Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Главный

Бузина как зеркало украинской бесполезности

Сегодня Олесю Бузине исполнилось бы 52 года. Ровно семь лет назад в летний, но не такой жаркий, как сегодня, а приятный прохладный вечер мы сидели с ним в небольшом итальянском ресторанчике в Мещанском районе Москвы и беседовали. Беседовали, разумеется о ситуации на Украине

Мы не были друзьями. У нас были разные вкусы, темпераменты, различались и наши политические взгляды. Мы просто поддерживали хорошие отношения, иногда встречались, в основном случайно, в компаниях. По-моему, за десять лет знакомства по предварительной договорённости встретились два раза. Это был третий, и последний.

Первый час беседы, до того как Олесь сказал «а у меня сегодня день рождения», я убеждал его уехать, говорил, что промедление с эмиграцией опасно для жизни. Олесь же отвечал: «Это вы человек имперского сознания, и я всегда считал, что ваше место в Москве. А я малоросс, казак, мне надо быть там. Что они мне сделают? Я ведь тоже люблю Украину».

Collapse )

Главный

Найн. Русиш.

Свою страну всякий русский ругает на чем свет стоит. У власти воры и мерзавцы, растащили все, что можно, верить некому, дороги ужасные, закона нет, будущего нет, сплошь окаянные дни, мертвые души, только в Волгу броситься с утеса! Сам проклинаю, слов не жалею. Но едва при мне иностранец или — хуже того — соотечественник, давно живущий не здесь, начнет про мою страну гадости говорить — тут я зверею как пьяный Есенин. Тут я готов прямо в морду. С размаху.

Недавно был в Берлине. Вечером зашел в бар, не в «Элефант», как Штирлиц, но чем-то похожий. Сижу пью кофе. А у стойки три молодых и очень пьяных немца. Один все время что-то громко вскрикивал и порядком мне надоел. Я допил кофе, поднялся.

Когда проходил мимо стойки, молодой горлопан чуть задержал меня, похлопал по плечу, как бы приглашая участвовать в их веселье. Я усмехнулся и покачал головой. Парень спросил: «Дойч?» («Немец?»). Я ответил: «Найн. Русиш». Парень вдруг притих и чуть ли не вжал голову в плечи.

Я удалился. Не скрою, с торжествующей улыбкой: был доволен произведенным эффектом. Русиш, ага.
Collapse )
воин

Яркая метафора Путина описала положение США и их вассалов

Владимир Путин использовал в своем послании яркие литературные образы – и речь идет прежде всего об упоминании героев знаменитой «Книги джунглей» Редьярда Киплинга

Кого имел в виду глава государства, употребив метафору про Шерхана и шакала Табаки, который подвывает, «чтобы задобрить своего суверена»?

21 апреля Владимир Путин обратился с посланием к Федеральному собранию. На первый взгляд, эксперты-международники должны были быть разочарованы: президент мало внимания уделил внешней политике, говорил в основном про коронавирус да про социалку. Никаких громких международных заявлений.

Collapse )
Главный

Константин Крылов - Сглаз



Старые вещи обычно производят лучшее впечатление, чем они того заслуживают. Их скрашивает долгое неупотребление. Кинжал, которым выпускали кишки, — теперь «игрушкой золотой он блещет на стене», вызывая завистливые вздохи коллекционера: ну как же, старая работа, рукоять, резьба, вещь. В то время как если бы на кинжал посмотрел бы непосредственный пользователь, то сказал бы: ну да, ну ножик, массивный, плохая сталь, для боя не годится, а вот резать горло связанным пленникам в энном количестве — это как раз, для того и делан. И назвается этот нож «серборез».

Но ценители на это не смотрят. Их в основном интересует эстетика: а как будет смотреться эта железка вон на той стенке. И они совершенно правы — значение есть употребление, и теперь это не кинжал, а игрушка золотая. Да и зарезать им никого нельзя, ибо туп.

Но бывает и наоборот: со временем вещь становится опаснее, именно из-за внешней безобидности. В бабушкином сундуке лежит склянка с белым порошочком от крысок. В папином ящичке — ржавая бритва. Порошочек, разлагаясь, делается всё ядовитее. А лезвие, проржавев, при попытке им побриться сулит порез и заражение крови

Так что всегда полезно помнить простую мудрость Алисы из Страны Чудес: если долго держать в руках раскаленную докрасна кочергу, то можно обжечься; если очень долго резать палец ножом, из пальца в конце концов пойдет кровь, а если выпить слишком много из бутылки, на которой нарисованы череп и кости, то почти наверняка рано или поздно почувствуешь недомогание.

То же самое относится и к разного рода «явлениям духа». Любители литературы вообще и русской в частности тоже склонны забывать о самом простом: зачем были писаны те книжки, которыми они лакомятся.

Collapse )

укроп

Иосиф Бродский — На независимость Украины

Дорогой Карл Двенадцатый, сражение под Полтавой,
слава Богу, проиграно. Как говорил картавый,
время покажет — кузькину мать, руины,
кости посмертной радости с привкусом Украины.

То не зелено-квитный, траченый изотопом,
— жовто-блакитный реет над Конотопом,
скроенный из холста: знать, припасла Канада —
даром, что без креста: но хохлам не надо.

Гой ты, рушник-карбованец, семечки в потной жмене!
Не нам, кацапам, их обвинять в измене.
Сами под образами семьдесят лет в Рязани
с залитыми глазами жили, как при Тарзане.

Скажем им, звонкой матерью паузы метя, строго:
скатерТью вам, хохлы, и рушником дорога.
Ступайте от нас в жупане, не говоря в мундире,
по адресу на три буквы на все четыре

стороны. Пусть теперь в мазанке хором Гансы
с ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы.
Как в петлю лезть, так сообща, сук выбирая в чаще,
а курицу из борща грызть в одиночку слаще?

Прощевайте, хохлы! Пожили вместе, хватит.
Плюнуть, что ли, в Днипро: может, он вспять покатит,
брезгуя гордо нами, как скорый, битком набитый
отвернутыми углами и вековой обидой.

Не поминайте лихом! Вашего неба, хлеба
нам — подавись мы жмыхом и потолком — не треба.
Нечего портить кровь, рвать на груди одежду.
Кончилась, знать, любовь, коли была промежду.

Что ковыряться зря в рваных корнях глаголом!
Вас родила земля: грунт, чернозем с подзолом.
Полно качать права, шить нам одно, другое.
Эта земля не дает вам, кавунам, покоя.

Ой-да левада-степь, краля, баштан, вареник.
Больше, поди, теряли: больше людей, чем денег.
Как-нибудь перебьемся. А что до слезы из глаза,
Нет на нее указа ждать до другого раза.

С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи!
Только когда придет и вам помирать, бугаи,
будете вы хрипеть, царапая край матраса,
строчки из Александра, а не брехню Тараса.

1991
___________________________

via

Главный

Польский аристократ за штурвалом «Наутилуса», или Подлинная история капитана Немо. Ч.2

Начало Ч.1

Битва с издателем

Кирк Дуглас (Нед Лэнд) и Петер Лорре (Консель) в фильме Ричарда Флейшера «20 000 лье под водой» (1954). Фото: Hulton Archive / Getty Images

Кирк Дуглас (Нед Лэнд) и Петер Лорре (Консель) в фильме Ричарда Флейшера «20 000 лье под водой» (1954). Фото: Hulton Archive / Getty Images

И быть бы капитану Немо не индусом, а поляком, если бы не издатель Жюля Верна Пьер-Жюль Этцель, который сразу воспринял замысел писателя в штыки.

Идея сделать капитана Немо польским повстанцем крайне не понравилась осторожному, дипломатичному и меркантильному Этцелю. Он рассудил, что издать роман, главный герой которого, мятежник-поляк, топит российские фрегаты — значит навсегда потерять внушительный русский книжный рынок. В России книгу могли бы просто запретить, как запретили при Николае I роман Александра Дюма «Учитель фехтования» за изображение восстания декабристов и явное сочувствие к бунтовщикам. Если бы русская цензура не пропустила «20 тысяч лье под водой», запрет наверняка распространился бы и на другие книги Жюля Верна, а с учетом его большой популярности у русских читателей это означало бы для издателя колоссальные убытки.

Но дело было не только в деньгах. Этцель не без оснований полагал, что издание такой книги серьезно осложнило бы дипломатические отношения Франции и России. Ведь русский император Александр II соблюдал нейтралитет в отношении войн, которые вел Наполеон III, а Франция постепенно искала пути сближения с Россией, опасаясь усиления Германии. Не стоит полагать, что издатель Жюля Верна переоценивал свое влияние на развитие дипломатических отношений: издательств в Европе в то время было намного меньше, чем сейчас, а издательский дом Этцеля был одним из крупнейших, так что на карту было поставлено слишком многое. Рисковать Этцелю очень не хотелось.

Collapse )
Главный

Польский аристократ за штурвалом «Наутилуса», или Подлинная история капитана Немо. Ч.1


Всякий, кому посчастливилось читать в детстве романы Жюля Верна «20 тысяч лье под водой» и «Таинственный остров», помнит, что герой этих увлекательных книг — таинственный капитан Немо — был индийским принцем, боровшимся с британскими колонизаторами. Но откуда в романах великого писателя-фантаста взялись польские аллюзии? Игорь Белов рассказывает подлинную историю легендарного капитана «Наутилуса», вспоминая о его польском «происхождении» и удивительных приключениях в мире польской культуры.

Collapse )
Главный

Нелитературные приключения капитана Немо

Есть книги, которые все слышали, но мало кто читал, например «Дон Кихот» Сервантеса, а есть книги, которые читали все (ну или почти все). К таким, несомненно, относится роман Жюль Верна «20 тысяч лье под водой», прошедший путь от смелой научной фантастики, до обыденности подводных атомоходов.

Нелитературные приключения капитана Немо. Жюль Верн, Капитан Немо, Михаил Строгов, Даниэль Клугер, Длиннопост

Collapse )