».

Хронология этих событий развивалась следующим образом. На 21 июля 1992 года была назначена плановая отработка СКР-112 в море. С целью приемки задачи на борт сторожевого корабля в 8 часов 15 минут прибыл начальник штаба 307-го дивизиона капитан 3 ранга С. Семенов, после чего корабль получил «добро» на выход в море.

[Spoiler (click to open)]



Сторожевой корабль СКР-112, который в июле 1992 года поднял украинский флаг

Едва корабль снялся с якоря и швартовых, на ходовой мостик поднялся заранее пробравшийся на корабль, снятый с должности Жигарев. Он объявил начальнику штаба дивизиона капитану 3 ранга Семенову и командиру корабля капитан-лейтенанту Настенко, что он, как старший в должности и по воинскому званию, принимает управление кораблем на себя. И начал выводить СКР на внешний рейд.

Капитан 3 ранга Семенов попытался вступить в управление кораблем, однако был избит (украинская сторона предпочитает выражение «был нейтрализован») заговорщиками. Этот акт роста украинского самосознания явили флагманский минер бригады капитан 3 ранга Шитиков, помощник командира дивизиона капитан-лейтенант Горобец, капитан-лейтенант Настенко, и капитан 2 ранга Жибарев.

На выходе из озера Донузлав, команда СКР-112 обнаружила, что за ними следуют малый десантный корабль на воздушной подушке (МДК-184) и малый противолодочный корабль (МПК-93). На СКР-112 началась паника. Мятежники были уже готовы сдаваться, как помог случай. Командир МДК-184, посчитав, что команда МПК-93 действует заодно с СКР-112, начал препятствовать ему выходить из озера. Выяснение ситуации заняло 15 минут, за которые мятежники смогли вырваться в открытое море, где спусти советский военно-морской флаг и подняли украинский.

В 8 часов 15 минут в штаб Черноморского флота поступил доклад: «Докладываю: 21 июля с. г. в 8 часов 56 минут командир сторожевого корабля Крымской военно-морской базы СКР-112 капитан-лейтенант Настенко под руководством бывшего начальника штаба бригады капитана 2 ранга Жибарева, вместо выполнения мероприятия по плану тренировки празднования Дня ВМФ, самовольно вышел из района базирования, поднял флаг Украины и, не отвечая на запросы и приказания штаба флота, убыл в порт Одессу».

В 9.25 начальник штаба Черноморского флота вице-адмирал Гуринов приказал подняться дежурным гидросамолетам БЕ-12 для контроля за действиями СКР-112 и установления с ним связи.

В 10.00 командующий военно-морскими силами Украины контр-адмирал Кожин позвонил вице-адмиралу Г. Гуринову и нагло заявил: «Если есть воля людей, то пусть корабль идет в Одессу». На что вице-адмирал вполне резонно заявил, что в случае необходимости он использует оружие.

В это время из радиообмена команда СКР-112 поняла, что начальник штаба дивизиона капитан 3 ранга С. Тушев, который находился на малом десантном корабле МДК-184, получил приказ при необходимости применить оружие. Последний, оценив положение и последствия своих действий, отдал приказ вести огонь из артиллерийской установки АК-230 не по кораблю, а впереди него. Было сделано 3-4 очереди прямо по курсу на дистанции 2 кабельтовых.

Через несколько минут Тушев вышел на связь с Жибаревым: «Получил приказ всеми способами остановить корабль и вернуть СКР-112 на базу». Жибарев дал ответ: «Я иду под флагом Украины в ее территориальных водах и следую в украинский порт Одесса. На провокации отвечать не буду, но готов себя защищать».

Прервав радиоэфир местного радио, Кожин обратился к севастопольцам со следующей речью: «Уважаемые севастопольцы! К Вам обращается командующий ВМС Украины контр-адмирал Б. Кожин. 20 минут назад мне стало известно о том, что экипаж сторожевого корабля СКР-112, который дислоцировался в Донузлаве, поднял Государственный флаг Украины, вышел в море и сейчас направляется в порт Одесса. Перед этим личный состав этого корабля во главе с командиром капитан-лейтенантом Сергеем Настенко принял военную присягу на верность народу Украины. Корабль в мирных целях вышел в море, поднял Государственный флаг Украины, проходит в её территориальных водах и направляется в порт Одесса. Когда я обратился к начальнику штаба Черноморского флота вице-адмиралу Гуринову с просьбой не противодействовать сторожевому кораблю СКР-112, то получил ответ, что по кораблю будет применено оружие, а это может привести к человеческим жертвам. В составе этого экипажа отбывают службу и представители города Севастополя, ваши дети и внуки. Поэтому, дорогие севастопольцы, не теряя времени, звоните по всем телефонам на командный пункт Черноморского флота и требуйте от его командования ни в коем случае не применять оружие против сторожевого корабля СКР-112. С прибытием в Одессу компетентной комиссии, ею будут оперативно и всесторонне изучены причины такого отчаянного шага экипажа, о чём вы будете своевременно проинформированы через все средства массовой информации». Обращение было открыто провокационным и говорило о том, что пиратский захват черноморского сторожевика был спланирован Украиной заранее.

Спустя час после того, как он должен был взлететь, БЕ-12 поднялся в воздух. Но тут же, на перехват ему с аэродрома Бельбек стартовал украинский истребитель.



Самолет-амфибия БЕ-12

У МДК-184 заканчивалось горючее, поэтому с командного пункта Черноморского флота он получил приказ: «Идти на таран». Учитывая то, что МДК шёл на расстоянии всего 15 метров от СКР-112, это было большой угрозой для СКР-112, потому ему приходилось раз за разом менять курс, чтобы избежать столкновения.

Около 13.00 после прохождения Тарханкутского маяка на МДК-184 закончилось горючее, о чём Тушев доложил оперативному дежурному ЧФ и получил разрешение на возвращение.

По Тарханкутом подошёл пограничный катер Украины и сопровождал СКР-112 в Одессу, однако он держался в стороне и оказывал только моральную поддержку.

В воздух были подняты два самолета ЧФ БЕ-12. С флотского командного пункта им поступила команда имитировать торпедные атаки на СКР-112. Видимо, почувствовав провокацию, командир звена самолетов попросил повторить команду при включенном магнитофоне. Повторной команды не поступило.

В это же время из Одессы на помощь СКР-112 вышли два украинских пограничных корабля (бортовые номера 632 и 626).

Из дальнейших радиопереговоров команда СКР-112 поняла, что командование ЧФ приказало вышедшим из Севастополю СКР «Разительный» и ракетному катеру РК-260 преследовать их.

Через 30 минут Жибарев увидел справа по борту ракетный катер. Он также пытался опасно маневрировать. Жибарев дал команду сыграть на корабле боевую тревогу. На боевые посты СКР-112 отдана команда: «Боезапас держать в готовности к подаче на орудия».

На дистанции 100 метров ракетный катер начал бросать швартовые концы, чтобы они намотались на винты СКР-112, что заставило последнего маневрировать.

Около 17.00 появился сторожевой корабль «Разительный», который перепутал корабли и вместо СКР-112 поначалу пошёл к МПК-93. Когда разобрались, то «Разительный» и МПК-93 взяли курс на СКР-112, чтобы тремя кораблями взять СКР-112 в тиски и остановить. «Разительный», приспустив правый якорь, начал опасное сближение с СКР-112 с целью тарана и высадки группы захвата, которая размещалась на баке, однако этот манёвр не удался.

Командир «Разительного» капитан 1 ранга Силин вышел на связь с СКР-112. Жибарев согласился провести переговоры. С командиром СКР-112 Настенко Жибарев договорился, что если через 30 минут не вернется или не выйдет на связь на УКВ, то ему следует продолжить двигаться в Одессу самостоятельно. Застопорили ход. СКР-112 передал требование, чтобы «Разительный» не приближался к СКР-112 ближе, чем на два кабельтовых. С «Разительного» за Жибаревым выслали шестивесельный ял. В ходе переговоров Жибарев объяснил Силину свою позицию. Последний готовился присягнуть Украине и не стал препятствовать Жибареву. Вскоре, когда в конфликт вмешались министр обороны Украины генерал-полковник К. Морозов и командующий Одесским военным округом генерал-лейтенант В. Радецкий, погоня и преследование СКР-112 были прекращены. К СКР-112 подошла помощь с Одессы в виде 2 ПСКР. В воздух поднят украинский истребитель СУ-27.

В 18.50 СКР-112 прибыл в Одессу и пришвартовался у пирса бригады пограничных кораблей Украины.

- Пресечь угон корабля не представляло особого труда, – комментировал впоследствии эту ситуацию адмирал Игорь Владимирович Касатонов. – Но нас остановили две причины. Первая заключалась в том, что подобные операции связаны с риском для жизни людей. А во-вторых, мы в очередной раз откликнулись на просьбу министра обороны Украины, которая состояла в том, чтобы решить этот конфликт переговорным путем.

- А ми йдемо, не змiнюючи курсу! — хвастались потом на украинском телевидении «змиюничи»-изменники присяги Жибарев и Настенко.

Ну, прямо настоящие герои, прямо запорожские «лыцари»! Увы, вскоре «лыцари» показали все, на что они способны.

Адмирал флота В.Н. Чернавин в своей книге «Флот в судьбе России», изданной в 1993 году вспоминал: «Контр-адмирал Кожин (еще один изменник присяге, переметнувшийся в 1991 году на Украину – В.Ш.), который поспешил прилететь в Одессу, сделал журналистам неприлично-вызывающее заявление о том, что в Одессу прибыл первый корабль ВМС Украины. На СКР-112 был выставлен пост комендантской службы. Местная пресса объявила капитан-лейтенанта Настенко национальным героем. Ну, а сами „герои“, празднуя свой подвиг, упились до такой степени, что один из офицеров упал за борт и утонул. Нечаянная жертва тщательно спланированной провокации. Несчастный сторожевой корабль  вот уже, который месяц стоит в Одессе. Корпус ржавеет, экипаж разлагается. Похоже, что флотоводец Кожин не знает, что с ним делать и куда его девать».

Подъём Государственного флага Украины и пиратский угон ко­рабля с места постоянного базирования грубо нарушал все соглашения между Украиной и Россией, осложнил и без того трудный процесс раздела Черноморского флота, явился нас­тоящей провокацией, могущей привести к непредсказуемым послед­ствиям. Как отметил командовавший тогда Черноморским флотом адмирал И.В. Касатонов, эта была откровенная провокация, устроенная по сценарию Министерства обороны Украины, причем на несколько порядков опаснее и значительнее всех предыдущих. По всем международным но­рмативно-правовым оценкам, несанкционированный выход кораблей в, море приравнивается к угону воздушного лайнера. По сути, это и был са­мый настоящий терроризм, причем государственного масштаба. Дан­ная операция-провокация была продумана заранее и  заранее готовилась. Об этом говорят мно­гие факты. И прежде всего то, что накануне выхода корабля из ба­зы для участия в военно-морском параде на борт сторожевика тай­ком проник капитан 2 ранга Жибарев, ранее отстраненный от дол­жности за утрату оружия.

Нельзя не отметить и то, что когда в воздух поднялся дежурный са­молет флота, чтобы сообщить кораблям преследования курс следо­вания угонщиков, ему, безоружному, на перехват вылетел суперсо­временный СУ-27 Одесского военного округа. В то же время мор­ские пограничники Украины никоим образом не отреагировали на просьбу командования флота задержать угонщиков корабля. И украинские авиаторы, и украинские пограничники были зара­нее поставлены в известность о предстоящей провокации. Кроме того, когда сторожевик прибыл в Одессу, по взаимной до­говоренности, на борт корабля для расследования случившегося поднялась группа офицеров Черноморского флота во главе с контр-адмиралом Цубиным. Но поработать ей не дали. Командующий Одесским военным округом генерал-лейтенант Радецкий отдал приказ прекратить любое расследование по данному факту. А офицер его штаба генерал-майор Ермаков сказал, что если контр-адмирал Цубин и офицеры, сопровождающие его, не покинут корабль, к ним будет применена физи­ческая сила. Вот тебе и братья-украинцы!

Факты есть факты, а потому совершенно очевидно, что если российский флот начинался со славных побед при Эланде, Гангуте и Гренгаме, то история украинский флота началась с откровенного пиратства. Ну, что ж у каждого свои традиции!

По всем международным нормам – это была самая настоящая пиратская акция со всеми вытекающими последствиями. Прибыв в Одессу, деморализованные мятежники устроили на корабле настоящую вакханалию и в считанные дни привели сторожевик в полную негодность. При этом они пьянствовали столь яростно, что один из офицеров умер, захлебнувшись в собственной блевотине. Вот такая героика…

После дележа Черноморского флота между Россией и Украиной СКР-112 окончательно вошёл в состав ВМС Украины. Позже СКР-112 был присвоен бортовой номер U-132.

Вообще логика присвоения  сторожевому кораблю  тактического номера германской подводной лодки временен Второй мировой войны мне не очень понятна. Судьба  немецкой U-132, под командованием обер-лейтенанта Э. Фогельсанга была недолгой и печальной. U-132 совершила 4 боевых похода, потопив восемь английских судов. 5 ноября 1942 года U-132 была потоплена в Северной Атлантике  в результате мощного взрыва, уничтожившего перевозившее боеприпасы английское судно «Хатимура», ставшее последней жертвой торпед U-132. Вместе с лодкой погиб и весь ее экипаж -  47 человек. Случай в военно-морской истории сам по себе уникальный -  погибающая жертва смогла все же уничтожить своего коварного убийцу. Может именно этот пикантный факт и привлек внимание украинских штабистов, присвоивших сторожевику столь неприглядный тактический номер. Если все было именно так, то в чем «фишка» присвоения сторожевому кораблю именно такого номера мне так и непонятно. Впрочем, о какой логике в рассуждениях и поступках первых офицеров украинского флота вообще можно говорить!

Сама же команда СКР обращалась к руководству ВМСУ утвердить для своего корабля новое имя — «Атаман Сидор Белый». Однако за какие-то два года украинизированная команда привела корабль в столь запущенное состояние и так разворовала материальную часть, что вернуть его в боевой строй было уже просто невозможно. Украинские националисты мечтали поставить его в Киеве на Днепре, как украинскую «Аврору», но и из этой бредовой затеи тоже ничего не получилось. Судьба СКР-112 была весьма печальной. Уже в августе 1993 года он был бесславно сдан на металлолом. Сам Носенко дослужился на Украине до контр-адмиральского звания, но так и остался для всех честных моряков предателем и изменником присяги.

Удивительно, но начало украинских ВМС как в зеркале отразилось в его бесславном конце – бегстве в Одессу единственного украинского фрегата «Гетьман Сагайдачный». С бегства в Одессу ВМС Украины начали свою историю и тем же бегством эту историю завершили.  История имеет свойство повторяться, вначале событие происходит в виде трагедии, а затем в виде фарса. В свое время трагедией был мятеж и побег в Одессу черноморского броненосца «Потемкин». Затем все повторилось в виде фарса с СКРом-112 и теперь уже в третий раз с побегом в ту же Одессу «Гетьмана Сагайдачного». Судьба «Потемкина» была, как известно печальной. Неприкаянный мятежный корабль, побродив неделю по Черному морю и получив прозвище «корабля-скитальца», затем сдался румынским властям. СКР-112 бесславно сгнил у причала и был продан на металлолом. Не надо быть провидцем, чтобы понять – судьба «Гетмана» будет столь же безрадостной.



Фрегат "Гетман Сагайдачный".


via

Tags: ВМФ, Украина, самостийность, уже история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments