kim373 (kim373) wrote,
kim373
kim373

БОГ НЕПТУН НЕ ЛЮБИТ УКРАИНУ. Глава 6. РАССТАВАНИЕ БЕЗ ПЕЧАЛИ (5)




Действия в Крыму «вежливых зеленых людей» даже на Западе никто не посмел назвать войной. Осады, захваты, подъемы флагов — все это, слава богу, в большинстве случаев походило на школьную «Зарницу». Яркий пример — видеоролик, который гуляет сейчас в Интернете. Его сняли украинские моряки тральщика «Черкассы», когда пытались «отчаянно вырваться» из Севастопольской бухты. Пока их тянет буксир «Ковель», члены экипажа на палубе в трусах весело делают физзарядку. Когда же обеспокоенные украинские журналисты дозвонились экипажу тральщика, моряки ответили (не слишком удрученно): «Все. Нас захватили. Ни один из членов экипажа не пострадал. Нас не били, все в порядке».

А потому говорить, что над украинскими моряками творилось некое насилие, не приходится. Они сами были счастливы, что меняют хозяина и с удовольствием наперегонки швыряли желто-блокитные флаги в весеннюю крымскую грязь. Назначенного министром обороны Украины адмирала И. Тенюха заместитель командира украинского батальона морской пехоты из Керчи в прямом эфире обвинил в предательстве и демонстративно покинул эфир. В ответ Тенюх лишь что-то невразумительное промычал… Интересно, что в итоге, оскорбленный замкомнадира батальона, написал два рапорта. Один — об увольнении из рядов украинской армии. И второй — о принятии его в ряды российской.

[Spoiler (click to open)]


Истинное отношение севастопольцев к ВМСУ лучше всего продемонстрировало их поведение в марте 2014 года. Именно севастопольцы, а не какие-то там «вежливые люди» блокировали штаб ВМСУ и другие береговые объекты укрофлота. Именно они изгоняли украинских военморов из служебных помещений. Заставить сделать это насильно гражданских людей просто невозможно! Согласитесь, что если бы ВМСУ были действительно любимы в Севастополе (как утверждала укропресса), то горожане, наоборот, встали бы живым щитом на защиту своих любимцев. Здесь же комментарии излишни.



Вот типичный севастопольский анекдот, образца 2014 года, характеризующий отношение горожан и к Украине и к ее флоту: Возвращается украинец из Севастополя домой, и жалуется другу:

- Микола, ти чув, як у Севастополі над нашою рідною мовою поглумилися?

- Ні, а як?

- У них головна площа міста називається: «Нах їм мова»!

Факт остается фактом, за все время крымских событий ВМСУ потеряла всего одного офицера, который  в полном беспамятстве от перепоя, попытался отобрать автомат у часового, после чего был тут же пристрелен. Ну, а как забыть первые интервью бывших украинских морпехов, которые чуть ли не со слезами на глазах откровенничали, что после принятия российской присяги их стали кормить так, как никогда до этого не кормили в еще недавно столь любимой Украине. Смотрел я на эти откровения и думал: то ли за шмат сала продались, то ли и вправду столь голодно жилось этим бедолагам в «незалежной»?


Уже известный нам идейный бандеровец капитан 1 ранга А. Киселев вынужден был с горечью констатировать: » Если посмотреть видеосюжеты событий, которые сохранились в электронных СМИ (имеются в виду события марта 2014 года в Севастополе — В.Ш.), то можно увидеть и бывшего боцмана с фрегата “Гетьман Сагайдачный” орущего на пл. Нахимова “Долой Украину!”, и офицеров штаба, блокирующих тот же штаб ВМСУ, и офицеров 8-го Управления (секретчики), которые разъезжали по городу с георгиевскими ленточками».

Перебежавших в Россию офицеров ВМСУ было так много, что их просто не знали куда девать, а потому на Черноморском флоте пришлось создать даже особое управление «по интеграции». Бывшие украинские моряки даже получили насмешливое прозвище — «интегрированные». Несколько месяцев назад я общался с некоторыми из «интегрированных», — не плохие, в принципе, ребята, только что слегка странноватые. Так, один из них с восторгом рассказал мне, что когда был отправлен в Петербург на учебу в военно-морскую академию, то узнал (!?), что у России есть не только один Черноморский флот, а еще целых три, причем, на этих флотах имеются и ракетные атомные крейсера, и атомные подводные ракетоносцы. Поэтому он теперь просто счастлив, что у него может сложиться хорошая карьера.

Поведали мне «интегрированные» и о том, что назначение последнего командующего ВМСУ С. Гайдука (того самого, которого нашли за печкой в старом трико) было большой ошибкой, т.к. он умом не блещет, зато отличается злопамятством и пакостностью. Именно поэтому часть офицеров, и не пожелала бежать с таким предводителем в сказочную Одессу, а предпочла сдаться на милость победителей. Что касается самого Гайдука, то, видимо, за успешное бегство из Севастополя он получил от хунты чин вице-адмирала, так сказать, для поднятия авторитета и престижа. Любопытны и награды нынешнего главного украинского флотоводца. Это, прежде всего, медаль «За военную службу Украине», выданная (оцените заслугу!) «за значительный личный вклад в социально-экономическое и культурное развитие Украины, и «Знак Почета», выданный «за значительный личный вклад в дело перестройки…» С этими украинцами никогда не поймешь, то ли они, таким образом, подкалывают друг друга, то ли на самом деле  у них отсутствует элементарное чувство юмора.

Киевским адмиралам, конечно, мечталось о героическом исходе ВМСУ из Крыма. Чтобы корабли и личный состав, преодолевая все трудности и лишения, проявили верность украинской присяге и любовь к украинскому флагу, вывели украинский флот в украинские порты. Пусть даже и не так! Пусть бы и корабли не вывели, зато гордые украинские офицеры с гордыми украинскими матросами затопили свои так и не сдавшиеся корабли, а потом в пеших колоннах, печатая шаг с речевкой «Слава Украине!», проследовали бы через Перекоп, где их бы уже встречали труженики майдана с ответным кличем «Героям слава!» Увы, ничего подобного не случилось. Как говориться, ну, не шмогла…

Бежали из Крыма лишь единицы, да и те, исключительно потому, что родом были с западных областей и там остались их родители или семьи. Бежали не из любви к Украине, а исключительно по семейным обстоятельствам. Мне скажут, а где факты? И я отвечу: их есть у меня!

По данным одесского издания «Думская», на конец апреля 2014 года российское гражданство получили более шести тысяч военнослужащих ВМС Украины, т.е. практически  почти 90% личного става ВМСУ. Все они ныне объявлены врагами Украины, на всех заведены уголовные дела, а фамилии предателей напечатаны в газетах. Шесть тысяч — это практически весь кадровый состав кораблей и частей ВМСУ, которые дислоцировались на Крымском полуострове. Среди них были и штабисты, и экипажи боевых кораблей, многие из которых до сих пор считались национальными героями. Что и говорить, практически весь офицерский состав украинского флота разом смачно плюнул в лицо своей «неньки» и, демонстративно повернувшись к ней задницей, передался в руки более успешного соседа. Прощу прощения у читателей за весьма немалый список имен и должностей, но, только ознакомившись с ним, вы сможете реально почувствовать степень самоуничтожения военно-морской идеи Украины.



На Балтике

А вот и далеко неполный список наиболее важных перебежчиков: командующий ВМС Украины контр-адмирал Березовский Д.В., начальник центра оперативного (боевого) обеспечения ВМСУ полковник Стешенко С.Н., командир отдельной бригады береговой обороны войск береговой и территориальной обороны ВМСУ полковник Стороженко С.И., командир Симферопольской отдельной береговой артиллерийской группы войск береговой и территориальной обороны ВМСУ полковник Козаченко Д.Г., командир отдельного полка связи капитан 1 ранга Кацай Д.А., командир отдельного батальона морской пехоты ВМСУ (Керчь) подполковник Саенко А.А., начальник центра радиоэлектронной разведки ВМСУ капитан 2 ранга Васин Е.Е., начальник центра навигации, гидрографии и гидрометеорологии ВМСУ капитан 1 ранга Касторов И. И., начальник центра обеспечения горючим ВМСУ подполковник Лысенко А.В.,  начальник базы вооружения ВМСУ 1-го разряда капитан 2 ранга Карпов Е.В., командир Севастопольской военно-морской базы капитан 2 ранга Римарь Р.А., командир бригады надводных кораблей ВМСУ капитан 2 ранга Звягинцев В.П., командир  дивизиона судов обеспечения ВМСУ капитан 2 ранга Кривко М.Ф., командир дивизиона судов обеспечения капитан-лейтенант Голубев В.А., командир дивизиона поисково-спасательных судов капитан 2 ранга Афанасенко Е.М., командир ракетно-технической базы ВМСУ капитан 2 ранга Кочерга А.Н., начальник контактного пункта с странами НАТО командования ВМСУ капитан 1 ранга Егоров А.П., начальник  учебно-тренировочного центра морских операций капитан 2 ранга Жук В.С., командир отдельного берегового ракетного дивизиона подполковник Симонов К.В., командир отдельного отряда борьбы с подводно-диверсионными силами и средствами капитан 3 ранга Швец О.В., начальник объединенного информационно-телекоммуникационного узла ВМСУ капитан 1 ранга Лекарев Д.В.,  начальник военно-морского колледжа старшинского состава ВМСУ капитан 1 ранга Шевченко Т.И., начальник учебного центра ВМСУ капитан 1 ранга Гончар Г.М., и даже начальник поликлиники ВМСУ полковник медицинской службы Гриненко А.В.

Не отстали от своих высших начальников практически все командиры кораблей ВМСУ и командиры береговых подразделений: капитан 3 ранга Палий Б.Л. — командир морского тральщика «Чернигов», капитан 3 ранга Журкин А.В., — командир ракетного корвета «Приднепровье», капитан 1 ранга Шагеев Р.М. — командир подводной лодки «Запоріжже» (уже назначенный командиром новейшей российской подводной лодки  «Великий Новгород» и, судя по интервью, безумно этим гордый и счастливый. Понять Шагеева можно, командовать новейшей подводной лодкой, это вам не прозябать на ржавой украинской лохани!)), капитан 2 ранга Клочан Д.В. — командир второго экипажа подводной лодки «Запоріжже «,  капитан 3 ранга Бареев А.М. — командир корабля управления «Донбасс», капитан 3 ранга Заугольников С.В. -  командир учебного корвета «Винница», капитан 3 ранга Сухарь Д.А. — командир ракетного катера «Прилуки», капитан 3 ранга Макеев С.В. — командир противолодочного корвета «Луцк», капитан 3 ранга Емельяненков Н.А. — командир противолодочного корвета «Тернополь» (тот самый «русский, который не сдается»), капитан 3 ранга Хромченков В.А. — командир СДК «Кировоград», старший лейтенант Зиновьев С.Е. — командир артиллерийского катера «Херсон», капитан 3 ранга Белый А.Г. — командир «протидиверсійного катера» «Феодосия»,  майор Тарасенко Н.А. — командир судна контроля физических полей «Северодонецк» и т.д., и т.д., и т.д.

Столь же массово перешли в российский флот и рядовые матросы, возможно, даже с большим воодушевлением, чем их начальники. Вот весьма красноречивый факт — матросы с подводной лодки «Запорожье», узнав, что их берут на российский флот, дружно и демонстративно побросали бескозырки ВМС Украины в воду. Их что, «вежливые люди» заставили это сделать? Нет! Это сделали они сами, без приказа свыше, по собственному, так сказать, почину. Можно ли представить, что подобное сделали бы матросы советского или российского ВМФ? Да они бы жизни отдали за родные бескозырки!

Вот признание украинского эксперта: «Список кораблей и судов ВМС Украины, над которыми на сегодняшний день поднялся российский флаг, шокирует. В составе нашего военного флота осталось 10 кораблей, катеров и судов обеспечения. Оккупантам мы сдали 51. ВМС Украины практически уничтожены. Это и ранее был скорее бессистемный набор кораблей, доставшихся нам от раздела Черноморского флота СССР, нежели полноценный военный флот. Сейчас мы не имеем и этого. Но с точки зрения патриота хуже то, что наши корабли достались оккупантам. Ведь ВМС мы можем возродить, имея серьезные кораблестроительные мощности (плюс можно рассчитывать на поставку военно-морской техники с Запада — по бросовым ценам или вообще в качестве военно-технической помощи). Но как получилось, что мы столь серьезно «усилили» врага? И возникает вопрос: почему в наших ВМС не нашлось ни одного экипажа, повторившего судьбу крейсера «Варяг»? Почему экипажи не затапливали свои корабли, чтобы они не достались противнику? Неужели не нашлось патриотов? С точки зрения эмоций вопрос понятный. С точки зрения логики – сомнительный…»

Не зная, куда девать буквально упавшее с небо добро, 22 октября 2014 года совет министров Крыма своим решением закрепил за министерствами и ведомствами региона часть военных кораблей, входивших ранее в состав ВМС Украины: «Это списанные корабли, которые, возможно, будут использоваться в качестве музеев, — сказал глава республики Сергей Аксенов. — Они состояли во флоте Украины, если я не ошибаюсь. Техника вся старая, непригодная для боевых действий». Министерству культуры республики отошел пограничный сторожевой корабль «Тарантул». Предполагается, что на нем будет открыт музей и его пришвартуют в «Артеке». Министерству промышленной политики Крыма достался катер «Катран». Минтранс сможет пользоваться сторожевым катером «Калкан», двумя обычными катерами и круизной моторной яхтой (проект «Галион-280″). Четыре бывших военных катера, в том числе два патрульных, закреплены за республиканским комитетом по рыболовству, два достались государственному Черноморскому центру подводных исследований. В собственность санатория «Украина» кроме одного катера перешли два гидроцикла и две моторные лодки.

О том, как живут и служат сегодня бывшие военнослужащие ВМСУ, «интегрированные» в Черноморский флот России из статьи российского журналиста Д. Стешина: «Внешне 126-я отдельная бригада береговой обороны в Перевальном почти не изменилась с весны… Теперь в части все ходят в новомодной «цифре», старый камуфляж «дубок» исчез из оборота. Закрылась часовня — батюшка, который в марте руководил здесь «украинскими» пикетами, давно уже уехал на Большую землю. Иногда мелькает по телевизору: участвует в люстрациях чиновников, помогает им залезать в мусорные баки. Наконец, появляется моложавый подполковник, замкомандира по воспитательной работе Валерий Бойко. Лицо его смутно знакомо. Говорю ему, что виделись весной. Показываю на бетонированную пулеметную ячейку:

— Мальчишка с пулеметом прыгнул в нее, когда увидел «вежливых», начал ленту заправлять, а его кто-то из офицеров за шиворот вытащил!

Подполковник смеется:

— Это я его вытащил! И не было у него ленты, не выдавали патронов. Так, затвором дергал просто. А в остальном парень молодец, действовал по уставу.

— Сильно уставы отличаются — украинский и российский?

— Никак почти не отличаются, такое впечатление, что украинцы не стали мудрить и просто переписали российский. Все отличия от прошлого начинаются сразу за КПП — в части кипит стройка. Переход бригады под другие знамена, или, как деликатно говорят в Крыму, «интеграция», произошел мгновенно. Валерий Бойко с гордостью показывает на новенькое, на вид здание казармы:

— Сколько себя помню, тут крыша текла, и ничего с ней не могли сделать. Нужны были специалисты-кровельщики, а где же их взять было, когда средств не выделяли?

Сейчас на территории части строится столовая на тысячу человек. Вон, видите, перестраиваются шесть общежитий и две казармы. В перспективе будет жилой комплекс из восьми домов для офицеров, их семей и контрактников. Школа заложена на 400 детишек, детский сад — на 250.

Стройка на территории части началась, чуть ли не через неделю после начала интеграции. В те же дни здесь появились целые две комиссии федеральной миграционной службы. Первые российские паспорта военные получили раньше, чем члены крымского правительства. Хотя сторонники «единой Украины» обещали сослуживцам долгие мытарства по российским бюрократам.

Спешка была оправданной — на Украине началось массовое возбуждение уголовных дел по статье «измена Родине». Хотя именно крымские военные пытались еще в феврале заступиться за законную власть. Подполковник говорит, что 99% офицеров и контрактников не приняли и осудили майдан:

— Когда началось на майдане насилие над «Беркутом», когда в этот процесс вмешались представители других государств, возникли некоторые эмоции… Командир бригады провел общее собрание, мы предложили законному президенту реализовать конституционные права.

— И что вам ответили?

— Ничего не ответили. Турчинов тогда возглавлял минобороны Украины, и было оно занято подготовкой к Международному женскому дню. Тогда мы стали сами решать свою судьбу.

— Много сослуживцев ушло на Украину?

— Процентов 20 от списочного состава части на 16 марта, 131 человек. У кого-то вся родня осталась на материке. Люди боялись, что будут сложности с пересечением границы — так оно и вышло. Разные были обстоятельства, но расстались достойно — заказали автобусы, сопровождение, договорились с таможней, чтобы людей не мучили на границе. Каждый сделал свой выбор добровольно.

Уже к лету бригада получила новую форму, несколько раз — денежное довольствие, которое в среднем оказалось, раз так в пять выше, чем в украинской армии.

«Учения на бумаге», которыми славились 20 лет незалежности, превратились в реальные, полевые. К декабрю все офицеры части успели пройти переподготовку в учебных центрах России. Побывали на маневрах под Ростовом, танкисты выезжали даже под Владимир — в учебный центр. Мы бродим по парку техники — я хорошо помню, что здесь стояло весной. Что-то невообразимое, вросшее в землю. Особенно бросалась в глаза краска на броне, выгоревшая до желтизны. Один из офицеров, теперь командующий разведкой в бригаде, просит его не снимать и не записывать, но с глазу на глаз охотно рассказывает о прошлой жизни и нынешней:

— Вы не поверите, чтобы устроить стрельбы на полигоне, бензин покупали за свой счет — оцепление развезти. В Житомир, помню, ездил на завод за ремкомплектами для бронетехники. В чемодане — водка и деньги. Ночью через забор дядя Вася мне коробку с ЗИПами передавал, а я ехал в часть и чинил.

А этим летом нам новые «КамАЗы» пришли — 2013 года, их механики чуть ли не целовали! Потом пришли Т-72 на платформах. Мы в них залезаем, а они сразу заводятся! Мы не знали, что так бывает…

Проходим мимо шеренги облезлых БМП. Провожатые объясняют: «Это наследство, ждет списания». За забором парка техники слышны команды, звякает железо — тренируются минометные расчеты. Спрашиваю начальника артиллерии бригады, подполковника Гриценко:

— Были сомнения весной?

— Не было. И не жалею. То, что происходит на Украине, мы видели. Мое место с этой стороны.

И на бригадном полигоне мне говорили почти-то же самое, только разными словами: «Мы рады, что не пришлось стрелять в собственный народ», «А я не собирался выполнять приказы фашистов».

Матрос-контрактник по фамилии Ющенко чем-то зацепил взгляд. Наверное, возрастом — под 30 лет. И судьба у воина оказалась нехарактерной. На контракте он с августа. По специальности — экономист. Был абсолютно гражданским человеком. Отец — украинец, мать — русская, сам — коренной крымчанин:

— После событий на майдане испугался сильно за свою семью. Когда Крым присоединился, был очень рад, посчитал, что мы вернулись на нашу историческую Родину. Но тревога все равно была. Видел, что происходит в Новороссии. И я решил стать военным, чтобы была возможность защитить и семью, и свою землю.

— Тяжело было штатскому человеку стать военным?

— Это был осознанный выбор, поэтому перетерплю и привыкну.

Еще год назад в Черноморское высшее военно-морское ордена Красной Звезды училище имени Нахимова поступили всего 23 человека.

Флот — дорогая игрушка для сильных государств. Украине все последние годы хватало сил лишь на консервацию имеющихся «коробок» и на обновление личного состава. Учебу заменили идеологией. Офицеры училища рассказывали — вывезли, чуть ли не грузовик специальных книжек в «жовто-блакитных» обложках.

В марте мальчишки-курсанты с ножками от табуреток готовились защищать свое училище, пока не поняли, что в Киеве про них просто забыли и их «перемога» никому не нужна. И они никому не нужны. Поэтому для начала курсантов досыта покормили… Просто привезли им грузовик нормальных продуктов со склада Черноморского флота. Почему-то именно этот факт вспоминали в разговорах со мной все, кто остался здесь доучиваться.

Анатолий Белецкий проучился «в Украине» полтора года… Родители остались на Украине, сам он учится здесь и, когда сможет попасть в родной дом, не знает. Тема для разговора просто мучительная, это чувствуется. Говорит, что, когда первый раз получил новое денежное довольствие, был просто в шоке. Вместе с доплатой за физическую подготовку получилось 17 тысяч рублей.

— А раньше сколько было?

— 208 гривен (650 рублей).

Анатолий говорит, что учиться стало сложнее — техника в российском флоте, мягко говоря, другого поколения. Он выпустится офицером, специалистом по ракетному вооружению надводных кораблей. Может быть, поедет на Север, на Балтику, или на Дальний Восток. Смеется: «Флотов у России много». А может быть, останется в Крыму.

— Мне Крым не чужой. У меня здесь дед воевал, на Сапун-горе, командиром стрелковой роты.

С Дмитрием Макаровым, замом по воспитательной работе, мы стоим в огромном зале столовой. Зал помпезный, в стиле «сталинский ампир», чуть меньше футбольного поля:

— Здесь скатерти на столах и нормальные столовые приборы только весной появились, — с гордостью говорит капитан 2 ранга Макаров. — Никакой перловки, которую от черпака не отдерешь. Шведский стол. Кормим ребят пять раз в день. Салаты, соки в тетрапаках, первых блюд — четыре вида на выбор. Отъелись, чуть ли не за неделю.

— А что стало с теми, кто уехал на Украину?

— В Одессе полы все лето мели в училище. Я без шуток. Курсанты переписываются, общаются. Недавно выпустили 30 лейтенантов, по обязательствам перед Украиной обещали их доучить и слово сдержали. Но они не поехали на Украину, сейчас в Петербурге доучиваются — догоняют программу по стандартам российского высшего военного образования.

Мы меряем шагами территорию училища. Провожатый показывает мне куски, которые были проданы под коттеджную застройку киевскими военными. Место удивительное — почти центр Севастополя, мыс — с двух сторон море. Говорит, что большая часть зданий идет под снос. Училище строили после войны, грубо говоря — из того, что было. Сохранят только исторический облик фасадов, это важно. Это — корни и традиции.

— Курсантов при Украине как-то обрабатывали идеологически?

— Очень сильно. Им запрещали говорить по-русски, был такой период. До Ющенко было спокойно, но после первого майдана началась украинизация. До этого на русском команды подавали, на украинском — кому как вздумается.

— А сейчас?

— Сейчас ребята даже удивляются — а вы, почему нам никакой политики не даете? А я так думаю, они сами во всем разберутся. Большинство уже разобрались».

Уверен, что и многие годы спустя историки будут ломать голову над вопросом, почему из тысяч и тысяч украинских моряков, практически ни один не проявил до конца верности украинской присяге и украинскому флагу? Почему все они с радостью и наперегонки помчались на флот другой страны? Где искать истоки столь небывалой масштабной измены? В несовершенстве ли воинского воспитания, в убогости ли службы, в кадровых ли ошибках, наконец, в самом украинском менталитете?

***

Ну, а как восприняли на Украине массовую измену офицеров флота? Как мы уже говорили, на всех перебежчиков были заведены уголовные дела (так, что работы у украинских прокуроров непочатый край!) и имена предателей украинской морской идеи опубликованы в прессе. Кстати, один из таких перебежчиков, потерял бдительность и отправился на материковую Украину, навестить родственников. Там сразу же теми же родственниками был выдан СБУ, его тут же арестовали и сейчас бедолага ждет суда. Срок ему светит весьма немалый и за измену, и за дезертирство.

Но не все же время горевать, надо же когда-то и повеселиться, а потому, выступая в Одессе на торжественном собрании по случаю дня флота Украины, командующий ВМСУ С. Гайдук подчеркнул, что «2014 год навсегда

изменил жизнь государства, флота и каждого из нас… В марте флаг военно-морских сил стал символом сопротивления и единения украинского народа».

Молодец С. Гайдук, хорошо сказал, с чувством, от души! Но, как и с кем в реальности он собирался организовывать совместную боевую подготовку фрегата, речного тральщика и сторожевого катера, с наполовину разбежавшимися экипажами? Это, примерно, то же самое, что попытаться объединить в единый оркестр полковой барабан, арфу и полицейский свисток. Впрочем, украинские моряки еще и не такие невыполнимые задачи решали, ведь, несмотря на то, что почти весь флот поднял Андреевский флаги, а 90 % офицеров изменили присяге «флаг военно-морских сил стал символом сопротивления и единения украинского народа». Ну, что тут еще можно сказать…

Стремительное развитие событий начала 2014 года, фашизация Украины, возвращение Севастополя и Крыма в состав Российской Федерации не составили для ВМСУ и последнего шанса на выживание. Один за другим украинские корабли спустили свои прокайзеровские флаги и подняли флаги Андреевские. Тот факт, что из восемнадцати тысяч украинских военнослужащих, служивших в Крыму, (а львиную долю из них составляли офицеры и матросы ВМСУ) лишь три тысячи заявили о своем желании продолжить службу на материковой Украине, явилось ударом для киевских властей. Хотя этот факт — вполне закономерный итог всей истории украинского флота.

Чего, например, стоили сообщения, как на заблокированных силами севастопольской самообороны кораблях украинские моряки гордо пели «Врагу не сдается наш гордый «Варяг» и истерично вопили: «Русские не сдаются!» Да, русские на самом деле не сдаются, так как служат своему русскому Отечеству и русскому флагу, а героический «Варяг», как известно, никакого отношения к показной храбрости украинских военных моряков не имеет, так как это песня о русском корабле под русским флагом, но никак не об украинском: «Мы перед врагом не спустили гордый Андреевский флаг…» Показательно, но у украинских моряков не нашлось своего примера для подражания, чем пример русского крейсера «Варяг». Показательно и то, что никто из украинских моряков даже не подумал крикнуть: «Украинцы не сдаются!» И это понятно, потому что, как раз украинцы, и сдаются, и перебегают из одного стана в другой везде и всегда. Неплохо это получается сегодня у украинских моряков.

Разумеется, что после мартовских событий в Крыму в Киеве спешно стали искать стрелочника, который виновен в том, что украинский флот остался в Севастополе и Донузлаве. Первым, разумеется, поднял шум, тот, кто и был в числе главных виновников — адмирал И. Тенюх. По словам Тенюха, именно из-за приказа Ильина корабли вовремя не покинули свои базы в Крыму и не ушли в другие украинские порты. В ответ Ильин назвал утверждения экс-министра гнусной ложью и попыткой переложить ответственность с больной головы на здоровую. При этом «здоровая  голова» — это, разумеется, сам Ильин, а «больная голова» — его оппонент Тенюх. Из оправданий Ю. Ильина: «27 февраля был назначен адмирал Тенюх. И вместо того, чтобы заслушать меня, доложить руководству страны рекомендации, которые были выработаны по стабилизации ситуации, фактически, изолировал меня и устранил от управления вооруженными силами».

Из сообщений украинской прессы: «Бывший и.о. министра обороны Украины Игорь Тенюх утверждает, что именно по команде бывшего начальника Генштаба – главнокомандующего ВСУ Юрия Ильина украинские корабли были возвращены в Крым, об этом Тенюх сообщил во время выступления на съезде партии «Свобода». Тенюх отметил, что ему очень часто задают вопрос, почему не были выведены украинские корабли из Крыма, когда началось обострение ситуации. По его словам, за день до его назначения, «когда уже была начата аннексия Крыма, командование, которое находилось полностью под влиянием ЧФ РФ, все же вывело корабли, но корабли вывело и завело потому, что бывший начальник Генштаба Ильин дал команду эти корабли вернуть на базу». Тенюх также сказал, что «когда корабли зашли на базу, то сразу же были заблокированы оккупантами».

Почти одновременно выступил и вице-адмирал Ю. Ильин, который зеркально обвинил в предательском оставлении кораблей в Крыму… Тенюха. Короче, украинские адмиралы насмерть переругались, а вопрос, кто, когда и что из них приказывал, так и остался открытым.

via



Tags: Бог Нептун не любит Украину, Крымская весна
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments