kim373 (kim373) wrote,
kim373
kim373

Креаклы. Попытка второго издания интеллигенции.

Оригинал взят у pmn_2 в Креаклы. Попытка второго издания интеллигенции.

Начну с того, что интеллигенция - чисто российское изобретение. На Западе есть понятие "интеллектуал", на Востоке "мудрость и ученость", но ни там, ни там концепция образованного человека не содержит аналога российского интеллигента. Не смотря на то, что само слово "интеллигенция" - это фактические русификация латинского "intelligentia", впрочем, интеллигенции вовсе не означающего.
Возникло слово "интеллигенция" в нынешнем смысле где-то в середине 19 века. Изобрел ли его Боборыкин? Вряд ли. Изобретателя у этого слова скорее нет, т.е. их скорее множество. Как говаривал любимец советских детей Вовочка: "Как же так, жопа есть, а слова нет?" Так и тут, слово появилось, как только в нем возникла потребность, т.е. стало надо обозначить понятие.
Западные идеи начали проникать в Россию ещё во времена Петра I, но только к середине 19 века сформировалась в достаточном количестве и осознала себя страта людей образованных и нахватавшихся тех или иных западных идей. Образованность тут характерна ровно потому, что помимо тогдашнего образования, опиравшегося на западную науку и культуру, нахвататься западных идей в России было банально негде.
Собственно этот класс и объявил себя интеллигенцией, как писал Даль «разумной, образованной, умственно развитой частью жителей». Салтыков-Щедрин, интеллигентом себя не считавший, писал несколько иначе: «принадлежность к интеллигенции, как смехотворно называют у нас всякого не окончившего курс недоумка». Фактически интеллигенция сгруппировалась вокруг двух признаков: образованности и оппозиционности. И если образованность могла быть любой, хоть самопальной, хоть незаконченной, то оппозиционность должны была быть обязательной. Кстати, поганая интеллигентская привычка гадить в кормящую руку, врожденная. Интеллигенция изначально жила преимущественно за казенный счет.
Как и полагается любому претенденту во властители умов, интеллигенция бодро объявила себя носительницей истиной культуры. Когда в школьном курсе литературы 19 века вам читали про искусственность, ложность и неестественность дворянской морали, манер и культуры, это были не остатки большевицкого презрения к классовому врагу, оставшиеся от СССР, а агрессивная пропаганда интеллигенции конца 19 – начала 20 века, боровшейся с не принадлежащим к ней образованным классом.
К моменту революции, «прогрессивные» настроения в России настолько расплодились, что интеллигенция поглотила большую часть образованного класса, а сама изрядно расплылась и утратила радикализм. Если во времена становления интеллигенции её рисовали в виде бунтарей Чацкого, Базарова или ещё какого Рахметова, то к моменту революции эталонный интеллигент – это Чехов. Небогатый труженик интеллектуального фронта, в меру социалистичный, в меру демократичный, презирающий унтера Пришибеева, не понимающий буржуя Лопахина и жалеющий вишневый сад. Как остроумно заметил Ленин, «интеллигент не любит риска, он в меру красен, как редиска».
Революция и Гражданская Война окончательно утвердили статус интеллигенции. Единственно прогрессивным стал коммунизм, а те, кто не были в этом уверены, отправились за границу или на тот свет. Вся образованная часть советского народа как один стала разумной и прогрессивно настроенной. Интеллигенция стала просто синонимом образованного класса.
Так было до того момента, как ветер хрущевской оттепели ударил в мозги, вызвав в них вялотекущую шизофрению. Официальность и повседневность раздвоились, утратив вбитое Сталиным единство. И из образованного класса начала опять выделяться со своими кухонными дискуссиями интеллигенция в своём первоначальном смысле. В этот раз западничество и славянофильство моги слиться в трогательном интеллигентском экстазе, ибо могли быть одинаково оппозиционными коммунизму, т.е. власти.
Падение СССР, как не парадоксально, больнее всего ударило именно по столь ненавидевшей его интеллигенции. Она лишилась кормушки, социального статуса и смысла жизни. К счастью Путин вернул государство, а вместе с ним и смысл интеллигентского существования. Но поздно. Значительная часть так испугалась прошедших голодных лет, что утратила оппозиционность. Интеллигенция стала просто определением образованных и культурных людей, задвинув оппозиционность на второй план. Бумеранг извечной интеллигентской пропаганды собственной культурности и образованности вернулся обратно и поразил метателя.
Таким образом, интеллигенция, в её изначальном понимании, пусть и недообразованная, но нахватавшаяся прогрессивных западных идей и оппозиционная, потеряла собственный бренд. Но если есть жопа, должно быть и слово?! Надо же как-то обозначить столичного копирайтера, путающего Гегеля с Бебелем, а Бебеля с Бабелем, но при этом смотрящему в рот Вашингтону, светлому граду на холме, и ходящему на Болотную площадь? Причем обозначить так, чтобы он ощутил своё преимущество перед всеми этими жалкими врачами, учителями и прочими учеными, отнявшими у него былой бренд. Быть просто «блогером» - сетевым хомячком ему обидно. Вот тут-то термин «креативный класс» и появился. Само выражение в этот раз опять было просто позаимствовано с Запада. И пока что даже в своём исходном смысле. Также как в своё время метка «интеллигент» должна была демонстрировать преимущество носителя перед прочим ложно образованным и ложно культурным дворянством, так и метка «креативный класс» призвана показать преимущество дерзкого и прогрессивного собачьего парикмахера перед покорными бюджетниками.
Иными словами, мы переживаем попытку ребрендинга интеллигенции, её второго издания.
Вот как-то так.


Tags: не только лишь все
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments